На одном семинаре

К Лапин| опубликовано в номере №575, Май 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Вот они сидят на стульях вдоль стены, все в ряд, как правило, авторы первых книг, рассказов, очерков, люди разных возрастов и профессий, собравшиеся на один из семинаров прозы второго Всесоюзного совещания молодых писателей. Здесь Любовь Кабо - преподаватель литературы в старших классах московской школы, автор талантливого романа «За Днестром», и Виталий Петльованый - офицер Советской Армии, написавший на украинском языке роман об Отечественной войне «Хотинцы», Виктор Лавринайтис - читинский лесник - объездчик, выпустивший в областном издательстве книгу рассказов «Лесники», и Фёдор Эйнбаум - эстонский журналист, автор повести «В курортном городе», пограничники Мартьянов и Ардашов, написавшие первые рассказы и очерки о трудной и опасной своей службе.

Кто с робостью новичка, кто с восторгом, кто с любопытством, смотрят они на руководителей семинара, таких мастеров прозы, как Илья Эренбург, Константин Паустовский, Александр Бек, которых они доселе знали лишь по книгам да портретам, на Виталия Закруткина, автора «Пловучей станицы», получившего в этом году Сталинскую премию.

С каким - то радостным подъёмом, в атмосфере общей взволнованности проходит обсуждение повести Ф. Эйнбаума «В курортном городе». Произведение это, по общему признанию руководителей семинара и его участников, - радостное явление в нашей - литературе. Константин Паустовский поздравляет присутствующих с приходом в советскую литературу нового мастера.

Фёдор Эйнбаум рассказывает о себе, о своей почти двадцатилетней работе в газете. Страдая от последствий контузии, полученной во время ленинградской блокады (он и сейчас плохо слышит и вынужден слушать выступающих, придерживая ладонь щитком возле уха), Эйнбаум жил после войны в эстонском курортном городке Пярну. Работая уездным корреспондентом газеты «Советская Эстония», он собрал интересный материал для книги очерков о прибалтийском курорте. Писал эту книгу он, по собственному признанию, с большим волнением, стараясь обобщить все те явления, которые сам наблюдал и слышал.

По мнению всех выступавших на обсуждении, автор блистательно справился с этой задачей. Через семью старого эстонского рабочего Хендрика Томингаса, потерявшего в годы буржуазного режима своего единственного сына Хейно, писатель сумел показать судьбу трудолюбивого эстонского народа, возродившегося к жизни лишь в годы советской власти.

Александр Бек начинает разбор повести.

Соглашаясь с Оренбургом, отмечавшим, что герои повести запоминаются, как живые люди, чего нельзя сказать о многих действующих лицах ряда произведений других молодых авторов, А. Бек подробно разбирает, с помощью каких средств и приёмов добился автор этого. Он всецело присоединяется к тем выступавшим, которые отмечают точный, насыщенный, содержательный язык Эйнбаума, его «литую фразу», в которой нельзя переставить даже запятую, как выразился Паустовский.

... Внимательно слушают молодые писатели разбор, и видно по лицам их, что они понимают серьёзность этого большого, глубокого разговора об ответственности автора за каждое слово, фразу, запятую. Это наука на будущее, это подлинная школа мастерства, которую прошли мастера

прозы. А когда между руководителями семинара возникает жаркий принципиальный спор на тему, что такое талант и можно ли его развить, лица сидящих загораются, они боятся пропустить хотя бы одно слово. Не в таких ли спорах рождаются истины, необходимые молодым писателям?!

Касаясь некоторых моментов статьи Ильи Оренбурга, напечатанной недавно в «Литературной газете», Бек возражает против недооценки автором статьи важности собирания писателем материала, знакомства с непосредственной действительностью. Он рассказывает, как помогли ему изучение натуры, встречи с живыми героями при создании повести «Волоколамское шоссе». Эренбург энергично протестует против упрощённого толкования его

мыслей. Писатель, по его мнению, должен жить интенсивной жизнью, учиться у жизни до последних дней своих, как можно глубже познавать людей и мир. Он возражает лишь против изучения жизни только методами специальных «творческих командировок», ибо у писателя вся жизнь - творчество. Жадный интерес к жизни - это великое свойство писателя; леность, отъединение от жизни - это проклятие для него. Различны методы работы, - их столько, сколько писателей, - но главная задача каждого писателя одна: показ живого человека.

Подчёркивая достоинства поэтичной, взволнованной, честной книги Эйнбаума, жизненность её героев, Эренбург говорит и о том, что кое - где поэтичность переходит в манерность, стилизацию, отчего появляется ласковый, несколько сентиментальный тон. Не верит он в жизненность образа шведа - владельца курорта: слишком уж он утрирован автором как злодей. Эренбург отмечает также некоторые мелкие стилистические погрешности, например, два неудачно стоящих рядом эпитета: «плавный, стремительный вальс».

Уровень выступлений и активность выступающих на семинаре очень высоки. Почти каждая фраза и положение вызывают встречные оценки. То и дело произносятся имена Чехова, Толстого, Тургенева, Горького.

Виталий Закруткин отмечает слабый, схематичный показ в повести коммунистов, в частности, бледен, по его мнению, образ парторга Каласа,

который должен одухотворять остальных героев книги своей идеей, своей борьбой за новое, своим примером. Скучно, слабее других сцен написано партийное собрание. А ведь эта сцена венчает всё происходящее в повести, она могла бы стать центральным моментом книги, через который была бы яснее дорога героев в светлое, коммунистическое завтра!

В заключение Фёдор Эйнбаум благодарит выступавших за товарищескую, высококвалифицированную, глубокую критику. Он согласен со всеми замечаниями, кроме некоторых мелочей. Критика эта поможет ему при выпуске книги отдельным изданием, а также поможет в работе над начатой им новой повестью об эстонских стахановцах - новаторах производства.

Много полезного узнали, большую творческую зарядку получили молодые писатели на семинарах. И писатели старшего поколения довольны: их подхватила молодая творческая волна, они сами полны новых замыслов и идей.

Новые книги, пьесы, стихи будут созданы после совещания.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте  о судьбе старшего сына Сталина Якова, о жизни и творчестве Даниила Хармса, о выдающемся  русском ученом Владимире Петровиче Демихове, об особняке в Ховрино, чрезвычайно похожем знаменитый игорный дворец в Монте-Карло, беседу  с солисткой музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Дарьей Тереховой, новый детектив Наталии Солдатовой «Химера» и многое другое.



Виджет Архива Смены