Мы

Н Погодин| опубликовано в номере №471, Январь 1947
  • В закладки
  • Вставить в блог

По счёту времени мы вступили в тридцатый год жизни советского государства, и 1947 год будет отмечен исторической датой - 1917 - 1947, вмещающей целые эпохи великих дел, поистине невиданных в истории.

Меня, как человека, занимающегося наблюдением живых людских судеб, всегда неизменно восхищает то, что родилось и выросло на моих глазах.

Нет, не моё, более раннее, поколение приковывает моё внимание, а эти молодые люди, чьи биографии сложились уже в сталинскую эпоху. В этом, конечно, нет и тени чего - то исключительного, мне одному принадлежащего. Наоборот, сама жизнь искусства нашего направляет и подталкивает нас поближе к людям и делам, ещё никогда до нас не воплощённым в художественные образы, типы и характеры.

Новый человек...

Если бы он, советский, новый человек, дал миру только одно «чудо Сталинграда», то и тогда бы он вошёл в века в образе великом, героическом, достойном священной памяти. И надо заметить, что из - за боязни дать истинное представление людям об истинных причинах немеркнущих военных дел советского народа, во многих случаях наши победы, начиная с битвы под Москвой, освещались за рубежом как цепь чудес.

Ну, чудеса так чудеса... В конце концов, человек, читающий про эти чудеса, может и призадуматься:

- Что за народ, что за страна, где собралось столько чудес?

Он может вдруг припомнить, что и выполнение нашей первой пятилетки тоже называлось чудом... И, наконец, совсем недавно один английский корреспондент писал о том, что всё, что за год сделано у нас в Донбассе, опять - таки можно назвать лишь чудом.

А это, между прочим, и красиво и не требует большой работы мысли.

Чудо - и точка.

И мы сами подчас сбиваемся на легковесный тон «чудесного», когда видим потрясающие явления нашей действительности и, таким образом, как бы забываем, что за удивительным и ослепляющим сиянием этих новых явлений стоят, как правило, обыкновенные и простые советские люди. А эти люди в подавляющем большинстве своём не любят чудес и не хотят, чтобы их принимали за наивных чудаков, которые, сами того не ведая, вдруг взяли и совершили на удивление всем немыслимое чудо.

Чепуха!

Существует тайна подвига. Есть в нашем человеке потрясающая сила вдохновения, пламенный порыв, безмерное упорство. Это сокровенно, как любовь. Любовь не объясняют. Но подвиг, как сама любовь, возникает в реальной, даже очень будничной жизни...

Как всё это, кстати сказать, хорошо описано в романе «Молодая гвардия»!

Да, будни... Что, например, такое табельщица на работе? Это, пожалуй, очень скучно и не сулит никаких порывов... Но наш общественный уклад вдруг подымает и несёт простую табельщицу на гребне волны большого, нового и замечательного движения. Почин.

В этом простом понятии, понятии чисто народном, уходящем корнями в века нашей истории, в этом слове «почин» таится громадная сила бесконечной жизнеспособности и беспрестанного движения вперёд советского государства. Внешне почин неромантичен и часто ничего особенного собой не представляет. Одна табельщица, Галина Сергиенко, взяла да и перешла на производство. Бездумный человек прямо так и бухнет: «Подумаешь!»

Однако наша жизнь оценивает вещи с иных высот, до которых вульгарному уму или серой бездумности трудно подняться. И почин Сергиенко, как знамя, подхватывают сотни и тысячи девушек и юношей страны. Когда Алексей Стаханов - совсем ещё молодой человек в те годы - спускался ночью в свою шахту, то он, конечно, мог и не знать, как поразительно откликнется жизнь на его почин. Но вот что важно, вот что составляет искру, самую глубокую суть почина - сознательное, умное, государственное целеустремление. Один иностранец говорил:

- Знаете, что у вас больше всего поражает меня, старого индивидуалиста? У вас не говорят: «Я это сделал». У вас говорят: «Мы это сделали».

Для вас в этом наблюдении старого индивидуалиста ничего столь поразительного нет, тем не менее, иногда полезно подумать и объяснить самому себе, почему, в самом деле, мы так привыкли говорить, откуда взялась эта давнишняя привычка.

И вот без всяких литературных отступлений, сами собой возникают дорогие и неизменно молодые, далёкие уже воспоминания. А между тем какие же они далёкие, если мы только подходим к празднику своего тридцатилетия?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Читайте в 6-м номере об   одной из самых красивых русских императриц, о жизни и творчестве Иоганна Штрауса, о поэте из блистательной плеяды  Серебряного века Вадие Шершневиче, об удивительной судьбе Александры Николаевны Таливеровой, жены известного художника Валерия Якоби,  о княгине Вере Оболенской,  сражавшейся в рядах французского Сопротивления,     о деятельности Центральной клинической больницы Святителя Алексия митрополита Московского, Иронический детектив Дарьи Булатниковой «Охота на «Елену Прекрасную» и многое другое.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Победители

Три беседы с молодыми стахановцами