Фильм о декрете

В Ядин, Л Залкинд| опубликовано в номере №119, Февраль 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

У декреторов язык сухой. У кино - красочный и громкий. Перевести декрет на язык кино так, чтобы остался совершенно точным фактический смысл закона, - дело трудное. До сих пор попытки этого рода терпели крах. Трудно сказать, что ждет «Простые сердца» на экране. У режиссеров была сложная задача. Рассказать о том, какими льготами пользуются семьи красноармейцев и как эти льготы реализовать.

Льгот по декрету множество, дать их все - означало распылить свое внимание, поэтому режиссеры выбрали только одну из них: Право на землю - внеочередной надел. Надо было вокруг надела построить занимательную фабулу. В результате трудов сценариста и режиссеров получилось следующее.

В деревне или, скорее, на реке живет Петр. У него сильные руки, старая мать, покосившаяся изба и ни кусочка земли, - не успел получить. Вероятно переселенец.

Целыми днями ворочает Петр тяжелые и нескладные доски парома.

Рядом с избой Петра нарядная хата Степана. В хате сварливая баба и молоденькая дочь Настя. Настя и Петр влюбленные. Вечерами Настя пробирается к Петру сквозь плетень, разделяющий их дворы. Но о плетне особо.

В простом и иногда, может быть, нарочно трафаретном материале фильмы плетень играет свежо и по новому.

Вместе с настроением своего хозяина, Степана - он шатается, падает и вновь вырастает.

Плетень - символ рубежа между практическим и зажиточным миром Степана и молодым безземельным Петром.

Настойчиво рвущаяся в иной мир Настя порой рушит этот рубеж, но Степан, торжествуя, восстанавливает его.

Настины прогулки кончились. Степан решительно запретил ей видеться с Петром.

В последний раз, опрокинув плетень, Настя крадется ночью к Петру, и на утро они расписываются в Загсе.

Степан поднял плетень, плотно вбил колья и раз навсегда повернулся спиной к Петрову двору. Молодые с трудом перебиваются. Надо ждать надела земли. Ждать долго.

В избушке Петра настойчиво бьются труд с нуждой.

Осенью Петр призывается в армию. Унылый и поникший уезжает он в город.

На призывном пункте звенит гармошка, мигает экран кино - передвижки, но Петр угрюм: Настя осталась в деревне одна, с нуждой.

В Москве Петра окружает совершенно иная жизнь: учеба, занятия, отдых - все это захватывает, увлекает.

От Насти тоскливые письма: земли все нет. Отец не помогает. Выбиваемся из сил.

Открытие Парка культуры и отдыха в Москве. В парке тесно, как в бочке с огурцами, и шумно, как в Посредрабисе.

Петр с товарищами - красноармейцами включен в этот веселый и пестрый гомон. Среди шума толчок воспоминаний.

Петр вынимает последнее письмо Насти и показывает его товарищам.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены