Дом для всех

Юрий Лушин| опубликовано в номере №1225, июнь 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Вот вхожу по широким ступеням под сень магической тишины, нарушаемой лишь шелестом страниц. Вхожу в самую большую библиотеку Сибири, одну из крупнейших в стране – в Государственную публичную научно-техническую библиотеку Сибирского отделения АН СССР.

...Не камень, не дерево, не металл, не краски художников, не звуки музыки, а именно слово, закрепленное на бумаге, стало самым прочным памятником времен и народов. Молодой Герцен, выступая в 1837 году на открытии вятской библиотеки, сказал: «Опыт, написанный и брошенный в употребление, есть книга. Книга – это духовное завещание одного поколения другому, совет умирающего старца юноше, начинающему жить; приказ, передаваемый часовым, отправляющимся на отдых, часовому, заступающему его место».

История возникновения библиотек сама по себе удивительна. Рассказы об этом дошли до нас из глубин веков. Еще в середине VII столетия до н. э. существовала глиняная библиотека – собрание глиняных таблиц в Ниневии, при дворце ассирийского царя Ашшурбанипала. В Древнем Египте библиотеки устраивались для жрецов при храмах. В Древнем Риме в I веке н. э. возник обычай устраивать так называемые публичные библиотеки, которые также существовали при храмах и были доступны узкому кругу образованных рабовладельцев и священнослужителей. В эпоху Возрождения возникают библиотеки университетов, часть которых превращается затем в национальные. Однако в то время они являлись прежде всего местом хранения редкостей, и их деятельность, как это ни странно, была во многом направлена на то, чтобы защитить собранные манускрипты и книги от... посетителей. Именно тогда родился обычай приковывать книгу цепью к пюпитру. Но ни книга, ни человек в цепях существовать не могли. И постепенно появляются библиотеки, открытые для всех желающих (например, библиотека Мазарини, основанная в 1643 году в Париже, два раза в неделю была открыта для всех). Но ускоренная организация действительно массовых библиотек началась позже – со второй половины XIX века.

Первая известная историкам библиотека Древней Руси была основана в 1037 году Ярославом Мудрым при Софийском соборе в Киеве. Затем традиционно тоже при монастырях и соборах возникают библиотеки в Новгороде, Чернигове, Владимире. В XV – XVII веках в Москве появляются Патриаршья библиотека, библиотеки Посольского и Аптекарского приказов, дворцовые библиотеки, частные книжные коллекции крупных бояр. В начале XVIII века в связи с петровскими реформами в России начинают возникать библиотеки с фондами светской и научной литературы. В 1714 году по распоряжению Петра I создается крупная коллекция книг в Петербурге, которая в 1725 году была передана Академии наук и составила ядро Академической библиотеки. Возникают хранилища книг и в Сибири. Первая библиотека появляется в XVII веке в Тобольске – тогдашней столице сибирского края. Позже возникают библиотеки в Иркутске, Тюмени, Енисейске, Томске... По одной из найденных старинных книг археографы установили, что уже через несколько лет после основания Якутска там были русские книги, которые активно читались и меняли своих владельцев.

Промышленное освоение Урала и Сибири также влекло за собой организацию библиотек. Так возникла в 40-х годах XVIII века первая в Сибири техническая библиотека на Колывано-Воскресенских горных заводах. В ней, по последним данным, насчитывалось около 16 тысяч томов – число по тем временам немалое.

...Трудно сказать, сколько сейчас книг издается ежегодно в мире, но только сюда, в Новосибирск, в ГПНТБ, стекается каждый год 300 тысяч томов – самых разнообразных по содержанию, на разных языках, толстых и тонких, со всех концов страны и из-за рубежа. И всю эту массу необходимо просмотреть, рассортировать, классифицировать, занести данные о них в картотеки, поместить в хранилище на определенные полки и т. д.

Бесконечными рядами уходят в глубину огромного зала золотистые кубы каталогов. Тут, в этих ящиках, еще не книги, в них только визитные карточки книг. В них огромный труд библиотекарей, помогающих читателю не заблудиться в необозримом книжном океане. Если же учесть, что общее количество книг в ГПНТБ приближается к восьми миллионам, то станет понятным, что труд библиотекаря не так прост, каким кажется на первый взгляд. Однако об этом не думаешь, спрашивая в том или ином читальном зале нужную тебе книгу, и не удивляешься, получая ее буквально через считанные минуты.

ГПНТБ, вероятно, одна из самых молодых библиотек подобного масштаба в мире. Первых читателей она приняла 15 октября 1966 года, и с той поры они остались (и нет сомнения в том, что останутся на всю жизнь) верными почитателями новой библиотеки, ибо все в ней создано для их удобства. Здание из бетона, стекла и металла, построенное по специальному проекту для суровых условий Сибири, кажется легким, почти парящим над землей – настолько удачны его пропорции. Это впечатление усиливают необычайной формы пилоны и окна сверху донизу. Глядя на него, никак нельзя предположить, что четырьмя своими этажами оно ушло глубоко в землю. Но как раз тут и находятся основные книжные богатства ГПНТБ. Кондиционеры помогают создавать в 14 читальных залах и многочисленных служебных помещениях особый микроклимат, независимый от состояния погоды за стенами библиотеки. Зеленые уголки в уютных холлах и просторных, пронизанных насквозь светом читальных залах похожи на миниатюрные сады. Красивая и удобная мебель гармонирует с мягкой окраской стен и полов. Не удивительно, что число читателей здесь постоянно растет. Среди них и крупные ученые, и рабочие, и студенты вузов и техникумов, и служащие. Это в полном смысле слова народная библиотека, созданная на основе ленинских принципов.

Еще в 1913 году в газете «Рабочая правда» В. И. Ленин, говоря о работе публичных общедоступных библиотек, учил «видеть гордость и славу публичной библиотеки... в том, как широко обращаются книги в народе, сколько привлечено новых читателей, как быстро удовлетворяется любое требование на книгу, сколько книг роздано на дом, сколько детей привлечено к чтению и пользованию библиотекой...». И впоследствии Ленин неоднократно обращался к этой мысли, отводя огромную роль книге в деле воспитания масс.

...С библиотекой меня знакомил ее директор, кандидат педагогических наук Николай Семенович Карташов.

– У нас более половины работающих – молодежь, – говорил директор. – Существует совет молодых специалистов – ядро научной, творческой и поисковой работы. Есть комсомольский клуб «Кругозор» – организатор занимательных докладов и встреч с интересными людьми. Мы создали университет библиотечных знаний, который существует уже третий год. Занимаются в университете молодые ученые и студенты-старшекурсники, а учат их молодые сотрудники библиотеки. Возник он не случайно. Как известно, объем информации каждые десять – пятнадцать лет сейчас удваивается, а поскольку ни один вуз не учит методам поиска информации, то мы решили заняться этим сами, вернее, молодежь натолкнула нас на эту мысль... Кстати, ГПНТБ – единственная из библиотек страны, имеющая собственную аспирантуру. А ведь это открывает молодым путь в науку... Есть и трудности. Они опять-таки связаны с тем, что ни один из наших вузов не готовит специалистов для научной библиотеки такого масштаба, как ГПНТБ.

– В чем же тут дело?

– Сейчас поясню. Дело в том, что кадры готовятся в основном для массовых библиотек, без достаточно глубокой специализации – широкого профиля кадры. Нашу же библиотеку можно сравнить с комбинатом, где труд четко разделен. Например, у нас есть отдел каталогизации, который занимается только алфавитным каталогом и больше ничем. Отдел систематизации занят только систематическим каталогом. Там полсотни сотрудников, причем и среди них существует свое разделение труда. Поэтому иногда некоторые из молодых, приходя к нам, теряются... В последние годы мы вышли на новый этап – внедрение автоматизации и механизации процессов в библиотечном деле. Для нас это совершенно новая проблема, и основные надежды в ее разрешении мы связываем с молодежью. Сложность заключается в том, что если пригласить специалиста по автоматике к нам, то придется учить его библиотечному делу. И наоборот. Видимо, в библиотечных вузах нужно организовать факультет по механизации процессов. Это проблема сегодняшнего дня, но еще в большей степени завтрашнего...

А вокруг нас были книги, книги, книги... Бесконечные ряды стеллажей с книгами. Книги-великаны – размером чуть ли не со стол и книги-малютки – величиной со спичечный коробок, старинные фолианты в темных кожаных переплетах с медными застежками, рукописные книги с цветными, затейливого рисунка заставками, инкунабулы – книги, изданные до 1501 года... Откроешь страницу и чувствуешь, как стирается грань времени. Там, за стенами хранилища, кипит жизнью миллионный город, тут, в библиотечной тишине, вдруг почудится тебе колокольный перезвон Древней Руси. И прочтешь строки: «При сем княжении в Руси Великого князя Иоанна Васильевича всея Руси в лето 6999 (1491) отпустил шпанской король Фердинант земли своея человека в дальния страны и отоки моря именем Христофора по его прошению родом Волошанина, а назывался родом Колимбос».

Вот, оказывается, еще когда – в шестнадцатом веке – рассказ о Колумбе вставлен был в своеобразный курс всемирной истории – хронограф, рукопись которого сибирские ученые нашли в маленьком поселении недалеко от Полярного круга. Да, и таким путем попадают книги в библиотеку – в сектор истории книги. Кстати, сектор этот возник несколько неожиданно. Однажды, еще за год до открытия нового здания ГПНТБ, в Новосибирск был доставлен уникальный груз – множество коробок с древними русскими рукописями и книгами, с грамотами, украшенными старинными гербами и печатями, с первыми изданиями Ивана Федорова... Замечательную коллекцию Сибирскому отделению АН СССР подарил видный советский историк академик М. Н. Тихомиров. Многих удивило его решение расстаться со своими сокровищами и отправить их так далеко от Москвы. Но ученый надеялся, что его бескорыстный дар хорошо послужит науке. И не ошибся. Эта коллекция позволила начать подготовку археографов в Сибири. А вскоре произошло просто чудо: коллекция памятников древней письменности начала расти, словно кристалл в насыщенном растворе, постоянно пополняясь новыми находками. Так, одна из экспедиций ученых обнаружила в сибирском селе рукопись шестнадцатого века, содержавшую комплекс материалов о времени Ивана Грозного и его отца Василия Третьего. Там же впервые был обнаружен полностью знаменитый «судный список» церковного суда над Максимом Греком. Сейчас в сибирской коллекции памятников древней письменности более 10 тысяч томов...

Книги, книги, книги... Ну, не странно ли, что бывали времена, когда человечество обходилось без книг и библиотек? Книга стала вечным и постоянным спутником всей нашей жизни. Посмотрите-ка, всюду читающие: на автобусной остановке и в самом автобусе, на парковой скамейке, в электричке, во дворе и, конечно же, первым делом в библиотеке...

Вот поднимаюсь по широким ступеням и окунаюсь в благословенную библиотечную тишину. Сейчас я раскрою новую книгу, и свершится обыкновенное чудо – страницы ее распахнут передо мной окно в иной, неведомый мне пока мир...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Великая земля

В стране идут комсомольские героико-патриотические чтения по книгам товарища Л. И. Брежнева «Малая земля» и «Возрождение»

Ленин! Партия! Комсомол!

Речь товарища Л. И. Брежнева на XVIII съезде ВЛКСМ