Мы завоевываем Крайний Север

Бор Громов| опубликовано в номере №172, Ноябрь 1930
  • В закладки
  • Вставить в блог

22 июля в 3 часа дня в сорокакратную цейсовскую пушку (бинокль) капитан увидел неясные пятна далекой Земли Франца Иосифа. Врезаясь стальным тараном в трехметровый лед, «Седов» спешил к бухте Ти - ход, где мы в прошлом году оставили на зимовку семерых смельчаков. Вскоре из - за поворота, купаясь в ярких лучах арктического солнца, тихо заполоскался подхваченный свежим ветерком, алый флаг советской радиостанции. Внизу у флагштока уже можно было разглядеть крошечные точки фигурок. Навстречу им с палубы «Седова» грянул приветственный залп.

Мы в бухте Тихой. С берега скользнула в воду и понеслась к ледоколу маленькая лодочка. По узкому штормтрапу на палубу ловко вскарабкался начальник Земли Франца - Иосифа - Илляшевич. Его не узнаешь. Широкая окладистая борода, успевшая отрасти за зимовку, совершенно изменила лицо.

- Ну, как зимовали, все ли благополучно? - наперебой несутся вопросы.

- Все великолепно, зимовка прошла блестяще, все здоровы, даже пополнели и чувствуют себя изумительно. Жили дружно, крепкой семьей, а потому и результаты работы весьма основательные.

Со следующего дня мы приступили к выгрузке бесчисленного количества припасов, обмундирования для новых зимовщиков. Круглые сутки в несколько смен работали матросы, перевозя продукты, тяжелые ящики с консервами, пеммиканом - специальным концентрированным питанием для людей и ездовых собак - на широких морских карбасах. И пока шенкурские плотники сколачивали новый дом радиостанции, мы отправились на ледоколе в большой рейс для обследования архипелага Земли Франца - Иосифа.

В то время, что обычно принято называть утром, ибо в это время года в Арктике круглые сутки день, мы прибыли к мысу Флора. Какой - то шутник или бесконечный оптимист присвоил этому дикому, угрюмому, неприветливому кусочку земли такое нежное праздничное название. Огромная отвесная стена выветренных базальтовых гор, скудная растительность, в виде бесконечного количества мхов, лишаев и тощей травки, холодные русла гигантских глетчеров и камни, камни, небрежно разбросанные повсюду в хаотическом беспорядке. У самых облаков на обрывистых выступах скал - птичий базар. Круглые сутки там несмолкаемые споры, домашние скандалы, дикий многоголосый стон миллионов пернатых обитателей. Птицы совершенно не боятся людей. Стройные чайки или белогрудые кайры позволяли руками снимать себя с прилепившегося к отвесу гнезда или дерзко утащить неоперившегося желторотого пушистого птенчика.

Осмотрев мыс Флора, мы на следующий день подошли к острову Альджер, где в 1901 г. зимовала богатейшая американская экспедиция Болдуина. В этой экспедиции принимало участие 45 американцев и норвежцев, а также 6 остяков. Она располагала 420 собаками, доставленными из Сибири, 15 сибирскими пони и свыше 60 саней. Эта экспедиция, которая ставила себе целью достижение северного полюса, несмотря на богатейшее снаряжение, никакого научного, ни даже спортивного успеха не имела. Поход к северному полюсу не состоялся из - за раздоров между американскими и норвежскими участниками экспедиции.

Невдалеке от берега, среди разбросанных проржавевших предметов домашней утвари, мы обнаружили занесенный снежным сугробом низенький досчатый дом с несколькими разбитыми окнами. На стенах сохранились обрывки электропроводов. На совершенно разрушенном крыльце в разбитых ящиках рассыпано несколько десятков килограммов потерявшего вкус и запах промокшего кофе. Едва вступив на берег, мы сразу обратили внимание на совершенно свежие следы человека, бродившего здесь еще в этом году. Видимо на острове кто - то безобразно хозяйничал, безответственно распоряжался предметами, имеющими большую историческую ценность. В отдалении, близ склона высокой горы, расположен остов магнитной будки, сооруженной из крупных рулонов толя, скрепленных вместо балок шлюпочными веслами. Несколько мотков прекрасно сохранившегося толя кто - то недавно пытался увезти, ибо на оттаявшей земле видны свежие следы, оставленные толем во время перекатки его к берегу. В стороне жалко торчит скелет разрушенного склада провианта, где обнаружили разбитые, растасканные ящики с пеммиканом. Содержимое нескольких не подмокших ящиков прекрасно сохранилось, несмотря на 29 - летнее пребывание в диких морозах, сыром влажном воздухе, и до сих пор еще съедобно.

«Разграбленные неизвестными лицами остатки экспедиции, - заявил проф. Шмидт, - представляющие огромную историческую ценность, диктуют необходимость СССР как хозяину Земли Франца - Иосифа усугубить меры к охране редчайших памятников первых завоевателей Арктики».

Чрезвычайно интересно, что неделю спустя уже на берегу Новой земли мы нашли еще один исторический документ этой же американской экспедиции Болдуина - маленький пробковый буек, густо оплетенный проволочной сеткой. Когда мы отвинтили пробку, то внутри обнаружили узенькую полую металлическую трубочку, а в ней вымокшие напечатанные на машинке записки на норвежском и английском языках. С трудом разобрав напечатанное, вот что мы там прочли:

«Ближайшему американскому консулу. Срочно требуется доставка угля. Яхта «Америка» в открытой воде в проливе Абердар с 8 июня. Работа этого года успешна - огромный склад доставлен на Зелю Рудольфа на санях в течение марта - апреля - мая. Собраны коллекции для Национального музея, обеспечен отчет и зарисовки хижины Нансена, превосходное фото, кинокартины и т. д. Осталось 5 пони и 150 собак. Нуждаюсь в сене, рыбе и 30 санях. Должен вернуться в начале августа, не добившись успеха, но и не побежденный. Все здоровы. 12 - е донесение. Буй № 164, 80 град. 21 мин. север, широты, 56 град. 40 мин. восточной долготы, лагерь Цидлера, Земля Франца - Иосифа. Главная полевая квартира болдуин - цидлеровской полярной экспедиции. 23 июня 1902 г.». Внизу собственноручная подпись Болдуина и далее - «корпус связи САСШ». Наверху приписано и подчеркнуто карандашом: «Спешите с углем». Таким образом мы нашли своеобразную «спешную» почту, путешествовавшую целых 29 лет. Солидный путь совершил этот крошечный памятник о неудачной миллионерской авантюре и безуспешном рекорде достижения северного полюса.

Закончив научно - исследовательскую работу, «Седов» вернулся в бухту Тихую. Уже с борта можно было видеть невдалеке от главного дома на пригорке законченное свежее строеньице радиостанции, сарай для коров, небольшую оранжерею, где будут произведены первые опыты тепличного выращивания растений и овощей на этих широтах. Только одни сутки простоял «Седов» в бухте Тихой. Надо было спешить к Новой Земле, куда из Архангельска уже вышел ледокол «Сибиряков» с грузом угля и свежих продуктов для нашей экспедиции. Нам еще предстоит долгий и тяжелый путь в совершенно неизведанные края, где никогда не бывало ни одного судна в мире, где климат и земля до сих пор являются тайной для человека. Перед нами стоит вторая ответственная задача - пробраться к берегам Северной Земли и оставить там 4 колонистов под руководством опытного полярника, 3 года зимовавшего на острове Врангеля, - Ушакова.

В последний раз окидываем залитую солнцем бухту Тихую, сияющую всеми цветами радуги, красавицу сказу «Рубини POK»,

блестящие русла гигантов - глетчеров, крошечные домишки самой северной в мире радиостанции. Крепко жмем руки новой смене - 11 молодым энтузиастам, остающимся на зимовку, желаем им успеха, здоровья и энергии в выполнении большого научного поручения - исследовать, изучить и полностью овладеть далеким кусочком Союза.

Их одиннадцать: молодой талантливый ученый географ, член партии - начальник станции Иван Маркелович Иванов, участвовавший в знаменитом походе Красина на поисках Нобиле; доктор Кутляев, поставивший себе задачу - изучить влияние полярной ночи на изменение крови человека, задачу, которую никто до него не разрешил; старый полярник, зимовавший 4 года в Арктике, - радист Иойлев; гигант механик, бывший шофер Ворошилова - Плосконосое; гидролог Мухин; опытный полярник с многолетним стажем - метеоролог Голубенков; участник прошлогоднего похода «Седова» повар Постное; служитель Данилов и два промышленника - зверобоя, взятых нами с Новой Земли - Кузнецов и Хатанзейский, и среди них женщина - жена начальника станции, научный работник - геолог Рябцева - Демме. Эта первая женщина на Земле Франца Иосифа. Это о ней на прощальном вечере сказал Шмидт, что особенно за ее работой будет следить весь мир, ибо большевики делают первый опыт, оставляя на тяжелую полярную зимовку женщину. Среднего роста с маленькими косичками на плечах, в кожаной куртке и грубых сапогах, с черными пытливыми точками глаз, она своим общим видом производит впечатление человека решительного.

Мы покинули берега Земли Франца Иосифа. Залпами выстрелов, протяжными щемящими сердце гудками распрощались мы с бухтой Тихой, домишками и дорогими друзьями.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 7-м номере читайте о трагической судьбе царевича Алексея, о жизни и творчестве  писателя, чьи произведения нам всем знакомы с детства – Евгения Шварца, о Рузском музее – старейшем  в Подмосковье, покровителях супружеской жизни святых Петре и Февронии, о единственной и несравненной королеве Марго, окончание детектива Наталии Солдатовой «Химера» и много другое.



Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое

в этом номере

Художники пролетариата

Творчество Фреда Эллиса