Как живой с живыми...

С Бурдянский| опубликовано в номере №899, Ноябрь 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

Дорогой Владимир Ильич! Податель сего, художник Бродский, один из талантливейших артистов кисти нашего времени, хочет сделать с Вас портрет. Я полагаю, что желание его должно быть удовлетворено. Вряд ли кто-нибудь другой может передать для истории со всей желательной полнотой и яркостью Вас, как лицо, принадлежащее отныне не себе, а человечеству». Так рекомендовал первый нарком просвещения Анатолий Васильевич Луначарский молодого, но уже известного мастера живописи в своем письме к Ильичу.

Художник И. Бродский был одним из любимых учеников И. Е. Репина и от своего великого учителя унаследовал реалистические традиции русского искусства. Во время первой революции 1905 года он принимал участие в революционном движении студенчества Академии художеств, рисовал направленные против царского самодержавия политические карикатуры, а на академический конкурс эскизов представил композицию, изображавшую похороны жертв царизма. Работа эта, как и следовало ожидать, не была допущена на конкурс, и только Репин горячо отстаивал ее. Великая Октябрьская революция захватила талантливого художника с первых же дней. «Мне сразу сделалось ясно,— писал он,— что позорно современнику, а тем более художнику, безучастно пройти мимо тех великих событий, которые не по дням, а по часам развивались перед нашими глазами. Я понял, что отобразить революционную эпоху и ее великих людей — долг каждого художника». На примере своего творчества, поставленного на службу революции, он наглядно показал огромное значение и роль искусства в создании нового, социалистического общества. Современник великих исторических событий, он много сделал для того, чтобы запечатлеть их для потомства, чтобы сохранить в памяти народа образ великого Ленина — сердце и мозг Революции.

В Смольный художник явился не сразу — все не решался. А когда наконец пришел туда с рекомендательным письмом Луначарского, Владимира Ильича уже там не было. Советское правительство к тому времени переехало в Москву, и лишь в 1919 году Бродскому удалось впервые увидеть Ленина на митинге в Народном доме в Петрограде. Этот скромный, просто одетый и удивительно естественно державшийся человек внешне мало походил на героя. Но всем своим обликом он олицетворял драгоценный сплав концентрированной мысли, несгибаемой воли и целеустремленной энергии. Еще задолго до этой встречи, в 1911 году, И. Бродскому довелось во время своего пребывания в Италии слышать от Максима Горького о ленинском уме и его неотразимом человеческом обаянии.

«С нетерпением,— рассказывал потом художник,— Алексей Максимович ждал приезда Ленина на Капри и часто с увлечением мне говорил о нем, как о замечательной «натуре» для художника. Не зная еще в то время внешнего облика Владимира Ильича, я уже хорошо по рассказам Алексея Максимовича представлял себе его со-

кратовского склада голову, всю его наполненную энергией фигуру, голос и даже манеру разговаривать».

В 1920 году во время работы конгресса Коммунистического Интернационала в Петрограде художнику удалось наконец осуществить свое заветное желание: 19 июля в переполненном зале бывшего Таврического дворца Владимир Ильич Ленин выступал с программным докладом о международном положении и задачах Коминтерна. Получив пропуск на торжественное открытие конгресса, художник пришел туда пораньше, выбрал укромное место для работы недалеко от ^президиума и, находясь на расстоянии нескольких шагов от Владимира Ильича, успел довольно детально зарисовать черты его лица и профильный контур.

В этот же день Ленин выступил на митинге, посвященном закладке памятника Карлу Либкнехту и Розе Люксембург, а потом, вместе с делегатами конгресса отправился на Марсово поле, где участвовал в возложении венков на могилы борцов за революцию. Здесь произошел курьезный случай, непосредственно связанный с одним из портретных набросков, который воспроизводится сегодня в «Смене» с личным автографом Ленина.

«В моей папке,— вспоминал об этом событии автор,— в законченном виде находился его портрет, набросанный мной карандашом на открытии конгресса. Очутившись как-то около Владимира Ильича, я подал ему рисунок и просил его подписать. Пристально всмотревшись в карандашный набросок, Владимир Ильич ответил мне, что он не похож здесь на себя. Окружающие нас стали горячо убеждать Владимира Ильича в том, что он совершенно не знает своего лица и что портрет, без сомнения, удачен. Тогда Владимир Ильич, усмехнувшись, принялся подписывать рисунок.

— Первый раз в жизни подписываю то, с чем не согласен,— сказал он с улыбкой, передавая мне обратно набросок».

После торжественного открытия вместе с делегатами конгресса Бродский выехал в Москву. В бывшем Андреевском (ныне Свердловском) зале Большого Кремлевского дворца, где продолжались заседания конгресса Коминтерна, художнику удалось сделать несколько новых натурных зарисовок Владимира Ильича, а спустя некоторое время — еще один портретный набросок, когда Владимир Ильич на Всероссийской партийной конференции, проходившей в Свердловском зале Кремлевского дворца, выступал с речью по поводу перемирия с Польшей.

Один из самых лучших рисунков И. Бродского с натуры — тот, где Ленин изображен на трибуне с листком бумаги в руке в момент произнесения речи на конгрессе Коминтерна в 1921 году. Рисовать Ленина при его подвижности и богатой мимике было очень нелегкой задачей для художника. Не случайно близко знавшие его люди утверждали, что Ленин похож на себя лишь в кинематографе. На фотографиях же Ильич везде разный. И далеко не каждому художнику, пытавшемуся рисовать вождя пролетарской революции, удавалось добиться успеха. Надежда Константиновна Крупская справедливо упрекала некоторых художников за то, что в своих работах они изображают Владимира Ильича статичным, бесстрастным человеком.

Стихия социалистической революции была той живительной атмосферой, где лучше всего чувствовал себя он, профессиональный революционер, всю свою жизнь посвятивший борьбе за счастье человечества. Говорил Ленин всегда с увлечением. Страстность речи чувствовалась даже тогда, когда делал он это внешне спокойно. В упомянутом наброске Ленина на трибуне художником хорошо схвачены характерные черты Ильича: сила ленинского духа, интенсивная работа его мысли. Этот рисунок перекликается с горьковской литературной зарисовкой: «Его движения были легки, ловки, и скупой, но сильный жест вполне гармонировал с его речью, тоже скупой ^словами, обильной мыслью, и на лице, монгольского типа, горели, играли эти острые глаза неутомимого борца против лжи и горя жизни, горели, прищуриваясь, подмигивая, иронически улыбаясь, сверкая гневом. Блеск этих глаз делал речь его еще более жгучей и ясной. Иногда казалось, что неукротимая энергия его духа брызжет из глаз искрами, и слова, насыщенные ею, блестят в воздухе. Речь его всегда вызывала физическое ощущение неотразимой правды».

Один из первых зачинателей советской революционной живописи, И. Бродский, создал целый ряд портретов и выдающихся многофигурных композиций, являющихся своеобразными историческими документами нашей эпохи. Широко известны его монументальные полотна, посвященные выступлению Ленина на Путиловском заводе, расстрелу 26 бакинских комиссаров, заседанию Реввоенсовета. Но одной из самых популярных работ художника, выдержавших испытание временем, является, без сомнения, его картина «Ленин в Смольном», размноженная в десятках миллионов экземпляров. Первоначально автор хотел дать картине другое название — «Декрет о земле», но потом передумал, решив, что это несколько сужает тему. Художник с исторической точностью изобразил уголок ленинского кабинета таким, каким он был в ту пору. По словам художника, детально изучившего материал, все было именно так в этой комнате, когда в ней жил Ленин. «Я не мог позволить себе ничего изменить в угоду приверженцам «живописности». Материалом для образа Ленина в этой картине художнику послужили его натурные зарисовки, сделанные на конгрессе Коминтерна. Об этом напоминает интересная документальная фотография, запечатлевшая рабочий момент одного из заседаний конгресса в Андреевском зале Большого Кремлевского дворца. На этом историческом снимке мы видим Владимира Ильича, сосредоточенно записывающим что-то в небольшую тетрадь. Немного позади за столом — седой человек в очках. Это известный историк М. Н. Покровский. Рядом с Лениным — редактор «Известий» Ю. М. Стеклов. На фоне затейливой лепки и богатой резьбы пристроился художник с альбомом. Это И. Бродский.

Большинство ленинских портретов выполнено по фотографиям и оттого страдает отсутствием живого сходства. Особую ценность представляют поэтому немногочисленные зарисовки, сделанные с натуры.

С чувством благодарности вспоминаем мы сейчас тех немногих художников, кому удалось в те далекие годы наблюдать Ильича, общаться с ним, запечатлеть для потомства его живые черты. Среди них по праву одно из первых мест занимают портретные рисунки художника И. Бродского.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте об истории  российско-британский отношений начиная с XVI-го века, о жизни творчестве оригинального, ни на кого не похожего прозаика Юрия Олеши, о том, как же на самом деле складывались   отношения  роман Матильды Кшесинской и Николая II-го, о Российском детском фонде, которому в этом году исполняется 30 лет, об Уоллис Симпсон -  героине й самой романтической истории XX века,   окончание .  нового  остросюжетного роман Ольги Торощиной «Все ради тебя – ВИКА» и многое другое…



Виджет Архива Смены