Ленин идет к Октябрю

опубликовано в номере №954, Февраль 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

8. Сибирь (1897-1898)

Могучим толчком вперед для всех нас, революционеров-марксистов того времени, был в этот ссыльный период своей жизни Владимир Ильич. От него шли те токи, которые предостерегали нас, находящихся в непосредственной близости к нему, от тех опасностей отрыва от живой действительности, которые подстерегали ссыльную братию. Г. КРЖИЖАНОВСКИЙ - Сибирь (Енисейская губерния), - пишет Ленин 7 марта 1920 года, вспоминая о трехлетней ссылке в 1897 -1900 годах. В уже приводившейся «личной анкете» делегатов Девятой Всероссийской партийной конференции Владимир Ильич отмечает в графе о репрессиях за революционную деятельность:

- Арест и ссылка в Восточную Сибирь 1695/XII-1900. Отвечая на вопрос «Сколько времени провели в ссылке?», Ленин сообщает:

- Три года (Енис[ейская] губ[ерния], Минусинский] у[ездр.... Пробыл... в административной ссылке 3 года... За эти три года выходит восемь ленинских книг - пять оригинальных и три переводных. И среди них самое значительное после «Капитала» произведение марксистской экономической мысли - монография «Развитие капитализма в России». За годы ссылки Владимир Ильич написал более тридцати различных статей и свыше двух сотен лишь частично сохранившихся писем.

«В Шуше, у подножья Саяна...»

Осенью 1900 года Крупская отмечала, что всегда глубоко погруженный во внутренний духовный мир Ленин «совсем не умеет писать о своей внешней жизни». Это опровергается, однако, перепиской Владимира Ильича с родными, еще неизвестной тогда Надежде Константиновне. О жизни в Шушенском повествует около восьмидесяти ленинских писем 1897 -1900 годов. Владимир Ильич рассказывает матери и младшей сестре:

- Шу-шу-шу - село недурное. Правда, лежит оно на довольно голом месте, но невдалеке (версты 1,5 - 2) есть лес, хотя и сильно повырубленный. К Енисею прохода нет, но река Шушь течет около самого села, а затем довольно большой приток Енисея недалеко (1 - 1,5 версты), и там можно будет купаться. На горизонте - Саянские горы или отроги их; некоторые совсем белые, и снег на них едва ли когда-либо стаивает. Значит, и по части художественности кое-что есть, и я недаром сочинял еще в Красноярске стихи: «В Шуше, у подножья Саяна...», но дальше первого стиха ничего, к сожалению, не сочинил!... Вчера ездил верст за 12 и стрелял и по уткам и по дупелям. Дичи много, но без собаки и притом такому плохому стрелку, как я, охотиться довольно трудно. Есть даже дикие козы, а в горах и в тайге (верст за 30-40, куда ездят иногда охотиться местные крестьяне) есть белка, соболь, медведь, олень... Здесь погода крайне переменчивая. Вот вчера ездил я на охоту; утром была прелестная погода, день совсем жаркий, летний. Вечером вдруг поднялся страшный прехолодный ветер и дождь в придачу. Приехали мы все в грязи и, не будь мехового платья, замерзли бы дорогой. Более подробно Ленин описывает Шушенское младшей сестре 19 июля:

- Ты просишь, Маняша, описать село Шу-шу-шу... Гм, гм! Да ведь я, кажись, однажды уже описывал его. Село большое, в несколько улиц, довольно грязных, пыльных - все как быть следует. Стоит в степи - садов и вообще растительности нет. Окружено село... навозом, который здесь на поля не вывозят, а бросают прямо за селом, так что для того чтобы выйти из села, надо всегда почти пройти через некоторое количество навоза. У самого села речонка Шушь, теперь совсем обмелевшая. Верстах в 1-1,5 от села (точнее, от меня: село длинное) Шушь впадает в Енисей, который образует здесь массу островов и протоков, так что к главному руслу Енисея подхода нет. Купаюсь я в самом большом протоке, который теперь тоже сильно мелеет. С другой стороны (противоположной реке Шушь) верстах в 1,5 - «бор», как торжественно называют крестьяне, а на самом деле преплохонький, сильно повырубленный лесишко, в котором нет даже настоящей тени (зато много клубники!) и который не имеет ничего общего с сибирской тайгой, о которой я пока только слыхал, но не бывал в ней (она отсюда не менее 30-40 верст). Горы... насчет этих гор я выразился очень неточно, ибо горы отсюда лежат верстах в 5 О, так что на них можно только глядеть, когда облака не закрывают их... Поэтому и первый (и последний) стих моего стихотворения содержит в себе некую поэтическую гиперболу (есть ведь такая фигура у поэтов!) насчет «подножья»... Поэтому на твой вопрос: «На какие я горы взбирался» - могу ответить лишь: на песчаные холмики, которые есть в так называемом «бору» - вообще здесь песку достаточно. В мае, июле и в августе 1897 года Владимир Ильич сообщает матери и старшей сестре о своем образе жизни в Шушенском:

- Живу я здесь недурно, усиленно занимаюсь охотой, перезнакомился с местными охотниками и езжу с ними охотиться. Начал купаться - пока еще приходится ходить довольно далеко, версты 2,5, а потом можно будет поближе, версты 1,5. Но для меня все тание расстояния ничего не значат, потому что я и помимо охоты и купанья трачу большую часть времени на прогулки.

- ...купаюсь (иногда по 2 раза в день) в Енисее, гуляю [«Защищаюсь сеткой от комаров, которых здесь бездна. А это еще - пустяни сравнительно с севером!» - поясняет Владимир Ильич под строной], охочусь. Для гулянья, правда, здесь нет подходящих мест, но при охоте случается забираться далено - в места недурные...

- Потому и письма коротки, что жизнь слишком однообразна: всю внешнюю обстановку я уже описал; с внутренней же стороны день ото дня отличается только тем, что сегодня читаешь одну книгу, завтра - другую; сегодня идешь гулять направо из села, завтра - налево; сегодня пишешь одну работу, завтра - другую (я теперь отвлекся от своей главной работы писанием одной статьи). «... Писать для рабочих»

В середине августа 1897 года Ленин получает отзывы Плеханова и Аксельрода о книге «Объяснение закона о штрафах...». На следующий день Владимир Ильич пишет Аксельроду:

- Я очень и очень рад, что мне удалось-таки получить от Вас письмо (получил вчера, т.е. 15-го августа) и вести о Вас и о Г[еоргии] Валентиновиче]. Ваши и его отзывы о моих литературных попытках (для рабочих) меня чрезвычайно ободрили. Я ничего так не желал бы, ни о чем так много не мечтал, как о возможности писать для рабочих. Но как это сделать отсюда? Очень и очень трудно, но не невозможно, по-моему... Про меня Вам, конечно, рассказывали достаточно, так что добавлять нечего. Живу я здесь в одиночестве. Здоров вполне и занимаюсь понемногу и для журнала и для своей большой работы. «Для журнала» - органа «легальных марксистов» «Новое Слово» - Ленин готовит в то время статью «Кустарная перепись...». «Для своей большой работы» - то есть книги «Развитие капитализма в России» - Владимир Ильич собрал немало данных, работая в красноярской библиотеке Юдина. А вскоре ему удается осуществить и главную мечту - «писать для рабочих». Зимой 1916 года Ленин вспомнит, что ему довелось - ...бросать в массы революционные призывы... из Сибири. Так и поступает он в написанной летом 1897 года популярной брошюре «Новый фабричный закон», которая рисует картину роста рабочего движения в России, руководимого «одной партией социалистов». Напомним и о книге «Задачи русских социал-демократов», которая заключалась призывом к передовым представителям рабочего класса:

- Итак, за работу же, товарищи! Не будем терять дорогого времени! Русским социал-демократам предстоит масса дела по удовлетворению запросов пробуждающегося пролетариата, по организации рабочего движения, по укреплению революционных групп и их взаимной связи, по снабжению рабочих пропагандистской и агитационной литературой, по объединению разбросанных по всем концам России рабочих кружков и социал-демократических групп в единую социал-демократическую рабочую партию! Именно о «сибирских» брошюрах Ленин вспоминает в «Что делать?», сообщая читателям ряд исторических фактов «из прошлого».

- Члены одного из «Союза борьбы», принимавшие непосредственное участие в образовании нашей партии и в посылке делегата на партийный съезд, основавший ее, договариваются с одним из членов группы «Искры» об основании особой рабочей библиотеки для обслуживания нужд всего движения. Основать рабочую библиотеку не удается, и написанные для нее брошюры «Задачи русских социал-демократов» и «Новый фабричный закон» попадают окольным путем и через третьих лиц за границу, где их и печатают. Упомянутым в приведенном отрывке «одним из членов группы «Искры» был, разумеется, Владимир Ильич. В 1907 году в предисловии к сборнику «За 12 лет» он охарактеризует первую из названных здесь работ:

- За статьей против Струве (1894-1895 г[одыр идут «Задачи русских социал-демократов», написанные в конце 1897 г[ода] на основании опыта работы социал-демократов Петербурга в 1895 году. е взгляды, которые в других статьях и брошюрах настоящего сборника излагаются в виде полемики с правым крылом социал-демократии, в этой брошюре изложены в положительной форме. Описывает Ленин и первую поездку в село Тесинское, куда выслали Глеба Кржижановского и Василия Старкова («Базиля»), Здесь же поселились сестра и мать Кржижановского - Антонина и Эльвира Розенберг. 30 сентября Владимир Ильич пишет родным, «как обещал, из Теси»:

- Приехал я сюда вечером. Ехал довольно долго, потому что ехали втроем (я, Базиль и взятый мной мальчик) да с вещами на одной лошади, и притом очень ленивой. Тесинцы устроились отлично. Занимают прекрасную квартиру в большом двухэтажном доме (в Шуше и дома-то такого нет), лучшем в селе. Занимают весь верх, 4 больших комнаты с кухней и прихожей в придачу. Комнаты большие, светлые, высокие, чистые, мебель хорошая, одним словом, прекрасная квартира за 6 руб[лей] в месяц. Теперь у Глеба есть кое-какая работишка, благодаря которой они смогли перебиться, и кризис финансовый миновал - а то одно время пришлось было туговато. А[нтонина] М[аисимилианов-на] заняла место фельдшерицы в селе Сагайском, здешнего же округа, в нескольких десятках верст. Вероятно, прослужит она там не долго, ибо здоровье ей безусловно не позволяет подобной работы: через месяц ждут ее обратно. Глеб выглядит не совсем хорошо, все прихварывает, нервничает. Базиль процветает. Э[львира] Эрнестовна чувствует себя в семье и среди хозяйственных хлопот в общем прекрасно, хотя летом приходилось ей трудновато, да и теперь не легко: приходится работать все самой. Прислуги здесь найти нельзя, летом даже на время немыслимо никого найти. Теперь ходит к ним одна женщина, помогает. Ходили уже сегодня сообща на охоту. Погода стоит превосходная и время проводим прекрасно. Разрешение у меня на пять дней, и я еду отсюда в пятницу или в субботу прямо в Шушу - Шушь отсюда верст 70... Здесь тоже все нашли, что я растолстел за лето, загорел и высмотрю совсем сибиряком. Вот что значит охота и деревенская жизнь! Сразу все питерские болести побоку! «Маленький Интернационал»

О первой маевке в Шушенском Ленин вспоминает ровно два десятилетия спустя. 1 мая 1918 года он рассказывает охранявшим Кремль латышским стрелкам:

- Мне приходит на память давнее прошлое, когда я находился в ссылке... Тогда тоже было первое мая. Нас было трое - все ссыльные: один финн, один поляк и один русский. Своего рода маленький Интернационал. Мы праздновали Первое мая... Кругом была гнетущая ночь царской реакции... Тогда нас было трое, далеко от других товарищей. Теперь нас много, мы не изолированы царской реакцией. В шушенском «маленьком Интернационале», по ленинскому выражению, Финляндию представляет путиловский рабочий Оскар Энгберг. Польшу - лодзинский шляпочник Ян Проминский. О товарищах по ссылке Ленин не раз пишет родным. В октябре 1897 года он рассказывает матери:

- Охотой я все еще продолжаю заниматься. Теперь охота гораздо менее успешна (на зайцев, тетеревов, куропаток - новая еще для меня охота, и я потому должен еще привыкнуть), но не менее приятна. Как тольно вывернется хороший осенний денек (а они здесь нынешний год не редки), так я беру ружье и отправляюсь бродить по лесу и по полям. Ходим большей частью вместе с Проминсним...

- Но веселее теперь ходить на охоту втроем... - отмечает Владимир Ильич и 24 января 1898 года, имея в виду и Проминского и Энгберга. Ленин нередко делится с родными заботами о новых друзьях:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены