Двадцать дней в Париже

Ю Ларионов| опубликовано в номере №580, Июль 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Я подробно остановился на действиях судей, чтобы читателям было яснее, в какой обстановке происходили соревнования в Париже.

Буржуазные газеты, радио немало распространялись о том, что у советских баскетболистов есть «какие - то свои секреты», что команда СССР одержала победу благодаря «русскому фанатизму» и тому подобное.

Всем этим обозревателям и заправилам буржуазного спорта, видимо, невдомёк, что причина нашего успешного выступления кроется совсем в ином: в коллективизме действий всей команды, в непреоборимом желании победить, в умении добиваться поставленной цели. А эти качества в нас воспитала наша Советская страна, страна социализма, где взаимоотношения между людьми построены совсем на новых основах.

В командах Франции, Турции, Бельгии есть очень сильные баскетболисты, прекрасно владеющие техникой. Но все они стремятся сыграть возможно эффектнее, как говорится, «на публику», мало заботясь о команде в целом.

Интересно, что команды стран народной демократии - Чехословакии и Болгарии - выгодно отличались от команд буржуазных государств именно теми качествами, которые присущи баскетболистам СССР. Не случайно чехословацкие спортсмены заняли второе место, а болгарские - четвёртое.

После окончания соревнований на улице нас встретила огромная толпа радостно возбуждённых людей. Они горячо приветствовали нас, поздравляли, жали нам руки, всячески выражая дружеские чувства. Это были трудовые люди Парижа, которым не по карману непомерно высокие цены на билеты. Они не видели матча, но стояли на улице и терпеливо ждали результата.

В свободные от игр дни мы осматривали Париж. Площадь Трокадеро с знаменитой Эйфелевой башней, один из лучших музеев мира - Лувр, район Сорбонны, где помещается Парижский университет... В древних, мрачных домах на узких улицах этого района живут студенты. Тут же для удовлетворения «духовных запросов» студенчества расположены многочисленные распивочные, кабаки и всякие иные «увеселительные» заведения.

Были мы на кладбище Пер - ла - Шез. Нам показали могилу Анри Барбюса, над которой возвышается мраморный памятник, присланный сюда рабочими Урала. Стена парижских коммунаров разобрана.

Мы жили на бульваре Сюше, вблизи Булонского леса, в районе, населённом богачами. Здесь много зелени, роскошные особняки. Сколько раз встречали мы и там измождённых, оборванных людей, шагающих по улицам в тщетной надежде где - нибудь найти работу.

Однажды вечером, возвращаясь после игры, на площади Трокадеро, недалеко от Эйфелевой башни, мы увидели лежащего на панели человека. Подложив под голову котомку со своим жалким скарбом, этот бездомный парижанин спал.

В Париже очень много американцев. Бродят они группами и в одиночку с наглым видом по центральным улицам города, заполняют театры, кабаре, рестораны, свысока посматривая на парижан.

Сразу же по приезде домой в Москву я начал усиленно готовиться к сдаче экзаменов на аттестат зрелости. По литературе я избрал тему «Советский патриотизм в произведениях Маяковского». Ещё и ещё раз перечитывая стихи нашего замечательного поэта, я вспоминал виденное в Париже и с особым чувством повторял:

Читайте, завидуйте, я - гражданин Советского Союза.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены