Корабельные будни

Н Озаровский| опубликовано в номере №107, Август 1928
  • В закладки
  • Вставить в блог

ФЛОТ вернулся из похода. Отданы якоря, опущены шлюпки, поставлены трапы, отвалены выстрелы. «Пришли на канат», - доложил главный боцман. «С топора положить», - хриплым басом скомандовал старпом. Понемногу выводят из действия котлы. Кочегары заполняют баню.

Сигнал на флагманском корабле - все знают это любимое сочетание флагов: «Команде разрешается купаться». Сотни тел готовы прыгнуть в воду.

Завтра с утра, как по рельсам, покатится по расписанию день с его боевой тревогой, политзанятиями, шлюпочным ученьем, обедом и ужином, судовыми работами. После приборки, пока высыхает на солнце выдранная с песком палуба, отправляют шлюпки на короткий прогон - с очередной сменой гребцов - обойти эскадру.

На современном корабле, насыщенном механизмами - двигателями, приборами управления, средствами связи - сплетаются и взаимодействуют десятки специальностей. У каждой из них свой механизм, своя забота, своя организация.

Чтобы воспитать красного бойца, надо сделать его сильным не только идейно, но и физически. Это достигается спортом, в особенности гребным и парусным. Потому так много внимания шлюпкам. И только потому на военном корабле в наши дни шлюпка уже не является спасательным средством. В бой корабли пойдут, оставив все шлюпки в порту. Почему? Очень просто: если взять их с собой, то они будут разнесены в щепки сотрясением воздуха от собственной стрельбы, не говоря уж об осколках неприятельских снарядов. Осколки, безопасные для корабля, смертельны для легких шлюпок. Ну, а пока пожалуйте на тяжелый баркас, не изменивший своего оборудования с конца 18 - го века, на изящный вельбот, изобретенный для китовой охоты, но ставший преимущественно гоночной шлюпкой, - на скромный и деловитый «шестивесельный ял», в просторечье - шестерку». Выгребайте против волны, учитесь ритмично дышать и нагуливайте мускулы. Следите за флагманским кораблем, и когда разберете по «шлюпочной сигнальной книге» сигнал «переменить род движения», быстро ставьте рангоут и скользите под парусами по волне...

После ужина, около 7 часов вечера, часть команды увольняется на берег.

Если флот часто стоит в этой бухте, то уж наверно на берегу есть утрамбованная площадка для игр и танцев, футбольное поле и гигантские шаги. В большой палатке для краснофлотцев и окрестных крестьян идет спектакль или попросту трещит киноаппарат. Щелкают дробинки в тире. У каждого корабля есть подшефная деревня. Разумеется, там, силами корабля, ремонтируется школа, чинится мост и налаживается изба - читальня - это уж по положению. Но иногда помощь подшефной деревне принимает и совершенно неожиданную форму. Например, пишет предсельсовета, просит помощи против пятисотпудовых камней, загромождающих поля. Как быть? А подрывная партия на что? Вместо пустынного берега, партия идет на практику на крестьянские поля. Выставляют оцепление, поднимают на холме красный флаг, закладывают подрывные патроны под камни и - «запалы зажечь!». К вечеру поле очищено, а слава минеров прогремела во всеволостном масштабе.

Порой наезжают шефы - комсомольцы из Москвы, металлисты из Ленинграда. Ну, - тогда на корабле подлинный праздник, что бы ни говорил календарь. Высшая радость для моряка - показать свою кочегарку, свою башню, свой торпедный аппарат... И так хочется веселья, немного танцев, немного задушевной беседы.

Но вот уехали веселые, взволнованные гости, отмелькали белые платки, съехали на берег те, кто имеют сегодня право на увольнение. Сидят краснофлотцы на баке, покуривают: кто трубку, кто папиросу, а кто и «козью ножку». Другие стирают белье, расстелив на палубе брезентовую подвесную койку. От этого экономия: койка незаметно вымоется вместе с бельем.

После дудки - «койки брать» - один за другим краснофлотцы развязывают койки и устраиваются на верхней палубе. Особенно хорошо под навесом башни: и звезды видны и от дождя - гарантия. Но в недрах корабля долго не успокаивается жизнь. Комиссар собрал у себя политруков и инструктирует их, у старшего командира «деловое совещание» с главным боцманом насчет завтрашних работ. В клубе засиделся кружок марксистов.

Долго горит свет в каютах командного состава. Командир 2 - й роты бьется над расследованием по делу о пропаже бушлата у краснофлотца Петрова. Выходит так, что бушлат собственно пропасть не мог, однако пропал. Младший инженер - механик готовится в академию. В каюте уютно. Разложил на столе интегральные исчисления, формулы выписывает, улыбается своей мечте о будущем.

Наконец заснули все, кроме очень многих людей: кроме строевой и сигнальной вахты, кроме вахтенных кочегаров дежурных котлов, караула, дежурных электриков, трюмных и еще, и еще... По жилой палубе надо идти, согнувшись, чтобы не задевать головой спящих в подвесных койках. Сильно и ровно гудят вентиляторы. От этого гуденья люди сначала не могут спать, а потом привыкают настолько, что просыпаются в случае остановки вентиляторных моторов.

Скоро побудка. Выходит заспанный горнист и становится на позицию. «Вахтенный, 4 склянки! Горнист - побудку!» Начинается новый день.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

В дебрях приморья

От советской гавани до Хабаровска