Дом на Житомирской

В Беляев| опубликовано в номере №319, Июль 1939
  • В закладки
  • Вставить в блог

Я мечтал: поступлю осенью на рабфак, стану посещать комсомольскую ячейку! а затем и заявление подам. Мне и в голову не приходило, что я могу вступить в комсомол здесь же, в совпартшколе...

Надо поговорить с Полевым о комсомоле, твердо решил я.

Но как на грех Полевой пропал неизвестно куда. Целый вечер бродил я по двору, посидел на скамеечке возле турника, крутился возле часового, прохаживался вблизи кухни. Мимо пробегали курсанты, служащие, но Полевого среди них не было.

Можно было, конечно, у любого спросить, где он, но я стеснялся, вернее, мне не хотелось, чтобы Полевой узнал, что я его разыскиваю. Хотелось встретить его случайно и тогда заговорить с ним...

На следующий день после полудня пошел дождь. Утром небо было чистое, солнце светило вовсю, казалось, весь день будет хорошая погода, как вдруг неожиданно поползли с запада тучи, и не успел я, возвращаясь от Петьки Маремухи, пройти два квартала, как сразу подул сильный ветер, завихрилась по улице пыль, и прохожие стали быстро прятаться в подворотнях. Побежал и я. Ветер засыпал глаза пылью, волосы растрепались, я мчался что было сил по средине мостовой навстречу ветру и поеживался в ожидании первого удара грома. Тучи на небе сдвигались все плотнее, они прямо кружились над городом, наталкиваясь одна на другую, синеватые, густые. На глазах темнело. Казалось, не полдень сейчас, а самые настоящие сумерки.

Мелькнул за кустами решетчатый зеленый забор совпартшколы. Когда я подбегал к ней, первые тяжелые капли дождя посыпались на пыльную, прогретую солнцем землю. Жалобно закаркали вороны на деревьях. Сразу же, словно испугавшись дождя, утих ветер и грязный лоскут бумаги, накружившись вдоволь, вдруг бессильно упал на землю.

... И только я вбежал во двор, миновав часового в будке, дождь хлынул изо всей силы. Пока я добежал до кухни, земля стала уже черной и мокрой.

Я открыл окно. Где - то за старой крепостью очень резко ударил гром... Его раскаты растаяли в равномерном шуме дождя.

Белое здание совпартшколы сквозь дождь казалось пустынным, нежилым - окна его, обильно взбрызнутые дождем, блестели и сливались со стенами, как при закате. Я лег животом на холодный подоконник и высунулся наружу. И сразу же по шее и волосам стал бить меня дождь. Это было очень приятно - лежать голым животом на гладком холодном подоконнике, подставив затылок свежему и такому густому дождю...

В эту минуту сквозь шум дождя я услышал громыханье колес. С улицы во двор быстро въехали одна за другой две высокие военные подводы. На них, укрытые мешками и брезентом, сидели люди. Подводы сразу повернули влево и скрылись под аркой на заднем черном дворе.

Дождь, как и всякий летний дождь, скоро прекратился, тучи потихоньку открывали солнце, и яркая разноцветная радуга поднялась над садом, опираясь одним краем на мокрую жестяную крышу совпартшколы.

Разве можно было усидеть на кухне, когда на дворе светила радуга? Я скинул сандалии, натянул сухую рубашку и, закатав влажные штаны, выбежал на крыльцо. И на минуту замер...

Внизу, около водосточной трубы, мылся Полевой. Он стоял, согнувшись над чугунным котлом и, зачерпывая широкой ладонью дождевую воду, обливался ею. Он быстро плескал воду то на грудь, то на спину, то, нагибаясь, касался воды головой. Рядом, на камешке, лежал маленький серый обмылок. Вода в луже под котлом была мутная, беловатая: видно, Полевой уже намылился и сейчас смывал мыло. Ему было трудно работать одной рукой, он даже покраснел от натуги, и на спине у него ясно выделялись багровые пятна... Он стоял у котла в трусах, и его большие крепкие ноги до щиколоток были забрызганы грязью. Рядом, на ветке сирени, я увидел одежду Полевого.

Осторожно ступая по лестнице, я спустился вниз. Полевой мылся, громко фыркая, и не слышал моих шагов. Под его упругой загорелой кожей бегали мускулы, особенно сильной и мускулистой казалась единственная его рука, слегка волосатая ниже локтя, очень сильная возле плеча.

Как окликнуть его? Сказать: «Дядя Полевой!» Нет, ни в коем случае. «Дядя» говорят только пацаны, а я уже большой. Потоптавшись за спиной Полевого, я кашлянул и сразу же сказал:

- Здравствуйте, товарищ Полевой!

Он быстро обернулся. По носу его пробежала струйка воды. Мягкие темные волосы падали на загорелый морщинистый лоб и доставали почти до бровей.

- Здравствуй, молодой человек! - сказал Полевой. - Ты не гнать ли меня пришел?

- Как гнать? - не понял я.

- Ну отсюда. За то, что я воду вам перевожу. Котел - то ваш, небось?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте о мрачном предании, связанном с первой женой Павла I, о «королях отечественного детектива» братьях Вайнерах, интервью с выдающимся современным режиссером Владимиром Хотиненко, материал, посвященный 85-летию Альберта Анатольевича Лиханова, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое

Виджет Архива Смены