Каторжники новой Каледонии

Жан Ришпэн| опубликовано в номере №4, Март 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Победителям не было дела до того, что два акробата вовсе не революционеры - руководители. У парижан надо надолго отбить охоту бунтовать... И суд, для виду протянув несколько минут, вынес решение:

Жан Пиу и Мариус Мазюклар приговариваются к ссылке на каторжные работы в Новую Каледонию.

Глава вторая

Беглые

Они идут, ноги в тине, тело в воде, лицо вровень с травой, чувствуя, как с каждым шагом на щеках лопаются пузырьки жаб. Жабы всюду. Кругом плоские листья тонут под кривыми лапками обнявшихся парочек, распевающих во все горло. Мариус, более нервный, нестерпимо страдает от этих отталкивающих прикосновений. Ему нужно напрячь все силы, чтобы не закричать от отвращения, когда губы встречают на поверхности воды шероховатую и маслянистую кожу громадных болотных жаб. Жан, более устойчивый в ощущениях, сильно дует на приближающихся к нему пресмыкающихся и сталкивает их в воду между листьями.

Одно мгновенье, впрочем, он испытал, если не страх и не отвращение, то все же что - то вроде смущения. Он споткнулся в яму, выскочил из нее большим прыжком и вдруг оказался в окружении безобразных животных. Ему показалось, что он купается в жабах. Это была целая стая сцепившихся клейких жаб, собравшихся метать икру.

Густое, липкое, трепещущее тесто, которое, казалось, было сделано из одного куска, но где двигались, шевелились, сдвигались и раздвигались члены.

Мариус, наверное, не смог бы не закричать, если бы он попал в этот живой, движущийся клей. Да и Жан не мог удержать движения ужаса и попятился назад. Но это скоро прошло. Он сейчас же овладел собой, запустил, не колеблясь, свои узловатые пальцы в кучу склеившихся тел и разорвал ее одним медленным усилием. Потом он прошел вперед посреди обрызганных листьев и липких тел. а за ним Мариус.

В этот момент край луны высунулся из - за облака и осветил черную и шевелящуюся поверхность болота. При его свете Мариус различил поднявшееся движение на гауптвахте, которая наблюдала в сторону равнины и была всего в двухстах метрах от беглецов. Мариус тревожно потянул под водой Жана за руку.

В самом деле, красный огонек фонаря, освещающего гауптвахту, задвигался. Он исчез на минуту, потом появился вновь, разрывая жабью кучу.

По водной поверхности звуки распространяются быстро и четко. Шлепок Жана по плотному листу некюфара долетел до тонкого слуха надзирателя Барбеллеса.

Он встал и посмотрел вдаль.

- Это, все - таки, не жаба так поет, - сказал он себе. - Этот звук похож на пощечину, или на то, как пистолет дает осечку. Гм... Гм... чудно. Надо пойти поглядеть.

Но посреди кустов, пучков черной травы и кучек жаб было невозможно различить две человеческие головы в темных шерстяных шапках, которые носят ссыльные. И Барбеллес с двумя смотрителями напрасно шарили глазами по всему пространству болота. Они ничего не видели.

А друзья неподвижно сидели в ледяной воде. Барбеллес хотел уйти, как вдруг он заметил что - то похожее на светлый отблеск, как будто на листве болота была серебряная дощечка.

- Что за черт это может быть, - сказал он своим людям, - смотрите на кожу моего пальца. И она блестит при свете луны. Вы видите, можно сказать, что оно двигается. Что это может быть?..

Это была жестянка со спичками, которую Мариус укрепил наверху своей шапки. Несмотря на свое твердое желание не двигаться, он не мог удержаться, чтоб не тряхнуть головой, так как близко были жабы. И в новом положении, которое он принял, металл засверкал в луче луны.

- Слушай, - прошептал ему Жан Пиу, - неужели эти мошенники нас видят. Они смотрят прямо в нашу сторону. Ведь ты знаешь, у этого дьявола Барбеллеса хорошее зрение.

- Молчи, - ответил Мариус, - я говорю тебе, что они не могут нас видеть.

А Барбеллес ясно видел белый отблеск на коробке. Но ни он, ни другие не могли никак отгадать, чтобы это могло быть. Они уже не думали о звуке, который только что слышался, о чем - нибудь подозрительном, но их заинтриговал этот кусочек металла посреди болота.

- Ей - богу, - ругнулся Барбеллес, - я хочу достоверно это узнать и я узнаю. Бригадир, мой карабин. Я пошлю пулю на разведку. Здесь не больше двухсот метров, и черт меня побери, если я не попаду в цель на двести метров. Вы увидите, как можно разбить луч луны выстрелом из ружья.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об уникальном художнике из Арзамаса Александре Васильевиче Ступине, о жизни и творчестве замечательного писателя Фазиля Искандера, о великом «короле вальсов» Иоганне Штраусе, о трагической судьбе гениальной поэтессы Марины Цветаевой, об истории любви  Вивьен Ли и Лоуренса Оливье, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены