Ленин идет к Октябрю

опубликовано в номере №964, июль 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

18. Конец «Генеральной репетиции» (1907)

Без «генеральной репетиции» 1905 года победа Октябрьской революции 1917 года была бы невозможна. В. И. ЛЕНИН Наступает 1907 год - последний в истории русской революции. Ленин встречает его в финском поселке Куоккала - на даче «Ваза». Здесь Владимир Ильич редактирует большевистские газеты «Новый Луч», «Пролетарий», «Наше Эхо». Готовится к Пятому съезду партии. Лишь в январе 1907 года одна за другой издаются ленинские брошюры: «Социал-демократия и выборы в Думу», «Услышишь суд глупца...». «Выборы в Петербурге и лицемерие 31 меньшевика». В феврале с предисловием Владимира Ильича выходит отредактированный им перевод писем Маркса к его другу - доктору Людвигу Кугельману...

«Штурмовать небо»

В апреле 1907 года в предисловии к русскому переводу переписки Маркса и Энгельса с их соратниками Владимир Ильич дает библиографическую отсылку:

- См[отри] «Письма К[арла] Маркса к д[октор]у Кугельману». Перевод под редакцией и с предисловием Н. Ленина. СПБ., 1907 г[ода]. Предисловие датировано 5 февраля 1907 года. Рисуя духовный облик своего идейного наставника. Ленин словно показывает образец для подражания каждому пролетарскому революционеру. Начиная предисловие, Владимир Ильич пишет:

- В переписке Маркса личным делам его уделено, как и следовало ожидать, очень много места. Для биографа все это - чрезвычайно ценный материал. Еще более ценен такой материал для воссоздания автобиографии исторического деятеля... Далее Владимир Ильич заявляет:

- Вполне права редакция «Die Nene Zen» [«Нового Времени»], что «нас возвышает знакомство с обликом людей, мысль и воля которых сложилась в условиях великих переворотов». Для русского социалиста в 1907 году это знакомство вдвойне необходимо, ибо оно дает массу самых ценных указании на непосредственные задачи социалистов во всех и всяких переживаемых его страной революциях. И Ленин так отзывается о личности Маркса:

-...особенно интересные в теоретическом отношении, места писем, - это - оценка Марксом различных писателей. Когда читаешь эти отзывы Маркса, живо написанные, полные страсти, обнаруживающие захватывающий интерес ко всем крупным идейным течениям и анализу их, - чувствуешь себя как бы слушающим речь гениального мыслителя... Имея в виду меньшевиков, Ленин продолжает:

-...поучиться следовало бы у Маркса российским интеллигентским марксистам, расслабленным скептицизмом, отупленным педантством, склонным и покаянным речам, быстро устающим от революции, мечтающим, как о празднике, о похоронах революции и замене ее конституционной прозой. Им следовало бы поучиться у теоретика - вождя пролетариев вере в революцию, уменью звать рабочий класс и отстаиванию до конца своих непосредственно-революционных задач, твердости духа, не допускающей малодушного хныканья после временных неудач революции. Этому Ленин учится у Маркса. Противопоставляя его Плеханову. Владимир Ильич подчеркивает:

- Преклонение глубочайшего мыслителя, предвидевшего за полгода неудачу, перед исторической инициативой масс, - и безжизненное, бездушное, педантское: «Не надо было браться за оружие!» Разве это не небо и земля? И, как участник массовой борьбы, которую он переживал со всем свойственным ему пылом и страстью, сидя в изгнании в Лондоне, Марис принимается критиковать непосредственные шаги «безумно храбрых» парижан, «готовых штурмовать небо». Эти ленинские слова исполнены преклонения перед исторической инициативой мясе. И переживаниями - «в изгнании», - пусть уже не в Лондоне, а в Женеве, - массовой борьбы «со всем свойственным ему пылом и страстью»...

«На Лондонском съезде...»

Пятый съезд в то время еще объединенной партии открывается 30 апреля 1907 года в Лондоне и продолжается до 19 мая. 2 мая, в прениях о порядке дня съезда, Владимир Ильич, отвечая меньшевикам, говорит делегатам:

- Толкуют об опыте западно-европейских с[оциал]-д[емократических] партий с их «деловыми» съездами. А я вам скажу, что у немцев на их съездах обсуждались не раз более абстрактные, более теоретические вопросы, чем те, которые касаются оценки происходящей у нас революции и задач пролетариата в ней. Из опыта других партий мы должны брать не то, что принижает нас до уровня того или другого периода серых, рутинных будней. Мы должны брать то, что поднимает нас до общих вопросов, до задач всей революционной борьбы пролетариата в целом. Мы должны учиться у лучших, а не у худших образцов. Именно так Ленин и строит свои речи по докладу о деятельности Центрального Комитета и думской фракции. Доклад и заключительное слово об отношении к буржуазным партиям. Доклад комиссии по выработке резолюции о Государственной думе. Вскоре на страницах сборника «Итоги Лондонского съезда РСДРП» Ленин пишет в статье «Отношение к буржуазным партиям»:

- Вопрос об отношении социал-демократии и буржуазным партиям принадлежит к числу так называемых «общих» или «теоретических» вопросов... Против включения таких вопросов в порядок дня Лондонского съезда РСДРП велась ожесточенная борьба меньшевиками и бундовцами... Большевикам, настаивавшим на включении в порядок дня съезда целого ряда «общих вопросов», удалось отвоевать, при помощи поляков и латышей, только один вопрос: об отношении к буржуазным партиям. И этот вопрос встал во главе не только всех принципиальных вопросов съезда, но и всех работ вообще. Таи вышло и так должно было выйти именно потому, что действительным источником почти всех и безусловно всех существенных разногласий, всех расхождений по вопросам практической политики пролетариата в русской революции была различная оценка нашего отношения к непролетарским партиям. Мы знаем, кто возглавил на съезде большевиков, о которых идет речь в ленинском тексте. Приведем и те высказывания Владимира Ильича о Лондонском съезде, которые сохранились в памяти мемуаристов... Делегат Пятого съезда Владимир Краевский рассказывает о ленинской беседе с группой большевиков в маленьком лондонском ресторане. Когда Ленин заговорил о неизбежности нового раскола партии, кто-то заметил, что раскол, может быть, и не необходим:

- Если на Западе в рамках единой партии возможна беспощадная борьба между марксистами и ревизионистами, то, может быть, и у нас, несмотря на всю ожесточенность фракционной борьбы, создается все-таки возможность известного примирения, возможность сохранения единства партии. Ленин «помолчав минуту, сказал, улыбаясь по-своему»:

- Зачем же нам в этом отношении подражать западно-европейскому примеру? Я признаю одну лишь форму примирения с политическим противником: ecraser - раздавить!

- Эти слова, сказанные без малейшего пафоса, врезались мне в память на всю жизнь, - пишет Краевский. О страстности политической борьбы на Лондонском съезде вспоминает старая английская социалистка Зельда Коутс. Когда она сказала об этом кому-то из знакомых делегатов, те пожали плечами. Вдруг она услышала, как за ее спиной «кто-то засмеялся». То был Ленин.

- Это верно, - сказал он, - ругаемся мы жестоко, не по-парламентски. Но ведь в вашем парламенте ораторы отстаивают не принципы, а свои личные интересы, кто кого перещеголяет в ораторском искусстве. Потому-то они такие вежливые. Мы же боремся за принципы, от которых зависит счастье нашей страны, да и не только ее, от них зависят судьбы всего человечества. Еще одно ленинское замечание, связанное с Лондонским съездом, воспроизводит Горький... По дороге в ресторан Владимира Ильича остановил меньшевик-рабочий. Ленин замедлил шаг и вскоре, уже в ресторане, «хмурясь», рассказал:

- Странно, что такой наивный парень попал на партийный съезд. Спрашивает меня: в чем же все-таки истинная причина разногласий? Да вот, говорю, ваши товарищи желают заседать в парламенте, а мы убеждены, что рабочий класс должен готовиться к бою. Кажется - понял... Колоритные детали борьбы большевиков на Лондонском съезде против меньшевистского оппортунизма Ленин отмечает в статье «Отношение к буржуазным партиям». Здесь он касается меньшевистских поправок к большевистскому проекту резолюции об отношении к буржуазным партиям, которому и посвящена его статья. Предлагая выкинуть из резолюции указание на борьбу против кадетов, меньшевики, пишет Ленин, - чтобы сделать эту абсолютно неприемлемую для данного съезда поправку хоть сколько-нибудь по виду приемлемой, предложили заменить неприятные для них слова указанием на борьбу за доведение демократической революции до конца.

- Это, - разъясняет Владимир Ильич, - было своеобразной попыткой «позолотить пилюлю», провести неприемлемую для большевиков политику «отказа от борьбы с кадетами» под прикрытием особенно приемлемого для большевиков лозунга. Флаг пусть будет твой, а груз наш, вот, что в сущности, говорили меньшевики, как истые политиканы-оппортунисты, своим предложением. Невинная военная хитрость меньшевиков была, конечно, сразу разоблачена при смехе на большевистских скамьях (в лондонской церкви мы сидели действительно на скамьях, так что здесь не переносное выражение). На тех же скамьях раздался прямо гомерический хохот, долго не смолкавший смех и гром иронических аплодисментов, когда после провала поправки меньшевиков один полян внес другую поправку: сохранить указание на борьбу с кадетами и добавить вместе с тем признание борьбы за доведение революции до конца... О Пятом съезде Ленин пишет и почти десятилетие спустя - осенью 1916 года - в статье «О карикатуре на марксизм...»:

- Бывало, еще на Лондонском съезде 1907 года большевики отходили от Алексинского, когда он, в ответ на теоретические доводы, становился в позу агитатора и выкрикивал, совсем не на тему, звонкие фразы против какого-либо вида эксплуатации и угнетения. «Ну, это уже пошел визг», - выражались наши делегаты в таком случае. И «визг» но довел Аленсинского до добра. Бывший попутчик большевиков стал матерым контрреволюционером.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены