Хранители точного времени

А Шамаро| опубликовано в номере №754, октябрь 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Здание Астрономического института на Ленинских горах издали можно приметить по блестящим алюминиевым куполам наблюдательных башен.

Институт носит имя большого ученого - Павла Карловича Штернберга. Зайдемте в институт. На стене одного из залов висит картина, изображающая самое большое событие в жизни выдающегося астронома.

Осень 1917 года... На высоком берегу Москвы - реки красногвардейцы установили орудие. Вдали за рекой видны стены, соборы и дворцы Кремля. Там засели белогвардейцы. Обстрелом руководит рослый человек в штатском пальто, с густыми черными волосами и окладистой бородой.

Это доктор астрономии Павел Карлович Штернберг, убежденный революционер - ленинец, искусный и бесстрашный подпольщик, долгие годы помогавший готовить вооруженное восстание в Москве.

В небольшом институтском музее среди старых астрономических инструментов и старинных книг лежит коробка с револьверными патронами. В подписи сказано: «Революционные пули, найденные в архиве обсерватории (1905 г.)».

Глубокий смысл заключен во всем этом. Честные, талантливые ученые всегда верно служили народу, боролись во имя его счастья, его будущего. Этой благородной цели подчинена и вся работа молодых научных сотрудников Астрономического института имени П. К. Штернберга: и тех, кто изучает строение звездных систем и Солнца, и тех, кто хранит самое точное время.

Трудно ответить на простой, казалось бы, вопрос: почему ты избрал себе эту профессию, а не какую - либо другую? Может быть, все началось еще в детстве, в пионерском лагере под Казанью. Неподалеку от лагеря возвышались башни старинной университетской обсерватории. Телескопы башен смотрели в таинственное звездное небо... Может быть, тогда и увлекся астрономией Эрнест Дибай, ныне научный сотрудник, молодой кандидат наук, комсомолец.

Первую закалку астронома - исследователя Эрнест получил в обсерватории Казанского университета, где он, уже будучи студентом, проходил практику. Да, закалку, потому что нужны большое упорство, выдержка, чтобы успешно изучать звездное небо.

Однажды зимней ночью Эрнест поднялся в башню обсерватории, чтобы сфотографировать созвездие Рысь. Стоял мороз под сорок градусов. Юноша стал наводить телескоп на созвездие. Массивная труба была точно уравновешена и поднималась легко, как воздушный шар... Вдруг Эрнест нечаянно дыхнул на окуляр искателя. Стекло мгновенно покрылось тонким слоем льда. Молодой астроном протирал его перчаткой, рукой, но очистить так и не смог. Как отыскать теперь эту злополучную Рысь? В созвездии, как на грех, нет ни одной яркой, приметной звезды. Эрнест раскрыл атлас звездного неба и начал медленное путешествие по ночному небосводу. Искатель с его широким, как у бинокля, полем зрения был совершенно непригоден, и пришлось перебираться с одной звезды на другую. Наконец Рысь, притаившаяся в звездной чаще, была взята «на прицел». Можно фотографировать. Эрнест вставил в телескоп кассету и открыл шторку. Выдержка - минут сорок. Звездное сияние так слабо, что фотографическая пластинка лишь постепенно «накапливает» свет. И все это время астроном должен держать звезду в пересечении нитей, осторожно поворачивая телескоп по движению небосвода. Сделан первый снимок. Надо приниматься за второй. И так до утра...

В мощный телескоп на чистом небе можно заметить множество огромных звездных скоплений. Это устойчивые «сгустки» старых, «зрелых» звезд, которые миллиарды лет вращаются вокруг единого центра. Но недавно советские астрономы отыскали группы новых, очень ярких звезд, как бы разлетающихся в разные стороны. Может быть, это молодые звезды, которые еще не успели разойтись в космосе?...

Открытие это имело огромное значение. Впервые люди могли воочию убедиться, что Вселенная непрерывно обновляется и на смену потухшим звездам рождаются новые светила, пополняя бесчисленное «население» звездного неба.

Среди этих «новых поколений» были найдены звездные цепочки. За изучение их и принялся молодой астроном. Нужно было доказать, что эти цепочки существуют в действительности, нужно было высчитать возраст звезд. Эрнест изучал звездные цепочки в обсерваториях Армении и Грузии. Работа была успешно завершена.

Три года назад Галя Алешкина поступила в техникум при Московском университете, где стала изучать радиотехнику. И вот техникум окончен. Галя начала работать лаборантом в Астрономическом институте.

Все было интересным в этом хранилище точного времени, откуда подавались известные каждому радиосигналы. Просторная, светлая комната, вдоль стен стоят черные щиты кварцевых часов. Посреди комнаты - пульт с удивительным прибором, способным сличать ход двух часов с точностью до десятитысячных долей секунды. Напротив пульта - часы в высоких ящиках. Под каждым из них, в глубоком подвале, в безвоздушном пространстве, раскачиваются маятники. Ход их так точен, что можно даже уловить, как влияет на них притяжение Луны и Солнца в разное время суток. Впрочем, самыми точными часами является наша планета. И ее вращение работники «службы времени» засекают по «циферблату» звездного неба.

Галя быстро освоилась. Теперь она часто дежурит у пульта, принимая сигналы времени со всех континентов. Время невозможно сохранить в одних часах, и «службы времени» всех стран мира помогают друг другу: одна проверяет всех, и все проверяют одну. Поэтому круглые сутки главная комната московской «службы» наполнена радиосигналами, поступающими сюда со всего земного шара.

Молодые астрономы твердо знают: их знания и опыт очень нужны родному народу, творческий гений которого не знает предела, народу, который первым начал штурм космоса.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте  о жизни и творчестве  писателя Мамина-Сибиряка,  о широко популярном явлении с Москве прошлых лет – «ярмарке невест»,  о простой русской девушке, вышедшей замуж за принца Сиама,  о союзе, который называли «браком века» Элизабет Тейлор и Ричарда Бертона, о героической судьбе легендарной советской летчицы Валентины Гризодубовой, о возможном прототипе Робинзона Крузо,  кончание детектива Анны и Сергея Литвиновых «Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое



Виджет Архива Смены