Люди в пламени

Бор Семено| опубликовано в номере №868, Июль 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

10 часов 00 минут.

Ну и жара! Ртутный столбик хоть и не поднялся выше двадцати двух, но все равно это очень много, если ты одет в ватные брюки и куртку, поверх которых брезентовый плащ; если голова спрятана в капюшон да еще прикрывается каской, если на ногах толстенные шерстяные носки и резиновые сапоги...

Высоко в небе рвется зеленая ракета.

Громкоговорители разносят голос руководителя тушения пожара (РТП):

— Начать опыт!

За хищный и коварный норов люди окрестили огонь «красным петухом». Он внезапно подкрадывается к твоему дому и к нефтяным скважинам, к заводским цехам и к лесным биржам. - Лесная биржа — это гигантский склад лесоматериалов, сложенных в штабеля, которые образуют группы. Те, в свою очередь,— кварталы. А кварталы, разделенные разрывами-улицами,— город, раскинувшийся на многие десятки, а то и сотни гектаров.

10 часов 01 минута.

Я стою около одного из штабелей десятиметровой высоты. Только что человек с факелом поджег пучок сухого сена. Пока еще безобидные гребешки «красного петуха» — можно тут же затоптать сапогами — лижут и клюют свою дощатую пищу.

10 часов 05 минут.

Еще три минуты назад вертушки-флюгеры, установленные на полигоне, фиксировали штиль. Сейчас они а бешеном беге: возникли конвекционные потоки. Так всегда бывает при больших пожарах. В его эпицентре создается тяга, подсасывающая воздух с краев очага.

Огненный смерч взметнулся до самого неба. С контрольно-измерительного пункта, приборы которого связаны с термопарами, расположенными в самом пекле, доложили:

— Температура тысяча градусов.

10 часов 06 минут.

Теперь я нахожусь метрах в семидесяти от штабелей: из-за жары ближе не подойти. Фотоаппараты спрятаны под плащ, может поплавиться пленка. На лицо спущена теплоотражающая сетка.

Штабель «дышит». Вот-вот конвекционные потоки поднимут его вверх, разнесут во все стороны горящие доски. Страшен этот разлет. Во время пожара на архангельской лесобирже — это было еще в предвоенные годы — огонь переносился на расстояние свыше километра. И там, где падали горящие головешки, возникали все новые и новые очаги пожара.

10 часов 07 минут.

Штабель продолжает «дышать».

— Через сколько минут может начаться разлет? — спрашиваю у М. В. Казакова, сотрудника Центрального научно-исследовательского института противопожарной обороны.

— Еще не скоро. А при нынешней технике и организации тушения пожаров борьба с огнем может быть начата на четвертой-пятой минутах.

— Но ведь уже прошло семь. Чего же ждут?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены