Мотоцикл в облаках

Олег Тарасов| опубликовано в номере №1371, Июль 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

У каждого спортивного рекорда своя история. Но каждый рекорд – это своеобразный подвиг спортсмена, переступившего грань привычного и возможного, передвинувшего предел силы и воли человека до нового, иногда поразительного рубежа...

Большинство рекордов фиксируется вполне определенно – метрами, секундами, очками. Но есть спортивные достижения, несравнимые друг с другом и представляющие, помимо спортивного, еще и практический, научный интерес. Именно к таким достижениям можно отнести лыжный поход к Северному полюсу экспедиции «Комсомольской правды», полярную экспедицию «Советской России», дерзкие плавания в океанах научной группы Тура Хейердала, бросок через антарктический материк на мотонартах. В этом своеобразном ряду особое место занимают рекорды советских мотоальпинистов, о которых и пойдет рассказ…

Ветер свистит на одной пронзительной властной ноте, не делая пауз, не меняя тона. Выматывающий душу свист. Наверно, только так, резко и тревожно, может звучать воздух на высоте четыре тысячи метров над уровнем моря, в царстве ледяной горной тишины...

Мутноватая пелена облаков наметилась в холодной ясности дня, но пока ничто не мешает видеть четкую, словно на глянцевой картинке, цепочку вершин Главного Кавказского хребта – строгих великанов, вонзивших в голубизну свои граненые ледяные шапки. Географию бы изучать по этой гигантской горной азбуке! Уллу-тау-чан, Джан Туган, Шхельда, Ушба, Донгуз-Орун... Закрой глаза, вслушайся в эти странные имена, и пахнет вдруг музыкой ветра и камня, гулким, как эхо, говором древних горцев... А Эльбрус – вот он, совсем рядом, всего в нескольких километрах, если шагать по тропе, протоптанной от верхней станции фуникулера к Приюту одиннадцати – основной базе эльбрусских альпинистов.

Не раз по тропе, где я теперь стою, спускали альпинистов – неудачников восхождения. Кого-то подвел ледоруб. Кто-то пошел без страховки и оступился. Гора не простила ошибку. Но негасима в людях тяга к покорению вершин. Потому что человек, штурмуя горы, прежде всего штурмует самого себя. И ничто так не укрепляет волю, как смелый и благородный риск, ибо в нем скрыта вечно манящая тайна: кто сильнее – стихия или человек?..

...Об этом событии писали газеты всего мира. Советский спортсмен и инженер Алексей Берберашвили покорил на мотоцикле Эльбрус! Сообщение получило шумный, но и противоречивый отклик. По существу, родился и впервые громко заявил о себе новый вид спорта – мотоальпинизм.

По следу Берберашвили пошли люди. Мотоальпинизм получил широкое распространение у нас в стране и за рубежом. Американцы штурмовали Кордильеры. Англичанам и мотоциклисту из Найроби удалось прорваться к снежной шапке Килиманджаро. Японские спортсмены въехали на Фудзияму. Итальянцы покорили прибрежные Альпы. Испанцы осмелились начать восхождение на мотоциклах к третьему полюсу планеты – Эвересту и достигли высоты пять тысяч метров. Наконец, советский мотогонщик Ц. Гиоев взлетел на вторую вершину Кавказа – Казбек.

Мотоальпинизм развивался, нисколько не ущемляя прав альпинизма, более того, приобретал все новых союзников из числа ученых, инженеров, хозяйственников, которые успешно применили транспортные средства и опыт мотоальпинистов для освоения труднодоступных высокогорных районов.

...Мы сидим в небольшой уютной комнате. заставленной полками с деловыми бумагами, – рабочем кабинете Алексея Павловича Берберашвили, заместителя директора высокогорного геофизического института, раскинувшего свои корпуса в центре Нальчика, столицы Кабардино-Балкарской АССР. Этот коренастый, гибкий и быстрый в движениях человек, как и подобает жителю гор, полон молодости и здоровья, хотя за его плечами почти пятьдесят лет жизни, и голова бела, словно снежная шапка Эльбруса. Берберашвили не только покорил эту вершину на мотоцикле, но и надолго связал с ней свою судьбу, мотоальпинизм стал для него полем смелых научных экспериментов с высокогорной техникой.

Его отец был автоинженером, одним из первых советских испытателей высокогорной техники. Еще мальчишкой, путешествуя с отцом в машине по горам, Алексей узнал трудную крутизну кавказских дорог, гололед и камнепады, лавины и внезапные удушья, когда от недостатка кислорода темнеет в глазах и безнадежно глохнут моторы. Именно тогда он впервые понял: техника в горах исправно служит только тем, у кого умелые руки и смелое сердце.

А к мотоспорту его приобщил старший брат. Вместе они выступали на всесоюзных чемпионатах, получили звания мастеров спорта, Алексей стал чемпионом России, призером чемпионата СССР и участником международных автомоторалли. Его увлечение техникой вскоре получило своеобразное выражение: он выступал на мотоцикле в цирке, потом взялся за конструирование портативных мотоциклов, один из которых даже получил приз на международной выставке в Нью-Йорке.

Придя работать в высокогорный институт, Берберашвили впервые поднялся на Эльбрус. Поднялся, как обычный турист, – пешком, с рюкзаком на спине. Но по пути он смотрел, прикидывал, рассчитывал: можно ли пройти тем же маршрутом на мотоцикле? Даже не дождавшись окончания этого похода, не дойдя вместе с группой до главной базы альпинистов – Приюта одиннадцати, он принял решение штурмовать Эльбрус. И спустился вниз, возвратился в Нальчик посоветоваться с товарищами по автомотоклубу. Его идею поддержали, помогли подготовить технику к трудному восхождению. Один из самых опытных гонщиков. Анатолий Гугуев, решил сопровождать Алексея на своем мотоцикле.

...Через несколько дней Берберашвили и Гугуев штурмовали эльбрусский склон. В рекордный срок, без остановок поднялись они до Приюта. Была побеждена высота 4200 метров.

После этого, по существу, пробного восхождения он взялся за совершенствование своей машины. К вершине мог пробиться только специальный мотоцикл, оснащенный особыми шинами для езды по льду и двигателем, который мог бы выдержать высотное «кислородное голодание»

Помогли специалисты института ВНИИМОТОПРОМ. прославленный советский гонщик Геннадий Кадыров, друзья из ЦСКА. В 1965 году Берберашвили взбирается на мотоцикле до седловины между «рогами» Эльбруса. Есть высота 5300 метров! До главной вершины оставалось всего 330 метров. Но каких метров! Голый обледенелый склон с крутизной до 55 градусов, свистящий ветер, жесточайший мороз. Продолжать путь в одиночку было равносильно самоубийству.

На подготовку ушел год. В августе 1966 года на базе собралась группа. обеспечивающая рекордное восхождение, – инженер обсерватории Александр Гутиев. спасатель Борис Джапуев, радист Иван Суима. Хроника этого штурма полна драматизма и риска. В полном тумане Берберашвили начал подъем на снежный купол. Облака мешали видеть трещины, но помогали в другом: не позволяли ощутить адскую крутизну склона. Мысль, только бы не захлебнулся двигатель, не оставляла его. В самые трудные моменты выручали товарищи. Но на вершину он влетел на полной скорости. Эльбрус взят! Высота 5683 метра! Здесь Алексей и оставил горячий мотоцикл – молчаливый стальной документ, подтверждающий покорение...

– На мотоцикле к вершинам больше не хожу. Годы не те. В мотоальпинизм пришли молодые, сильные парни. Теперь слово за ними... – так закончил он свой рассказ.

Да, штурм горных гигантов теперь продолжают другие – новое поколение мотоальпинистов. Совсем недавно рекорд высоты установил испанец Марио Ладо, достиг 6800 метров. Но, чтобы подняться еще выше, нужна принципиально новая техника, отличная от машин первопроходцев, исправно действующая в сильно разреженном воздухе, одолевающая любые кручи. Конструкторы сейчас работают над созданием таких моделей.

Впрочем, первые образцы таких мотовездеходов уже действуют. И вот что удивительно: родились они не где-то в других странах, не в заводских цехах, а в маленькой домашней мастерской одного из поселков у подножия Эльбруса Построили их молодые изобретатели и спортсмены братья Карякины.

Старший, Геннадий, – чемпион Кавказа по мотокроссу, токарь-расточник высшей квалификации, рационализатор, имеющий несколько авторских свидетельств на изобретения. Станислав – ведущий конструктор одного из нальчикских заводов, тоже изобретатель, спортсмен. Александр – кандидат наук, специалист по снежным лавинам, мотоальпинист. Наконец, Владимир – инженер-электронщик, новатор, талантливый спортсмен. В течение нескольких лет Карякины создавали и испытывали свое необыкновенное детище, и, поверьте, не надо быть большим специалистом, чтобы понять: новому мотоциклу доступны многие вершины планеты.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены