«…И будет от людей уважение»

  • В закладки
  • Вставить в блог

В. БОБКОВА. Для меня 1975 год был знаменательным. Исполнилось ровно 40 лет моей работы на «Красной Розе». Присудили мне Государственную премию СССР. И в этом же году отметили мы главный наш ткацкий праздник – 100-летие комбината. 100 лет... От той фабрички только старые стены остались, все теперь новое: и оборудование, и труд, и дух.

Т. ЧИСТЯКОВА. Сколько же вам лет было, Валентина Ивановна, когда вы пришли на комбинат?

В. БОБКОВА Не поверишь, Танюша, двенадцать.

Т. ЧИСТЯКОВА А я с семнадцати...

В. БОБКОВА Так уж моя жизнь поначалу сложилась... Осталось нас трое: я, мама и брат. Что делать? Мать у меня работница была спорая, хорошая, работала она на гардинно-тюлевой фабрике имени Тельмана. Говорит: учитесь, дети, я вас прокормлю, да и люди помогут, не старые времена... А я была хоть роста небольшого, а шустрая... Нет, думаю, я совсем большая, 4 класса закончила, пойду в ФЗУ, профессию заимею, матери с братом помогу. И пошла на «Красную Розу»...

Т. ЧИСТЯКОВА А почему не на «Тельмана», к матери?

В. БОБКОВА Там училища не было. А на «Красной Розе» как раз в ФЗУ девчат набирали, но не моложе 14 – 15 лет. Я пришла, а на меня смотрят и смеются: подрасти сначала хоть на сантиметр. Зам. директора Марфа Ивановна Авдеева, как сейчас помню, увидела, что я чуть не плачу – так мне обидно стало, что размечталась я зря! – и говорит: ну что ж, они учениками шесть месяцев в тренаже узлы вяжут. Подрастет за это время. Взяли меня. Это был 1935 год. А уже в тридцать шестом я в цех работать пришла.

Т. ЧИСТЯКОВА. Это ведь в тридцать пятом было Первое Всесоюзное совещание стахановцев в Кремлевском дворце?

В. БОБКОВА Тогда. 14 ноября 1935 года. С «Красной Розы» там шесть человек было... После и у нас свои стахановцы появились. Ольга Бычкова, например. Она изучила все возможности своего станка, приемы, операции и перешла на обслуживание 4 станков. А станки были тогда старые, тяжелые – фирмы «Бенингер». На них трудно работать было. Вырабатывали мы тогда крепдешин, материал тоже не из легких... Ну я пришла в цех, девчонка, конечно, но старалась от взрослых не отставать. Мне хотелось работать хорошо, очень хорошо, чтобы матери моей сказали: Валентина-то твоя ходко работает. Мама моя труженица была и всегда говорила: работай хорошо и будет тебе от людей уважение, с хорошим трудом и человек лучше становится...

Т. ЧИСТЯКОВА Знаете, Валентина Ивановна, я в десять раз меньше вашего на комбинате работаю, а тоже заметила: кто в работе добросовестный, тот ни в чем не подведет. Может, это и не совсем верно, но я людей их отношением к труду меряю...

В. БОБКОВА Почему неверно? Очень верно!

Т. ЧИСТЯКОВА. Вот говорят: борьба за качество. Ведь эта «борьба» становится естественным и жизненно необходимым делом, а никакой не «борьбой». Наш мастер Клавдия Григорьевна Алдошина любит повторять: в нашей смене халтурщиков и лодырей нет, а неопытных научим. Вроде бы фраза красивая, но ведь точная. Те, кто работать у нас не хочет, уходят сразу. Если же остались – работают на совесть. Вот тогда и появляется высокое качество в работе, потому что как же иначе? Если работу любишь, плохо работать просто не сможешь.

В. БОБКОВА Правильно. Ткач ленивым быть не может. У него глаз должен быть острым, реакция быстрой, движения точными. Тогда и ткань идет отличного качества, и людям – радость, и сам он счастлив. А кому работа своя не люба, тот и в жизни никому хорошего не сделает, «узлы» да «заусенцы» у него не только в ткани, а и в душе.

Т. ЧИСТЯКОВА. Я по себе заметила: чем больше у меня станков, тем я организованнее, внимательнее, точнее. И это естественно. Но все это становится постепенно чертами моего характера. Правда!

В. БОБКОВА Конечно, правда! Как мы раньше говорили: даешь нового человека! Новому человеку старые рамки тесны. А кое-кому в них очень удобно.

Когда в 1971 году я 20 станков взяла, «глаз» было много, и всяких. Некоторые поговаривали, что, мол, больно уж рванула Валентина, как же так работать? Ведь и план и сортность надо давать... Кое-кто из не очень радивых заворчал: «Вот какая, нагонит нам станков, надрывайся!» А большинство, конечно, поддерживало, помогало. Сменщица моя, Нина Павловская, тоже 20 станков взяла. За нашим экспериментом следили из отдела труда, подсчитали наши возможности, возможности оборудования. На эксперимент дали месяц... И вот он прошел. Я даю 133 процента выработки. И тогда выступили мы с начинанием: «За высокую зону обслуживания, за эффективность производительного труда». Теперь это у нас постоянный лозунг, да ты знаешь. И пошло. В 197.1 году – 36 станков, к XXIV съезду КПСС, где мне посчастливилось быть делегатом, – 48 станков, а в 1973 году с 1 декабря перешли на 72 станка. На нашем участке по сравнению с 70-м годом производительность труда повысилась в девять с половиной раз... Ну, в 1973-м ты уже работала на комбинате, все это помнишь...

Т. ЧИСТЯКОВА Конечно, помню. Когда я пришла из ПТУ, меня на шестнадцать станков поставили, потом двадцать взяла, а с прошлого года на двадцати пяти работаю. Конечно, трудно сравнить с вашими 72...

В. БОБКОВА У тебя и артикул ткани потруднее и нитка другая. В каждом цехе – свои рекорды.

Т. ЧИСТЯКОВА Да. И эти рекорды не только от нас с вами зависят. Огромную роль играет вся бригада. Нас в бригаде четверо: поммастера, обрывщица и две ткачихи. Все друг другу помогают. Сами посудите: если взяли на себя повышенное обязательство, это касается всех в бригаде. Вот поммастера. Он следит за станками, устраняет неполадки, от него зависит моя работа... Встал станок. Где поммастера? Бегай, ищи... А надо так: встал станок – поммастера тут как тут. Твоя работа – его забота. У нас в бригаде коллектив отличный, все друг друга подменить можем. И сменщица должна работать в том же ритме, что и ты. И с той же отдачей. Мы с моей сменщицей Машей Хвостиковой вместе и в ПТУ учились, вместе на комбинат пришли, на одних станках работаем. И я знаю, что Маша меня не подведет. От сменщицы во многом зависят твои собственные показатели. Была у меня сменщица (не буду фамилию называть), так приду я на смену и – мамочки мои! – полдня нитки распутываю. Она их заводит – не смотрит даже. Я станок пускаю – идут смычки, идет брак. Смотрю: весь край неверно заведен. Распутываю, теряю время, не выполняю норму. Так и в отстающие попасть недолго. А она? Что ж, она «в порядке»: норма выполнена, а что до других – и думать не думает. Сами посудите: ну кто с такой работать станет? Вот она и меняет сменщиц.

Воспитывать? Пробовали. Один ответ: норму выполняю, что еще нужно? Но нас, комсомольцев, такой ответ вряд ли может удовлетворить. Есть цеховое бюро, и оно свое слово скажет... Если хотите, хорошо работать, бороться за высокое качество продукции – это думать не только о себе. Эгоистов нам не надо! Леонид Ильич Брежнев на XVII съезде Ленинского комсомола сказал, что качество работы складывается не только из производственно-экономических факторов, но и охватывает широкий круг моральных проблем. Это сознательная товарищеская дисциплина, обстановка взаимной требовательности и взаимопомощи в труде.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены