Гитара на площади

  • В закладки
  • Вставить в блог

Боритесь и пойте вместе с нами!

Хартмут Кениг, секретарь Центрального Совета ССНМ

Одним из самых интересных пунктов культурной Программы нашего Национального фестиваля молодежи в Берлине была работа певческого центра ССНМ. 120 000 делегатов и гостей в течение трех дней услышали политические песни, исполняемые группами и солистами; вместе под открытым небом пели старые и новые песни борьбы. Тот, кто был в Центре солидарности у Берлинской телевизионной башни, мог услышать импровизированные выступления певческих групп со всех концов республики. Тысячи сжатых кулаков поднялись для революционного приветствия. Повсюду песни солидарности с борьбой народов Вьетнама, Никарагуа, Чили, Палестины, Южной Африки...

В 1967 году в Берлине молодые авторы и певцы основали группу «Октобер-клуб», уже одно название которой было и является по сей день политической декларацией. Большое значение приобрело выступление, организованное группой «Октобер-клуб» и другими группами на сцене театра «Берлинер Фольксбюне». На него откликнулись все округа республики. Повсюду стали возникать певческие клубы ССНМ, которые смогли правильно понять и использовать такие присущие политической песне качества, как актуальность, воздействие на массы, возможность эмоционально выразить наше марксистско-ленинское мировоззрение и жизненную позицию. Певческое движение ССНМ становилось мощным оружием нашей политической аргументации средствами искусства, помогало мобилизовать молодежь на решение важных задач строительства социализма и укрепления антиимпериалистической солидарности.

Все прогрессивное и ценное, что есть в немецкой истории, нашло признание в нашей стране. Поэтому и политическая песня, ставшая историей, входит в репертуар певческих групп ССНМ – будь то песни Крестьянской войны в Германии, бессмертная «Песня Единого Фронта», написанная в концлагере «Песня болотных солдат», песня тельмановского батальона времен гражданской войны в Испании...

Певческое движение ССНМ поэтически рассказывает о сегодняшнем дне нашей страны: будни, мнения и вопросы, жизнь и труд людей социалистического общества находят отражение в песнях. Такие авторы, как Рейнгольд Андерт, Курт Деммлер, Вольфганг Пратце и Бернд Румп, знакомят нас в своих песнях с разными людьми в разных ситуациях. И какие бы то ни были темы – совместная жизнь молодых людей, выполнение плана, школа и университет, любовь и семья, сбывшиеся и несбывшиеся надежды, защита социализма – в центре песен размышление о месте юношества в жизни общества.

Много у нас и песен, сопровождавших наших союзников на различных фронтах международной классовой борьбы, песен о дружбе с Советским Союзом и Ленинским комсомолом. Такие песни, как «Дружба – Фройндшафт» и «Пусть всегда будет солнце», известны повсюду. Есть у нас и песня о русском языке: «Это язык космонавтов, язык наших братьев по классу. И его мы никогда не забудем». Как призыв, как сирена звучала песня: «Все на улицу, пришел красный май. Все на улицу, над Сайгоном реет знамя победы». Гневом дышат песни солидарности, созданные во время китайской агрессии против братского народа Вьетнама. Твердо и неумолимо звучат песни наших чилийских друзей. Просты и ясны строки поэта-песенника Курта Деммлера: «Укрепляй свое государство. Это солидарность!»

Национальный фестиваль молодежи ГДР еще раз показал, что певческое движение ССНМ живет в молодежи. Оно было, есть и будет движением политической песни – многосторонним, охватывающим все слои молодого поколения, признающим свою приверженность социализму в нашей стране как в идейном, так и в художественном отношении. И, конечно, оно само движется и развивается: новые песни, новые темы, новые клубы, новые авторы и ритмы. Но девизом его были и останутся слова: «Боритесь и пойте вместе с нами!»

Поколения «Октобер-клуба»

Астрид Вольперт

Припоминаю, название «Октобер-клуб» впервые, пожалуй, встретилось мне в одной из статей, напечатанных в «Юнге вельт». Это было где-то в начале 67-го, и в статье сообщалось о концерте, на который окружной комитет ССНМ Берлина приглашал молодежь. Спустя несколько недель я и сама увидела членов клуба на сцене – на фестивале ССНМ в Карл-Марксштадте. «Песня о мирном мире», программный «Октобер-зонг», «Скажи, на чем ты стоишь», веселая «Песенка о любопытстве» и «Красное войско на Эбро» – тогда я совсем не задумывалась, чем же взволновала меня каждая песня. Просто захватили воодушевленное пение, радостные мелодии и неожиданные тексты певцов «Октобер-клуба». Мне было шестнадцать, а те, кто пел, были немногим старше. Мои мысли и чувства, мои радости и проблемы, мой язык – вот что я узнавала в их песнях.

С тех пор я следила за развитием «Октобер-клуба» более пристально, собирала газетные вырезки и прочие материалы, которые доходили до меня в маленький городок на севере республики, где я ходила в школу. Однажды, сочинив уважительную причину, я даже прогуляла занятие, и в день, когда моя группа ССНМ работала на картошке, мы с подругой поехали в Берлин, где поселились у ее тетки. Повод: мы достали билеты на выступление «Октобер-клуба» в кинотеатре «Интернационал».

В защиту нашего не совсем достойного способа действий должна сказать, что, конечно, мы уже тогда были сознательными, активными членами ССНМ: моя подруга – секретарем группы нашего класса, я – секретарем в 12-летней школе, и потому нашу поездку в

Берлин мы не собирались превращать в развлечение личного характера. В результате появилась моя первая статья в газете, а в нашей средней школе – певческий клуб ССНМ. Пост секретаря по вопросам культуры стал одним из главнейших в комитете, а в программе читательского актива рядом с докладами и диспутами объявились вдруг вечера песни и походы с гитарой под мышкой. Музыканты клуба организовывали наши первые танцевальные вечера, а позднее и дискотеки.

Читатели, возможно, немного удивлены, считая, что я отхожу от темы, не описывая биографию «Октобер-клуба» в узком ее понимании. Мне же, напротив, кажется оправданным и даже необходимым очертить вокруг нашего первого и старшего по возрасту песенного клуба ССНМ исторический круг как раз такой широты. Если б тогда, в 60-х годах, когда, вдохновленные прогрессивными певцами, такими, как Пит Сигер (песни протеста) и Перри Фридмэн (фольклор), начинали основатели «Октобер-клуба» Хартмут Кениг, сейчас – секретарь ЦС ССНМ и, как прежде, автор и энтузиаст политической песни, Лютц Кирхенвитц, Йорн Фехнер, – если б тогда дело было только в пении, то пример «Октобер-клуба» наверняка не нашел бы столь широкого распространения во всей республике. Но для многих, кто познакомился тогда с «Октобер-клубом», этот коллектив и в самом деле являлся моделью деятельности союза молодежи вообще, моделью интересного, обогащающего личность досуга, моделью развивающегося, нового, социалистического образа жизни. И то, что сегодня определяет программы таких групп, как «Смена» из Дрездена и берлинской «Внуки Карла», тогда в первый раз многие открывали в песнях «Октобер-клуба». Они находили в них запросы собственного поколения и его ответственность перед этой жизнью, активную позицию – за развитие социалистического общества в смысле: взяться самим – предлагать – двигаться вперед. «Поразмысли, что стоит делать в жизни» (Эльке Биттерхоф), «Внеси-ка разок рацпредложение» (Райнхольд Андерт), «Товарищи, прокрутите мне фильм, если рядом с вами есть еще одно место, дайте его мне» (Хартмут Кениг) – это строчки из популярных новых песен «Октобер-клуба», которые остались у меня в памяти.

То, что «Октобер-клуб» со своей программой не остался в одиночестве и что по его примеру повсеместно в нашей республике возникали группы, интересы которых были связаны с политической песней, – это очевидно. Сегодня, 13. лет спустя, статистика насчитывает их свыше трех тысяч. Если вначале многие просто копировали модель «Октобер-клуба», то ныне песенное движение ССНМ стало значительно шире, дифференцированнее и художественно квалифицированнее. Его лучшие достижения стали достоянием нашей национальной социалистической культуры и искусства. Они представляют собой прекрасный пример партийности и связи с народом. Продуктивные методы работы, например, принцип мастерской (новые художественные произведения представляются на суд компетентных экспертов, которые обсуждают их вместе с создателями и исполнителями и вносят изменения), нашли применение и в других видах искусства. Песенное движение ССНМ вновь обратилось к изобразительным средствам соседствующих с песней жанров, таких, как театр, кабаре, литература, музыка. Родились новые возможности и задачи. Улли Кляйн, нынешний руководитель «Октобер-клуба», говорит об этом так: «Культура – это также и отношение молодых людей друг к другу, общение, обмен мыслями в песнях или беседах. Это требует широчайшей палитры клубов, групп, авторов...»

То, что тыл песенного движения ССНМ сегодня существует, создает «Октобер-клубу», с одной стороны, хорошие предпосылки для осуществления таких важных начинаний, как ежегодные международные фестивали политической песни, а с другой – конечно, вновь и вновь побуждает его отстаивать свое имя. Не почивать на единожды завоеванных лаврах, а многие годы вновь и вновь просить слова, выступая с новыми песнями, программами, идеями, – эту способность я считаю одной из ценнейших отличительных черт клуба. И также откровенное признание, что при этом не все идет гладко, что в коллективе клуба есть и споры и недоразумения, симпатии и антипатии, которые надо преодолевать, и что это делается – хотя, может, и не без болезненных иной раз последствий для одного или другого. В ходе развития не исключены ошибки, но их не стыдятся исправлять.

«Пробным камнем» была для «Октобер-клуба» ситуация, сложившаяся после X Всемирного фестиваля в Берлине, когда часть бывших членов клуба решила посвятить себя политической песне профессионально и основала группу «Год рождения – 49-й». Джина Уве, Миша Хефт и еще шесть певцов и музыкантов были, однако, теми, кто в последние годы решающим образом определял художественное лицо клуба на сцене. После их ухода «Октобер-клуб» нужно было фактически создавать заново. «Вначале – весьма непросто! Но в конце концов именно под давлением этих обстоятельств мы вновь обратились к коллективным методам работы. Некоторые из нас обнаружили при этом таланты и способности, о которых прежде никто и не подозревал», – рассказывала мне Вальтрауд Хайнеман, когда зимой 1975 года я побывала в гостях у «Октобер-клуба» в их репетиционном лагере. Один из тех, например, кто так вот раскрылся, – Петер Порш. Наборщик, дипломированный полиграфист, он уже несколько лет являлся членом клуба, но тут впервые вышел на сцену. Это Петер предложил поющего воробья-барабанщика – символ фестиваля политической песни. Он не раз выполнял работы по графическому оформлению по поручению клуба и Центрального Совета ССНМ. Казалось, однако, что ему все же недостает простора, чтобы опробовать все свои творческие замыслы и идеи. Он делал фильмы (для двух новых программ клуба под названием «На монтаже» и «Пренцлауер Берг») и наряду с этим начал писать, переводить стихи и петь. С приходом Петера возродилась любовь к импровизации, к участию зрителей, когда зал подхватывал строчку из песни или припев. И вдруг снова появилось то, что подробно было описано в начале статьи, – возможность идентификации певцов «Октобер-клуба» и их слушателей. «На монтаже» – программа, в которую вошли известные зарубежные песни и собственные, отражающие конкретную действительность ГДР, и поэтический, написанный сочными красками портрет богатого традициями крупнейшего рабочего района Берлина «Пренцлауэр Берг», где живет большинство членов клуба, – эти программы принесли клубу заслуженную и вдохновляющую оценку: «Ну вот, вы снова такие, как прежде!»

«Мы все еще здесь» – так называется программа «Октобер-клуба» 1979 года. Констатируя это, более 40 его членов, которые как коллектив вступили уже в свой 14-й год, вовсе не относят это только на собственный счет. «Во всяком случае, для тех, кто уже собирался сдать «Октобер-клуб» в музей, эта строчка звучит исключительно в духе программного заявления», – добавляют они, смеясь. Но на процитированную здесь строку надо смотреть, конечно, и в связи с иными, гораздо более важными событиями. Она взята из новой песни «Октобер-клуба», посвященной 30-летней годовщине ГДР. И припев целиком звучит так: «Мы все еще здесь, и государство тоже, которое строят рабочие. Страна живет, да здравствует страна, покуда они дерзают!» Выбирая музыку, певцы «Октобер-клуба» обратились к немецкому фольклору. Й по стилю исполнения в этой песне были черты лучших, популярнейших песен «Октобер-клуба», которые сегодня вошли во многие сборники и которые учат в школах на уроках пения, которые запевают, когда члены ССНМ собираются для работы или на праздник. Неудивительно, что уже через несколько месяцев новую песню подхватили около 3 тысяч песенных клубов нашей страны. И на Национальном фестивале в начале июня в Берлине песню эту не только исполняли на больших сценах на Бебельплатц и в «Парке песни», но и пели, насвистывали и мурлыкали почти на каждом углу.

Для песенного движения ССНМ кажется уже почти нормальным, что «Октобер-клубу» в нужный момент удаются такие увлекающие массы песни, которые нам нужны. Каждый может с ходу назвать «Октобер-зонг», песню Хартмута Кенига «Скажи мне, на чем ты стоишь, какой дорогой идешь...», песни Рейнгольда Андерта «Песня об отечестве», «Придет день, когда будет много работы», «Что нам выпить за Луиса Корвалана», «Сайгон свободен», «Этой земле борьба нужна как мир, чтоб земля стала человечней». Кто, однако, задумывается над тем, сколько сил, напряжения и творческих сомнений кроется за одной лишь этой отчужденно рассматриваемой непрерывностью! И круг задач, с которыми надо справиться каждому члену «Октобер-клуба», наряду со своими прямыми обязанностями учителя, служащего, редактора, студента, значительно шире и разнообразнее, нежели «производство» одной такой песни.

Наша страна и наш союз молодежи заслужили себе доброе имя в мире своими прогрессивными революционными песенными традициями, своим современным, злободневным песенным движением, связанным с интернационалистской работой. Немалую долю ответственности за все это берет на себя «Октобер-клуб». Это ежегодная организация международных фестивалей политической песни, которые каждый февраль собирают в столице ГДР на волнующие концерты солидарного единства и продуктивный обмен опытом певцов и авторов песен со всех концов света. Лишь немногие помнят сегодня о том, что фестивали эти родились, собственно, из праздников дня рождения клуба. Тогда эта идея пришла в голову двум членам клуба – летом, на лужайке у озерца в Панкове. Один из них, Рейнгольд Андерт, был тогда в клубе главным автором текстов. Он писал прекрасные и простые песни о германо-советской дружбе, такие, как песня о памятнике в Трептов-парке или, например, песня о Мавзолее на Красной площади. Сегодня Рейнгольд пишет еще веселые детские книжки и пробует свои силы, работая над музыкальной пьесой для театра. Второй, Рейнхард Хайнеман, математик по образованию, много лет был руководителем фестивалей, сейчас ему поручен важнейший художественный проект юбилейного, 10-го фестиваля политической песни, который состоится в будущем феврале, – впервые силами участников из разных стран организовать исполнение кантаты о наступлении прогрессивных сил в мировом революционном процессе.

В год 30-летия ГДР вместе со всеми членами ССНМ и гражданами нашей страны «Октобер-клуб» подводит итоги своего развития. В длинном ряду событий – успешные гастроли и выступления клуба в Советском Союзе, Болгарии, Венгрии, Финляндии, Португалии, Франции, Италии, Мексике, на Кубе и в ФРГ, четыре собственные долгоиграющие пластинки, один документальный и один телевизионный фильм, медаль имени Артура Беккера, премия ССНМ и многие другие отличия.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте о феномене  декабристов  на примере жизни   князя Сергея   Волконского, о жизни и творчестве  Ивана Алексеевича Бунина, интересные подробности жизни композитора Гайдна, о судьбе произведений Яна Вермеера, новый детектив Наталии Солдатовой «Божья коровка» и миноге другое



Виджет Архива Смены