«ГАЗ» остается флагманом

Святослав Рыбас| опубликовано в номере №1107, Июль 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

С Генеральным директором объединения «АВТОГАЗ», Героем Социалистического Труда, лауреатом Ленинской премии Иваном Ивановичем Киселевым беседует специальный корреспондент «Смены» Святослав Рыбас

Наш разговор пойдет о научно-технической революции, а если точнее, об одном из трех главных ее «китов» — о кадрах. Техника, организация труда и кадры — основа НТР. Это прописная истина, как и то, что они связаны неразрывно. Тема | нашей беседы касается многих вопросов, которые встают теперь на вашем гигантском предприятии, завершающем свою третью реконструкцию. Началом, центром и венцом НТР является человек. Но человек не абстрактный, а вполне конкретный, «совокупность, — по Марксу, — общественных отношении». Как научно-техническая революция преображает нынешних рабочего и инженера? Какие требования она к ним предъявляет?

— Даже на самом фантастическом уровне техники главным все равно останется человек. Однако условия, в которые он поставлен, обновляются чаще, чем, положим, сменяются поколения. Такого еще не было, чтобы жизнь деда прошла в век пара, отца — в век электричества, а сына — в век ядерный. Насчет сына и отца я, может быть, и преувеличиваю, но на глазах людей моего возраста прошла и «лампочка Ильича», и космические открытия, и машинный «мозг», и многое другое. Причем не только «прошли», но и стали фактом всей нашей жизни, а стало быть, и производства, коль разговор наш о нем. Эти вот перемены в окружении человека с каждым годом убыстряют свой ритм и несут с собой и проблемы, и сложности, и противоречия. Я на ГАЗе с 1932 года. Тогда я учился в техникуме при заводе. С 1937 года работал технологом. История завода — это и моя жизнь. Поставьте рядом наш первый грузовик «ГАЗ-АА», знаменитую «полуторку» и современный «ГАЗ-53» или даже не сами грузовики, а сравните их производство, и тогда будет ясно видно, какой путь прошел завод. А ведь это случилось на глазах одного поколения! Прежде к автоматическим линиям мы относились с трепетным восторгом — нынче это будни. Автоматических линий больше двух сотен, в цехах работают электронно-вычислительные машины третьего поколения. О поточно-механизированных линиях говорить не приходится — они на каждом шагу. Вот мы впервые в истории отечественного автомобилестроения перешли без остановки конвейера на выпуск «Волги ГАЗ-24». Я хочу всем этим сказать, что технический уровень производства непрерывно растет, что история завода — это есть и история эволюции рабочего. НТР рождает свой идеал рабочего. Я определяю его так: высокий уровень культуры и знаний, но не только по специальности, хотя это тоже значит очень много. Несмотря на молодость рабочего, жизненный опыт у него другой, включающий в себя опыт и знания предшествующих поколений. Поэтому из вчерашнего школьника нам не сложно подготовить для себя, например, наладчика автоматических линий. Когда мальчик рос, воспитывался, он и готовился. Сейчас он готов наполовину. А его подготовка к современной технике не так уж трудна прежде всего для него самого.

— Иван Иванович, на ГАЗе с 1960 года внедрено около 1700 единиц оборудования, требующего от обслуживающего персонала, как минимум, среднего образования. На некоторых линиях наладчиками работают инженеры и техники. Функции нынешнего рабочего требуют высоких знании. Вы сказали, что вчерашний школьник наполовину к этому подготовлен. Однако на завод приходят люди с неполным средним и даже с начальным образованием. Вы ведь не отказываетесь от них?

— Нет, конечно. Давайте взглянем на наших новобранцев попристальней. Это в основном молодежь. Больше десяти тысяч из них, к сожалению, средней школы не закончили. Мы их принимаем на работу, даем специальность. Обучение проходит на различных курсах. Молодые стремятся попасть в универсальное производство, работать наладчиками, слесарями-ремонтниками, электриками, где требуются определенные инженерные знания. Если я вам назову дисциплины, которые им преподают на курсах, то станет понятно, какого уровня рабочих мы хотим подготовить. Это теория резания, техническое черчение, допуски и посадки, гидравлика, электротехника, электроника и даже программирование.

— Вы сами говорили, что условия труда изменяются очень быстро. Не возникает ли разрыв между вашей подготовкой и требованиями завтрашнего дня?

— Мы их учитываем. Инженерные познания рабочего дают ему необходимый запас прочности. Кроме того, мы следим за его моральной подготовкой. Я подразумеваю под этим деятельность наставников. Это кадровые, добросовестные рабочие, которые прошли курсы педагогического минимума. Они еще долго, после окончания воспитанником обучения, не выпускают его из поля зрения. Назову среди них модельщика Ф. Т. Колосанова, слесаря С. А. Кушнера, электромонтера-ремонтника А. М. Ливанова. На ГАЗе свыше двух тысяч наставников... И еще одно существенное замечание: - человек завтрашнего дня уже не будет походить на нынешнего. Развивается производство, развиваются и люди. Например, рост технического уровня за пятилетку приведет к изменениям в структуре работающих. Число высококвалифицированных рабочих увеличится на 17 процентов, квалифицированных — на 30. Степень охвата рабочих механизированным трудом составит 95 процентов против 77,9 в 1970 году. Неужели это односторонний процесс, в котором нашему новобранцу уготована роль наблюдающего? Нет, как раз именно он, рабочий, стоит в центре всех перемен. Есть у автозаводского комсомола несколько починов, и, как только новичок переступает порог проходной, он невидимыми течениями этих починов как бы схватывается и ведется ими. В первую очередь движение «Каждому молодому автозаводцу — среднее образование» приводит его за парту вечерней школы, затем движение «Ни одного отстающего рядом» помогает ему освоиться с первыми трудностями. Дальше, познав первые радости удачной работы, он пробует свои силы в соревновании «Лучший по профессии», потом в конкурсе мастерства «Золотые руки», в выставках технического творчества молодежи. Прошу прощения за этот схематизм. В жизни, конечно, все выглядит не так просто. Но я хочу передать сущность перемен, которые происходят с новичками ГАЗа, и показать, каким путем они идут. Вот за прошлый год у нас людей с начальным образованием стало меньше на тысячу, а со средним — на три тысячи больше.

— Иван Иванович, с изменением людей, производства, очевидно, должны развиваться и формы работы с молодежью.

— Отвечу кратко. Творчество молодежи начинается со школы рабочей молодежи. Движение «Ни одного отстающего...» — с обучения азам профессионального мастерства. Эта идея сохраняется и поныне. Но как сохраняется! Научить работать, учить культуре, готовить в вуз, воспитывать рационализатора. Форма осталась, содержание — новое.

— Много у вас ребят, которые прошли всю лестницу «с нуля»?

— Большинство. Назову Вячеслава Арефьева. Он выпускник профессионально-технического училища при ГАЗе, отслужил в армии, вернулся домой, прошел, как вы говорите, лестницу «с нуля»: все этапы. На конкурсе «Золотые руки» занял первое место сначала в цехе, потом на заводе, в области, на республиканском был вторым. Стал лауреатом Всесоюзной выставки НТТМ... Арефьев — молодец, но я мог бы назвать многих. Тут дело в классовом самосознании современного рабочего. Ведь, становясь членом многотысячного заводского коллектива, молодой человек, новичок, воспитывает в себе не только профессионала, а прежде всего с помощью товарищей воспитывает, воспринимает чувство единства, класса, которое в конечном итоге помогает саморазвитию этого молодого человека. Возникшая среди молодых передовиков инициатива создать ударные отряды девятой пятилетки есть выражение этого самосознания. Их девиз «Комсомольская норма — 130 процентов!». В отряды может войти далеко не каждый, а только победители соревнования «Лучший молодой рабочий». Это действительно лучшие из лучших, их более трех тысяч человек. В прошлом году они все до единого досрочно выполнили личные планы, подали 835 рационализаторских предложений с эффектом примерно в сто тысяч рублей. И все они учатся. Это одно из непременных условий для члена ударного отряда. Отлично работают они и в решающем году пятилетки.

— Иван Иванович, в начале нашей беседы вы сказали, что научно-техническая революция несет с собой и противоречия. Как сравнить два факта: сейчас главная роль в производстве принадлежит людям высокообразованным, а на ГАЗе 17 тысяч рабочих с начальным образованием?

— От этой цифры не уйдешь. Поныне у нас сохраняются сферы деятельности на позициях тридцатилетней давности. Здесь нет нужды в высокообразованных людях. Значит, нет необходимости менять ветеранов. Но мы чувствуем, что скоро они начнут сдерживать производство. В литейном, в кузнечном мы начинаем внедрять автоматические линии, там идет активное обновление кадров. И вообще, я думаю, противоречие здесь только кажущееся. В 1931 — 1935 годах завод бурно разрастался. Если человек пришел в то время двадцатилетним, то сейчас он на пороге пенсионного возраста. Сейчас на пенсию пойдут многие. Это в целом для нас известная проблема. Однако в ней положительных сторон не меньше, нежели отрицательных.

— В литейном производстве техническое обновление, выходит, совпадает со сменой поколений. А как быть там, где не совпадает? К примеру, вы до сих пор выпускаете «ГАЗ-51», разработанный еще в годы войны, и будете это делать до следующего года. А что будет после? Ведь смена модели поставит перед рабочими новые требования?

— Грузовик «ГАЗ-51» изготовляется на старом оборудовании. Оно морально и физически устарело. То, что мы до сих пор не отправили его в металлолом, — консервативно. Будь у нас раньше такая возможность, мы бы сделали это раньше. Сейчас завод набирает мощности за счет ввода автоматов, АСУ, передовой техники. Есть две категории рабочих, которым надо будет переучиваться: это слесари-наладчики и операторы. Мы предвидели это, проводим переподготовку.

— Иван Иванович, в последнее время среднегодовое увеличение числа рабочих, занятых наблюдением за автоматизированными установками в различных отраслях машиностроения, в пять раз превосходило среднегодовой прирост всего количества рабочих. Это закономерность НТР. Как она проявляется на заводе?

— Мы не исключение. Однако с ремонтниками, слесарями-наладчиками трудно. Их число растет, а полностью удовлетворить наши потребности. не может. В ближайшее время такое же произойдет и с инструментальщиками. Для людей подобных профессий мы создаем дополнительные льготы в получении жилья, премируем «тринадцатой зарплатой» новичков сразу после первого года работы. Нет, это не заигрывание с рабочими. Возьмите любой участок, и везде наладчики выбираются из лучших станочников. Например, на участке блоков средний заработок 180 рублей, но у наладчика четвертого разряда с премией выходит всего 117 рублей. И у слесарей те же 117. А учтите, слесаря четвертого разряда готовят десять лет. Мы лишь стараемся поддержать необходимую материальную заинтересованность: это закон социализма.

— Выходит, зарплата не успевает изменяться вслед за производством?

— Правильно. Система оплаты труда более консервативна, чем жизнь это может терпеть. Мы принимаем локальные меры. Но надо решать по существу.

— Иван Иванович, мы до сих пор говорили только о рабочих. Инженерные кадры в процессе НТР ведь тоже приобретают новое лицо?

— Конечно. Инженерный труд в нынешних условиях стал иным, чем в прошлые десятилетия. Когда человек с высшим образованием работает наладчиком, то номинально он выполняет функции рабочего. Он уже не организатор производства, а исполнитель. Но исполнитель творческий. То есть сущность его труда остается инженерной, поисковой, изобретательской, но он уже не руководит деятельностью других, а отвечает за себя самого. Почему это происходит, думаю, не нуждается в подробном объяснении. Мы уже говорили о сложности современного оборудования. Сейчас мы внедряем автоматические системы управления, ЭВМ будут на всех участках управления и планирования производства. И вот для того, чтобы успешно освоить и эксплуатировать АСУ, необходимо подготовить более шестисот специалистов в области проектирования, программирования, технического обслуживания ЭВМ, средств сбора, накопления и передачи информации. Подготовить такого специалиста — это, по сути, дать ему второе высшее образование. Очень непростое дело. Правда, мы заранее это предвидели, и у нас нет таких линий, которые мы не могли бы использовать из-за недостатка знающих людей. Мне известно, что на других предприятиях ЭВМ слабо используются по этой причине. У нас же не хватает машин, но не людей. Еще в первые годы ГАЗа были заложены основы механизации труда инженеров и техников. Разумеется, машина тогда не решала инженерных задач, однако сам этап в дальнейшем не был для нас чем-то необычным, мы оказались к нему готовы. В Госкомитете по науке и технике я слышал такую фразу: «Возьмите ЭВМ на каком-нибудь заводе и отдайте ГАЗу». Действительно, у нас все ЭВМ работают непрерывно! Благодаря той категории инженеров, о которых я говорил.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте об истории  российско-британский отношений начиная с XVI-го века, о жизни творчестве оригинального, ни на кого не похожего прозаика Юрия Олеши, о том, как же на самом деле складывались   отношения  роман Матильды Кшесинской и Николая II-го, о Российском детском фонде, которому в этом году исполняется 30 лет, об Уоллис Симпсон -  героине й самой романтической истории XX века,   окончание .  нового  остросюжетного роман Ольги Торощиной «Все ради тебя – ВИКА» и многое другое…



Виджет Архива Смены

в этом номере

Канатоходцы

Фантастический роман. Окончание. Начало см. в №№ 5 — 9, 11. 12.