Как стать рабочим

Галина Потаповская| опубликовано в номере №1406, Декабрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Уроки школьного завода: поиски и потери

«… повысить качество обучения и подготовки специалистов, идейно-политического, трудового, нравственного и эстетического воспитания подрастающего поколения и его подготовки к общественно полезному труду»

Из «Основных направлений экономического и социального развития СССР на 1986-1990 годы и на период до 2000 года».

Таганрог — город южный. Жара за тридцать градусов уже с середины мая. Но ошибется тот, кто решит, что здешний климат располагает только к отдыху. Именно за три самых жарких месяца прошлого года старшеклассники городских школ и комсомольцы металлургического завода построили школьный завод «Смена».

— И не жалко было тратить каникулы на стройку?

— А чего жалеть? — отвечает Алеша Шилин, практикант токарного цеха, нынешний десятиклассник. — И так все лето в городе, мы же теперь даже официально курорт. Работали по очереди: неделю — одна школа, неделю — другая. Вдень — часа по три-четыре. А потом все вместе на пляж, море-то рядом. Совсем неплохо вышло.

Действительно, море в Таганроге везде близко. Если идти через территорию шефа — металлургического завода, — всего десять минут.

— Ребята делали все, — рассказывал старший мастер «Смены» Валерий Курицын. — Носили кирпич, замешивали раствор, штукатурили, шпаклевали, красили стены.

— А как родители, против «детского» труда не возражали?

— Детского! — смеется Курицын. — Под два метра мальчик вымахал — детка Родители довольны были, что сын при деле, не болтается без толку по улицам. Другое дело, если бы инспектор по технике безопасности сюда заглянул, тот вряд ли бы остался доволен. По существующим правилам подросткам до шестнадцати лет нельзя даже появляться на стройке без сопровождения взрослых. И больше трех килограммов «деточке» поднимать не разрешается. Ну, да стройка у нас «неофициальная»... Завод построили, никто вроде не надорвался.

Директор «Смены» Леонид Григорьевич Сидорич с великим трудом, почти, что из-под земли добывал токарные и фрезерные станки. Такие, чтобы на них можно было работать. Не секрет, что для межшкольных УПК—учебно-производственных комбинатов — заводы часто стараются спихнуть много лет не ремонтированную древность. Все же Сидорич достал «не древность».

...В соседних коридорах шумел УПК, из которого завод «Смена» родился. Там девочки старательно учились печатать на машинке, художественно одаренные подростки с ленцой осваивали инкрустацию по дереву. В электромонтажном цехе из желтых блестящих деталей собирали небольшие люстры, будущие медсестры учились накладывать шины на воображаемые переломы. На рождающийся завод косились не без опаски. Ходили слухи, что прогульщиков будут «ссылать» в токарный и фрезерный цеха.

Стоять у станка почему-то никто не хотел, хотя родители большинства учеников работают именно у станка. Таганрог — город комбайностроителей, металлургов, строителей. Дети рабочих, однако, в подавляющем своем большинстве метят в институты и военные, училища. От практики в токарном и фрезерном цехах школьного завода бежали как от чумы. Бежали в основном в автодело, где от желающих учиться водить некую мифическую автомашину, которая, конечно же, у юного автолюбителя должна появиться в ближайшие годы, отбоя не было. В токари и фрезеровщики попадали больше от равнодушия или если уже были разобраны места в автоделе, в кожгалантерейном цехе УПК.

У Алексея Шилина отец — токарь. Сам Алексей готовится в радиотехнический институт. Отличник. О своей токарной практике отзывается одобрительно:

— Пригодится в жизни. До практики я просто боялся станков. Теперь вполне уже освоил расточку, сверление, резку. К окончанию школы доберусь до третьего разряда.

— Но на завод ты не думаешь идти?

— Если бы надумал, то не пошел бы в девятый класс. Уметь на станке работать я вовсе не против. Но зачем агитировать поступать на завод девяти- и десятиклассников? Мы ведь высшее образование собираемся получать, иначе были бы сейчас в ПТУ.

Преподаватель завода «Смена», токарь шестого разряда Сергей Ващенко возражает:

— Верно, ребята у нар головастые, все метят в институты. А если сорвется? У каждого в руках профессия. На первый, на второй разряд я ребят легко обучил, даже за тот день в неделю, что им выделен. Хотя токарного дела все они боялись, как штрафного батальона. Ну, глаза боятся, руки делают, скоро заинтересовались, стали ходить вполне охотно. Конечно, хочется, чтоб мои подопечные поступали на завод после школы, но сразу скажу: за первый год работы «Смены» кпд пять процентов. Из каждой группы по одному человеку в рабочие идут, да и те сначала поступают в техникумы.

Да, завод молодой, и только в будущем году появятся здесь те, для кого он в первую очередь предназначен, — восьмиклассники. Неужели и они будут изо всех сил рваться в автолюбители, лишь бы миновать токарно-фрезерные цеха?

Как вообще подростки воспринимают этот завод? Как серьезную подготовку к будущей профессии или как некую игру, придуманную для них взрослыми? Увы, отрицать нечего — сегодняшние девяти- и десятиклассники в большинстве своем все же воспринимают производственную практику как некое ненужное, добровольно-принудительное занятие. Что школьный завод? Да это все тот же УПК, только пристройку к нему сделали и назвали «Сменой», вот и вся разница. Завод — это же предприятие, нечто всамделишное, серьезное. А что думать им о серьезности своих занятий, если на их глазах стоны для водопроводных труб, в которых вроде бы кто-то нуждается, «выбивали» где-то чуть не два месяца; если шеф, металлургический завод, со скрипом, микродозами выделяет «сменовцам» почти ненужную, примитивную работу — протачивать отверстия в прокладках для рельсов; если за две недели ежедневной практики каждый из них заработал «солидную» сумму в пятнадцать рублей; если те, кто не захотел ходить на практику, и не ходят на нее., а в случае необходимости отрабатывают осенью в том же электромонтажном цехе УПК, на сборке люстр (кстати, ремесло, которым занимаются в том же Таганроге незрячие люди, до того оно несложно)?..

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о мрачном предании довлевшем  над родом князей Юсуповых на протяжении двух веков, о жизни и творчестве Максимилиана Волошина, русском и советском ученом, ставшем в 1904 году лауреатом Нобелевской премии Иване Петровиче Павлове, о популярнейшем актере Сергее  Маковецком, об истории создания картины «Портрет дамы с дочерью» Тициана, новый остросюжетный роман Виктора Добросоцкого «Белый лебедь» и многое другое...



Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое

в этом номере

Дорога в легенду

Отечество

Во всем — итальянцы

Клуб «Музыка с тобой»