«Генеральная линия»

Мих Долгополов| опубликовано в номере №123, Апрель 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

О новом фильме С. И. Эйзенштейна и Г, В. Александрова

Не 20, не 40, не 60, а 100, - именно 100 миллионов безграмотных в нашей стране.

Эти цифры, когда потухает в зале свет, в дикой пляске, то уменьшаясь, то увеличиваясь, кричат с экрана.

И как следствие темноты и отсталости - жуткая бедность, мрак, грязь, невообразимая грязь...

... Курная изба, с потолком настолько низким, провисшим, что человек не может выпрямиться во весь рост. В избе теленок, куры, свиньи. В подвешенной люльке спит, чуть прикрытый лохмотьями, весь засиженный мухами, ребенок. В темноте, на лавке, чешется, раздирая до крови усталое тело, лохматый, нечесаный мужик. Баба в грязной поневе толкает ухватом спящего. Недовольное отмахивание, человек поворачивается и, спуская ноги с лавки, попадает в огромную грязную лужу...

... Раздел - бич крестьянского хозяйства.

И вот, когда расходятся братья, тупость и жадность толкает их на дележ и без того нищенского хозяйства. Курная изба, не веришь глазам, безжалостно распиливается пополам, делится каждый гвоздь, барахлишко, тряпка... Худое, маломощное поле разделяется на мелкие участки, обносится плетнем.

... Нет лошади, а весна на дворе. Уходит время, голод простирает костлявые руки... Тогда запрягают корову в допотопную соху и пашут тощую землишку. Пашут до тех пор, пока корова, голодная от бескормицы, падает и издыхает. Что делать? Люди впрягаются сами и измученные, изможденные ковыряют землю сохою.

... Так жить нельзя! Нельзя, - кричит сознание, но как быть? Мучительную думу думает Марфа Лапкина, героиня картины, одна из миллионов ей подобных, забитых бедностью и темнотой. Где выход? И Марфа идет за советом к участковому агроному. При поддержке комсомольской ячейки и тупо - враждебном отношении стариков организуется небольшое артельное молочное хозяйство. На первые вырученные деньги покупается сепаратор. Радость и недоверие... А вдруг не заработает, и пойдут прахом все труды, надежды... Но нет. Сепаратор идет полным ходом, побеждая предубеждение и косность, привлекая в артель новых членов.

И так постепенно... От сепаратора к племенному бычку, от бычка к трактору, к колоннам тракторов...

... Радость и пафос завоевания земли. Поход за урожай, повышение коллективным хозяйствованием доходности хозяйств, преодоление тупости, мрака, темноты и жуткой бедности, борьба за новое, за нового человека...

... Обо всем этом рассказывает, не рассказывает, а кричит «Генеральная линия» - С. И. Эйзенштейна и Г. В. Александрова.

Это единственная картина, с огромной силой выполняющая социальный заказ зрителя, переворачивая у него сложившееся убеждение и представление о деревне.

Картина заряжена огромнейшей агитационной силой, направленной на очередные и будничные задачи дня.

Эти задачи, поставленные генеральной линией партии - линия коллективизации деревни.

И «Генеральная линия» Эйзенштейна и Александрова поможет проведению генеральной линии партии на этом ударном участке.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о народной поэтессе-плакальщице с уникальной судьбой Ирине Федосовой,  материал о сказочнике Гансе Христиане Андерсене,  о живописце, графике, поэте, издателе, мастере эпатажа и скандальных презентаций, человеке исключительной одаренности и неуемной энергии, Давиде Бурлюке, о крымчанине, основателе   Международного Гумилевского фестиваля «Коктебельская весна», поэте Вячеславе Федоровиче Ложко, о том, что произошло в роковой день 28 июня 1914 года , когда выстрел больного сербского мальчика перевернул, можно сказать, мировую историю и многое другое...

Виджет Архива Смены