Каторжники новой Каледонии

Жан Ришпэн| опубликовано в номере №4, Март 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Повесть. В переработке журнала «Смены»

Глава первая

Жан и Мариус приговорены к ссылке

Версальцы не шутили. Ежедневно десятки и сотни блузников и славных парижанок, изрешеченные пулями солдат, свозились на кладбища.

Непрерывно заседали суды. Бездарные командиры, потерявшие славу на войне с немцами, спешили сделать карьеру на жестоком отношении к побежденным героям Коммуны. Пришел день, когда перед военным судом должны были предстать: Жан Пиу и Мариус Мазюклар. Их появление произвело сенсацию.

Жан Пиу был атлет; все его движения носили отпечаток большой силы. Он упирался по привычке левой ладонью в бок и страшная рука отделялась от тела, выставляла под рукавом изгибы и возвышенности мускулов, как пучки веревок с завязанными узлами.

Несмотря на узкий лоб, бороду и жесткие, густые и курчавые волосы, он не был ни груб, ни неприятен на вид. Это была голова доброго ребенка, на шее быка и с гривой черного льва.

Мариус был резкой противоположностью Жана. Он вошел так, как будто все суставы у него были вывихнуты, с судорожными ужимками, согнув спину и вдавив грудь, точно хотел пролезть в какую - нибудь щель, или проскользнуть между рук. Он казался тщедушным и малорослым, но был просто худ, приседал, съеживался на ходу, принимал уродливые положения тела и мог сойти за калеку. На самом деле он был высок, тонок, сухощав, гибок, как угорь, вынослив, как осел и хитер, как обезьяна.

Он был некрасив. Длинные и бесцветные волосы походили на вермишель. Бледное лицо, морщинистее сухой груши, было подвижно и худо до измождения. На этом фоне выделялся длинный нос. закругляющийся книзу и красноватый на кончике. И, однако, это лицо не отталкивало. Его желтые большие глаза смотрели светло, живо, с таким глубоким осмысленным выражением, что, увидев их взгляд, полный огня, можно было забыть об остальном.

Друзья вошли, держась за руки, и возбудили - Жан движение восхищения, а Мариус - взрыв смеха.

Смех держался в зале во все время допроса, так как Мариус отвечал один, в то время, как Жан довольствовался подтверждением слов своего друга энергичными жестами.

При первом вопросе председателя суда об имени, возрасте и профессии, они выпрямились оба, и голос Мазюклара зазвучал так странно, точно трещотка коростеля. В то время, как губы его сдвигались и раздвигались, нос дрожал, лоб и щеки сморщивались, как вода под ветром, он произнес громко и одним духом следующее:

- Жан Пиу - Человек - Бык, Мариус Мазюклар - Кузнечик, тридцать и сорок, банкисты.

Что все это могло обозначать? - Объяснитесь, - буркнул желчно председатель.

- Ну вот. Я же говорю, что моего друга зовут Жан Пиу и его прозвали Человек - Бык за то, что он очень силен. Я говорю, что меня зовут Мариус Мазюклар и я прозван Кузнечиком за мои журавлиные ноги. Я сказал, что ему тридцать, а мне сорок лет. Еще я сказал, что мы банкисты, т. - е. уличные комедианты. Прошу не смешивать с банкирами, пожалуйста.

- Обвиняемый, - произнес судья, кусая усы, - старайтесь поменьше гримасничать, когда говорите. Можно подумать, что вы нарочно это делаете, чтобы привести всех в веселое настроение.

- А это!? Это привычка; это, видите ли, мое ремесло.

- Ремесло?

- Да. Я по своему роду занятий акробат, чревовещатель, гимнаст, фокусник и клоун. Пиу - атлет, борец и боксер. Я - обезьяна, превращенная в человека, а он - статуя в блузе. Вместе мы показываем всевозможные акробатические упражнения, как - то: остроконечная пирамида, пирамида острием вниз, парижское и марсельское фехтование, бокс английский и французский и борьба на вытянутых руках, заимствованная у греков и римлян, совершенно такая же, как была в Греции и Риме. Бум!...

- Вас не спрашивают обо всем этом. Прекратите эту болтовню и вернемся к вашему положению, которое вы усугубляете вашими выходками. Вы и ваш друг, вы принимали участие в восстании, вы были в рядах Парижских мятежников.

Неожиданно Мариус выпрямился. Морщинки сурово сбежались у него на лбу.

- Мятежники не в Париже были. Народ не может быть мятежниками.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены