Ленин. Октябрь. Молодежь. Часть седьмая

Владимир Десятерик| опубликовано в номере №1207, сентябрь 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

В 1920 году Владимир Ильич во время беседы с Г. Л. Шкловским делает несколько записей. В одной из них вновь забота о детях: «Поговорить еще с Енукидзе нельзя ли для детей Шкловского достать обеды (в виде продуктов) из столовой СНК»

 

 

Год 1921-й

 

12 января Владимир Ильич подписывает постановление Совета Труда и Обороны о предоставлении отсрочки от призыва до 1 июля 1921 года учащимся профессионально-технических учебных заведений всех типов.

18 января Владимир Ильич поручает управляющему делами Совнаркома Н. П. Горбунову связаться с секретарями ЦК партии и Наркоматом иностранных дел, обсудить с ними возможность оказания помощи семье Г. Л. Шкловского. За четыре дня до этого В. И. Ленин получил письмо жены Шкловского, которая сообщила, что после возвращения из эмиграции в Россию в октябре 1920 года она сама и особенно ее дети беспрерывно болеют, и просила оказать содействие в посылке мужа на работу за границу. 18 января Владимир Ильич известил запиской жену Шкловского о том, что он уже высказал ходатайство перед соответствующими организациями о поддержке ее просьбы. Записка заканчивалась пожеланием: «Лучший привет всей семье и ребятам особенно».

Владимиру Ильичу пришлось еще несколько раз возвращаться к этому вопросу. Например, не ранее 21 февраля 1921 года он писал Г. В. Чичерину: «Я не ходатайствую о высоких постах для т. Шкловского. Вы его знаете по работе в НКидел.

Но я прошу ускорить его отъезд за границу, ибо его жена боится, что дети здесь не выживут. Я знаю семью всю по загранице и думаю, что опасения вески».

И еще в одной ленинской записке, касающейся этой проблемы, находим упоминание, о семье Г. Л. Шкловского: «Много детей, больная жена...»

В июле Г. Л. Шкловскому была вручена виза для выезда в Германию на работу в торговом представительстве республики.

Не ранее 21 января Владимир Ильич встречается в здании 2-го Дома Советов (ныне гостиница «Метрополь») с руководителями делегаций съезда революционных организаций Дальнего Востока. Среди участников этой беседы был и молодой писатель, один из основателей молодежного революционного движения Монголии, С. Буян-Немэху. «Ленин беседовал с нашими делегатами, – вспоминал Буян-Немэху, – расспрашивая о политическом положении страны, о современном положении наших масс. Мы кратко отвечали: «Наш монгольский народ с помощью вашей великой страны вырвался из лап иностранных недругов, установил ограниченную монархию. В борьбе за суверенитет мы временно объединяемся с феодальными элементами». Мы спросили у Ленина его мнение на этот счет. Ленин ответил: «Это верно. Против захватчиков, феодалов и помещиков надо бороться, хотя в определенные моменты можно использовать феодальные элементы, но доверять им не следует». Затем мы сказали: «Наши Монгольская народная партия, Революционный Союз молодежи стали крупной политической силой. Однако наша страна отсталая, с преобладанием кочевого животноводческого хозяйства. Поэтому у нас нет союза рабочего класса с крестьянством, значит и коммунистической партии – тоже». «Правильно, – ответил Ленин, – на данном этапе Народно-революционная партия и Союз молодежи отвечают именно вашим условиям и еще рано называть их коммунистическими». «Чем больше думаешь о советах Ленина, которые он давал делегатам

разных стран, все больше поражаешься – какой глубокий смысл содержался в этих сжатых советах», – заключает свои воспоминания молодой монгольский революционер.

25 января Владимир Ильич адресует молодым членам партии следующее замечание: «...Нельзя стать сознательным, настоящим коммунистом без того, чтобы изучать – именно изучать – все, написанное Плехановым по философии...» И добавляет: «...Это лучшее во всей международной литературе марксизма». В. И, Лениным высказывается также пожелание, чтобы в издаваемом в тот период собрании сочинений Г. В. Плеханова его философские статьи были выделены в особые тома, с подробнейшим указателем. И объясняет причины: «...Это должно войти в серию обязательных учебников коммунизма». Государство, продолжает свою мысль Владимир Ильич, должно потребовать от профессоров философии, чтобы «они знали изложение марксистской философии Плехановым и умели передать учащимся это знание».

28 января Владимир Ильич, знакомясь с состоянием дела народного образования, просит М. Н. Покровского, Е. А. Литкенса и О. Ю. Шмидта прислать ему1 в тот же день к 8 часам вечера сведения о низших, средних и высших учебных заведениях, о числе действующих и закрытых или недействующих школ и учебных заведений разных ступеней и типов, о профессионально-технических школах и т. д.

4 февраля Владимир Ильич знакомится с запиской секретаря следующего содержания: «...Бывший Николаевский институт (речь идет о Николаевском сиротском институте. – Авт.) горит очень сильно – на пожаре управдел и почти весь президиум Московского Совета; детей перевели в другое помещение, которое стали сейчас топить. Московский Совет снабдил их продовольствием». Так как пожар начался после предложения Отдела охраны материнства начальнице института освободить занимаемые ею лично двадцать комнат, чтобы там можно было разместить Дворец материнства, возникало подозрение о преступном характере происшествия. В. И. Ленин поэтому на записке секретаря делает пометку: «Сообщено ли в ВЧК и МЧ К? Сообщите по телефону».

5 февраля Владимир Ильич публикует в «Правде» «Директивы ЦК коммунистам – работникам Наркомпроса». Касаясь вопроса о связи профессионального образования пятнадцатилетних юношей и девушек с общим политехническим, он особый акцент делает и на постановке коммунистического воспитания. «...Содержание обучения, поскольку речь идет об общеобразовательных предметах, в особенности же о философии, общественных науках и коммунистическом воспитании, – подчеркивает В. И. Ленин, – должно определяться только коммунистами». Поэтому широкое привлечение специалистов к воспитательной работе с молодежью необходимо сочетать с обязательной разработкой и утверждением в Нарком просе программы учебных заведений основных типов, а затем курсов, лекций, чтений, практических занятий.

8 февраля Владимир Ильич вносит поправки в проект декрета Совнаркома об обеспечении продовольствием и предметами широкого потребления лечебных учреждений, учреждений по охране. материнства и младенчества, школ и детских учреждений. В тот же день декрет был подписан В. И. Лениным.

15 февраля Владимир Ильич вместе с Д. И. Ульяновым и Я. Э. Рудзутаком отправляется1 на автосанях на охоту в Баулинский лес. Это в тридцати километрах от Москвы. По пути они заезжают в дом к Ф. Рязанцеву, работавшему сторожем и истопником детского интерната в бывшем имении Баулино. В большой семье Ф. Рязанцева, который должен был сопровождать приехавших, болела в то время девочка. В. И. Ленин заметил это. И спустя несколько дней дочь Ф. Рязанцева была определена в специальный детский сад в Москве.

16 февраля Владимир Ильич направляет заместителю председателя Малого Совнаркома А. Г. Гойхбаргу выписку из протокола общего собрания коммунистической ячейки рабочего факультета Московского высшего технического училища, выписку из протокола объединенного заседания коммунистических ячеек Института инженеров путей сообщения, Петровско-Разумовской сельскохозяйственной академии и бюро коммунистической ячейки рабфака МВТУ, а также ряд других документов и предлагает Малому .Совнаркому «специально заняться вопросом о рабочих факультетах, всесторонне его рассмотреть и до биться максимального улучшения положения рабочих факультетов». Один из рабфаковцев, Л. И. Фундатор, вспоминал. позднее о своей беседе с В. И. Лениным:

— Где ваш рабфак, находится?

— Лихов переулок, дом 6.

— Сколько рабфаковцев?

— Четыреста.

— Что это за здание?

— Бывшая церковная школа. Ленин громко расхохотался:

– Церковная школа для рабфака – это здорово! – Затем он стал интересоваться, как нас кормят, есть ли общежитие, учебники.

Ответив на вопросы, я стал объяснять нашу просьбу о переселении рабфаковцев в здание Высшего технического училища, чтобы мы могли влиять на остальное студенчество.

Ленин внимательно слушал меня, одобрительно кивая головой.

Желая подчеркнуть важность нашей просьбы, я сказал, что у нас в руках есть заявление студента, в котором он обращается к профессору со словами: «Ваше превосходительство». И такие заявления профессора принимают с удовольствием.

Глаза у Ленина заблестели. Он как-то вытянулся на стуле, раздался его раскатистый смех. Смеясь, он повторял: «Ваше превосходительство» в 1921 году!»

По предложению Владимира Ильича Совнарком постановил удовлетворить просьбу рабфаковцев.

17 февраля Владимир Ильич подписывает постановление Совнаркома об улучшении положения рабочих факультетов.

22 февраля Владимир Ильич подписывает декрет Совнаркома о мерах по осуществлению коммунального питания детей, которым предлагалось Наркомпросу организовать во всех подведомственных ему школах и детских учреждениях столовые и раздаточные пункты. Народный комиссариат продовольствия должен «обеспечить полностью в пределах плана детского питания количество продуктов...».

23 февраля Владимир Ильич подписывает постановление Совета -Труда и Обороны о порядке предоставления отсрочек слушателям рабочих факультетов и советских партийных школ, делегированных различными гражданскими учреждениями, производственными союзами и красноармейскими частями для получения образования.

25 февраля Владимир Ильич вместе с Н.К. Крупской и И. А. Арманд посещает общежитие студентов Всероссийских художественно-технических мастерских (ВХУТЕМАС). Беседует с молодыми художниками о проблемах современного искусства, об отношении к классическому наследию, о студенческой жизни.

«Был это голодный год, – вспоминала Н. К. Крупская, – но было много энтузиазма у молодежи. Спали они в коммуне чуть ли не на голых досках, хлеба у них не было, «зато у нас есть крупа», с сияющим лицом заявил дежурный член коммуны, вхутемасовец. Для Ильича сварили они из этой крупы важнецкую кашу, хоть и была она без соли. Ильич смотрел на молодежь, на сияющие лица обступивших его молодых художников и художниц – их радость отражалась и у него на лице». Об этом же писала и И. А. Арманд: «Ленину очень нравился их молодой задор, непосредственность, безусловное презрение к рутине и страстное стремление служить революции. Но из всего, что говорилось с таким жаром обступившими Ленина молодыми художниками, было ясно, что правильного понимания путей дальнейшего развития искусства у них нет».

Из журнала «Огонек» двадцатых годов узнаем подробнее о содержании бесед Владимира Ильича с учащимися ВХУТЕМАСа: «Заговорили об искусстве. Молодежь была передовая и ничего правее конструктивизма в искусстве, как полагается, не признавала. В их среде был только один ненавистный художник, которого они с презрением называли маляром, но которому это не мешало писать отличные реалистические вещи. И его-то работами остался доволен Ленин. «Вот это, – говорит, – я понимаю. Это и мне понятно, и рабочему, и всякому другому понятно. А что, скажите, пожалуйста, в ваших новых работах? Там я на человеческих лицах ни глаз, ни носов не нахожу».

«Что вы читаете? Пушкина читаете?» – «О нет, – выпалил кто-то, – он был ведь буржуй. Мы – Маяковского». Ильич улыбнулся: «По-моему, – Пушкин лучше». После этого Ильич немного подобрел к Маяковскому...» – свидетельствовала Н. К. Крупская.

Владимир Ильич расспрашивал студентов об их учебных занятиях, общественной работе. Они наперебой старались похвалиться, чего их студенческий коллектив достиг во ВХУТЕМАСе.

— Вот только сегодня, Владимир Ильич, мы на ячейке постановили, чтобы профессура перерабатывала программы при участии студентов, а то они только говорят, а дела никакого, теперь вот дело пойдет... Очень трудно и учиться и учить учителей, а они относятся ко всему спустя рукава. Пока их обломаешь, нужно много времени, а мы вот все же кое-чего добились. Организовали общежитие исключительно силами студентов, организовали ячейку комсомола.

— А вы-то, значит, постарше? – спрашивает Владимир Ильич.

С гордостью:

– О, мы уже в РКП. Мы и так, Владимир Ильич, идем по сравнению с другими вузами впереди, у нас теперь будет рабфак.

А. В. Луначарский, которому затем передавали содержание разговора В. И. Ленина с вхутемасовцами, говорил позднее, что Владимир Ильич самую молодежь «нашел очень хорошей и радовался ее коммунистическому настроению».

26 февраля Владимир Ильич в приветственном слове на Московской губернской конференции работниц и крестьянок, где присутствовало свыше трех тысяч делегаток, говорит об их высоком гражданском долге – растить молодую смену достойной отцов.

– На вас, товарищи, лежит большая ответственность, – это воспитание детей, нашего молодого поколения. Я прошу вас, чтобы вы воспитали наших детей и нашу молодежь здоровыми, сильными, грамотными, мужественными, любящими свое отечество.

В начале 1921 года Владимир Ильич предлагает создать Чрезвычайную комиссию по улучшению жизни детей в республике. «Я вспоминаю, – писал А. А. Андреев, – одно заседание пленума ЦК в начале 1921 года, когда Ленин, доказывая необходимость серьезно заняться улучшением жизни детей, внес предложение создать при ВЦИК комиссию, которая бы занялась этим вопросом. Во главе комиссии Ленин предложил поставить Ф. Э. Дзержинского с тем, чтобы включить чекистские кадры в борьбу с детской беспризорностью. Потом он довольно часто при встречах перед заседаниями расспрашивал Ф. Э. Дзержинского, как идет работа в комиссии и что сделано для улучшения жизни детей».

Не ранее 4 марта Владимир Ильич пишет записку М. Н. Покровскому, в которой высказывает сомнение в целесообразности его предложения о привлечении к работе на факультете общественных наук МГУ отдельных меньшевиков.

4 марта Владимир Ильич подписывает декрет Совнаркома о плане организации факультетов общественных наук российских университетов.

5 марта Владимир Ильич пишет дополнение к проекту постановления Совнаркома об установлении научного минимума, обязательного для преподавания во всех высших школах РСФСР, предлагает включить в учебную программу вузов изучение плана электрификации России.

«Надо добавить, – пишет В. И. Ленин, – на основании резолюции Всероссийского съезда Советов, план электрификации, его экономические основы, экономическая география России, значение и условия осуществления плана».

Уместно подчеркнуть, что вопросы научной разработки системы знаний, которую должна давать молодому поколению советская высшая и средняя школа, занимали В. И. Ленина и ранее. Об этом он говорил и в речи перед комсомольцами на Ш съезде РКСМ и особенно подробно в заметках на тезисы Надежды Константиновны Крупской «О политическом образовании». «Задача школ 2-й ступени (вернее: высших классов 2-й ступени) (12 – 17): дать вполне знающего свое дело, вполне способного стать мастером и практически подготовленного к этому столяра, плотника, слесаря и т. п., с тем, однако, чтобы этот «ремесленник» имел широкое общее образование (знал нитит основы таких-то и таких-то наук; указать точно, каких); был коммунистом (точно указать, что должен знать); имел политехнический кругозор и основы (начатки) политехнического образования.

А именно:

(аа) основные понятия об электричестве (точно определить, какие),

(бб) о применении электричества к механической промышленности,

(вв) – " – тоже к химической,

(гг) тоже о плане электрификации РСФСР,

(дд) посетил не менее 1 – 3 раз электрическую станцию, завод, совхоз,

(ее) знал такие-то основы агрономии и т. д.

Разработать детально минимум знаний».

10 марта Владимир Ильич подписывает декрет Совнаркома об организации питания в сельских школах.

5 апреля Владимир Ильич председательствует на заседании Совнаркома, где обсуждался вопрос о снабжении одеждой слушателей рабочих факультетов. В тот же день он подписывает постановление о выделении рабфаковцам 500 комплектов военного оборудования и трех тысяч пар обуви.

Между 9 и 21 апреля Владимир Ильич в письме к В. М. Молотову предлагает издать от имени ЦК РКП(б) циркуляр, призывающий при праздновании 1 Мая «избегать, безусловно, всякого оскорбления религии». Такое предупреждение появилось не случайно. В. И. Ленину было известно, что члены РКСМ в то время нередко борьбу с религией вели поистине кавалерийской атакой. Н. К. Крупская вспоминала: «Вначале у нас антирелигиозная пропаганда имела массу грубых извращений – насильственное снятие крестов с детей, стрельба в иконы и пр. Мне раз влетело от Владимира Ильича за то, что Главполитпросвет дал денег на «комсомольское рождество». Владимир Ильич требовал длительных, углубленных форм антирелигиозной пропаганды». 21 апреля 1921 года в «Правде» было опубликовано письмо ЦК РКП(б), о котором просил В. И. Ленин.

14 апреля Владимир Ильич предлагает в условиях новой экономической политики обдумать меры для организации покупки детям подарков.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о представителе древнейшего рода прямых потомков Рюрика, князе Михаиле Ивановиче Хилкове, благодаря которому Россия получила едва ли не самую обширную сеть железных и автомобильных дорог, о полной приключений жизни Жака-Ива Кусто, о жизни и творчестве композитора Клода Дебюсси, о классиках отечественной фантастики братьях Стругацких, новый детектив Натальи Солдатовой «Проделки Элен, или Дама из преисподней» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Ума и сердца вдохновение

Обсуждаем проект Конституции СССР

День, как маленькая жизнь

Беседуют Виктор Розов, драматург, и Семен Гуревич, заслуженный учитель РСФСР