Доктор – существо человекозависимое

Денис Логинов|05 Июля 2018, 13:08| опубликовано в номере №1843, Май 2018
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Случайно.

 - Но ведь говорят, что случайностей в истории не бывает...

- Бывает. Ну, скажем,  это случайная закономерность, которая произошла и со мной. Случилось так, что однажды моему папе стало плохо, и его  на «скорой»  увезли в больницу. Я почти не отходила от него, а когда  увидела, что не все делается, как надо, то сильно   «эмоционировала»   по поводу его лечения, после чего  на мое вызывающее поведение пожаловались руководителю Горздрава.  Он внимательно разобрался  в ситуации, видимо, запомнил и через какое-то время… предложил стать главным врачом больницы. Быть может, предложи он мне эту работу в другое время, я бы отказалась. Ведь я уже много лет занималась любимым делом, многое знала и умела, но все же было ощущение, что мне чего-то не хватает. И я как-то быстро  решила, что да, наверное, это будет интересно. К тому же у меня была полная иллюзия, что я справлюсь.  Я ведь давно работаю в практической медицине, и врач неплохой,  знаю, как и что должно быть. Кстати, этим, собственно говоря, и не нравятся главные врачи своим коллегам, с которыми они работают, мол, сидит там, ничего не делает и не знает, как оно внутри-то. А  мне казалось, что я-то знаю, как внутри.

- Очень смелый шаг – быть главным врачом в сложнейший период.  Ведь в   эпоху реорганизаций  особенно трудно работать главным врачам клиники, поликлиники, больницы, госпиталя. Потому что у вас, с одной стороны, - больной, а с другой  – доктора, медсестры,  нянечки, огромное хозяйство. А еще надо  уметь удержать талантливых, привлечь новых, лечить людей и самому развиваться. От этого не то что голова кругом пойдет, а…

- Конечно, в чем-то вы правы, но, знаете, возглавив больницу, я вдруг поняла,   что все это - мое.  Мое дело – и больница, и коллеги, и вообще все, что здесь происходит. Правда, мы, к сожалению, постоянно находимся во временах каких-то перемен. Как в институте нас накрыло переменами, так мы все в них и пребываем. Даже поступали в один вуз, а оканчивали другой. Поступали в Первый московский медицинский институт, а окончили Московскую медицинскую академию. Конечно, все меняется,  и государство наше поменялось, мы попали в процесс реформирования всего и вся. Это, конечно, ужасно тяжело, но, с другой стороны, мне кажется, нет ничего такого, за исключением только несчастий (я их даже  не рассматриваю),  чем бы можно было сбить нас с толку. У нас уже сложившийся коллектив, очень молодые и абсолютно надежные ребята, которые многое знают и умеют. Я в них верю, и очень  надеюсь, что и им рядом со мной работается неплохо, я стараюсь создать своим сотрудникам и коллегам максимально комфортные условия что то удается ,  что то нет. В медицине главный вопрос  - работать  достойной  командой, и у нас она, на мой взгляд, сложилась. Я думаю, что это у меня изначально такое восприятие жизни. Моя мама  говорит: «Ты - человекозависимое существо». Да, я так и пришла в профессию, как «человекозависимое» существо. Для меня очень важно, кто со мной рядом, что за люди. И, наверное,  еще раз повторю, если бы мне не повезло с коллективами, через которые я прошла, не факт, что смогла бы состояться в профессии.

Мне  бы  хотелось  назвать  имена очень и очень многих моих коллег, с которыми я сегодня тружусь, которыми  очень горжусь, но не могу этого сделать, потому что  даже для половины имен просто не хватит места в журнале. Поэтому скажу только одно -  я счастлива, что  иду по жизни с ними.

- В этой связи я в своем вопросе тоже постараюсь обойтись без имен.

Читая книги отзывов в одном из ваших отделений, беседуя с больными, врачами, медсестрами, сложилось впечатление, что это не просто коллектив, а настоящий оркестр, который исполняет классику без единой фальшивой ноты. Деловые, сосредоточенные молодые врачи, прекрасно владеющие современной аппаратурой и инструментами,  быстрые, все умеющие медсестры и  санитарки,  анестезиолог – умеющий шуткой, дружеской улыбкой, прикосновением  поднять настроение перед операцией,  четко сделать свое дело и  первым же появиться в палате после операции, спросить, уточнить, посоветовать.  

А заведующий отделением – это особый случай. В полном  и лучшем смысле-  олицетворение непререкаемого авторитета среди  коллег и очень мягкого  заботливого отношения к пациенту.

То есть настолько все отлажено, что невольно напрашивается сравнение  с конвейером. Но когда видишь лица врачей, сестер, санитарок, то понимаешь, что это никакой не конвейер. Это просто высокий профессионализм с очень человеческим лицом.

- Ну, во-первых, мы  действительно пропускаем огромное количество людей через себя.  Но как только это станет конвейером, тогда остается просто застрелиться! Действительно важно  правильно все организовывать, иначе ничего не успеешь. Работы очень много, ее надо четко структурировать и хорошо в ней разбираться. Но  ребята у нас очень достойные, несмотря на объем работ,  успевают при этом заниматься и творчеством, и наукой, причем  весьма успешно. Это дорогого стоит. Они не приходят на работу, чтобы просто сделать свое дело, оттрубив положенное время, а трудятся и днем, и ночью, и в выходные, и в праздники. А я, в свою очередь, в этом смысле   абсолютно всех «балую»  -  разрешаю им все, лишь бы это было направлено на благо, и, по возможности, максимально этому содействую.

- Ваша больница - одна из лучших в Москве, казалось бы, все «устаканилось», все нормально, но вам все неймется  - прирастаете родильным домом,  филиалами. Это ваша инициатива, либо это какая-то политика городских властей?

- С  роддомом мы, несмотря на то, что они  были «за забором», сотрудничали всегда,  с главным врачом роддома предлагали объединение еще  много лет назад, но нас тогда не поддержали, и мы смогли объединиться    уже в рамках  реорганизационных  городских программ  немногим более пары лет назад. Это абсолютно правильный шаг, потому что роддом не может быть сам по себе, он должен быть в составе многопрофильного стационара. К сожалению, ситуация такова, что абсолютно здоровых женщин, которые становятся мамами, все меньше и  меньше, и есть масса проблем, с этим связанных, который родильный дом  не может решить самостоятельно. У нас есть прекрасные клинические  профессионалы – гематологи, нефрологи и так далее, и мы  помимо обычных рожениц принимаем всех, у кого есть такие проблемы, никогда никому не отказываем ни при каких обстоятельствах, даже если, к сожалению,  видим, что уже нельзя помочь.  За два года коллективы больницы и роддома приработались друг к другу,  успешно трудятся вместе, и вроде бы все довольны результатами.

- Вы ведь сейчас на самоокупаемости. Что заработали, тем и живете. Помогают ли вам городские власти? Какие у вас с ними отношения?

- Хорошие, нормальные отношения, такие, какие должны быть  между профессионалами, делающими одно  дело. Но не могу удержаться, чтобы  не сказать  о нашем  мэре Сергее Семеновиче Собянине.  Для меня он показательный пример того,  насколько глубоко руководитель города  владеет положением  дел в  медицине, насколько  этим озабочен,  ориентирован не только в главных вопросах, но и в мелочах. Все знают, что у него хорошая память, что он блестящий аналитик. Но Сергей Семенович – все-таки не медик, а  на встречах с нами и во время приездов  в медицинские учреждения он всегда, что называется, не только в «теме», но и  в терминологии, разговаривает с нами на равных и задает абсолютно профессиональные вопросы. То есть, это не VIP-приезд, «посмотрите направо, посмотрите налево»,  а серьезный нормальный организационный разговор. Три раза он был в нашей больнице, надеюсь, приедет еще не раз.  И  меня, конечно, поражает,  что человек с такой занятостью, с такой зоной  внимания, под которую попадает вообще все в городе, настолько углубленно занимается медициной и следит за тем,  чтобы мы, по возможности, чувствовали себя комфортно в финансовом плане.  Сейчас, собственно говоря, все в наших руках, мы работаем, что называется,  «в один канал» -  сколько ты  заработаешь (по системе  обязательного медицинского страхования),  столько и поешь, поэтому … живем, как живем. А все, что касается   приобретения оборудования, строительства, то  помощь  оказывается серьезная.

- Что бы вы как главный врач хотели  еще сделать, о чем мечтаете? Какой видите больницу, скажем, лет через десять?

- Конечно же, я мечтаю о новом корпусе и очень надеюсь, смогу добиться реализации своей мечты. При этом я,  конечно, прекрасно понимаю, что есть и много других проблем. Но новый корпус нужен, потому что сегодня  мы технологически не влезаем в  старые корпуса. Появилось очень много новейшего сложного оборудования, которым мы прирастаем  и внедряем у себя, но некоторые из них  уже не вписываются в старую архитектуру, которая была хороша пятьдесят лет назад, а для новейших технологических процессов нам нужен новый современный корпус. Правда, старые корпуса при этом можно еще долго использовать, сделав их более комфортными и для больных, и для персонала.

- Нынче  одни много говорят о платной медицине, дескать, альтернативы нет, но есть и другая точка зрения – перейти за западную модель. Это когда пациент сначала платит, а потом государство или страховые фонды   компенсируют эти  расходы. А что вы думаете по этому вопросу?

- То, что у нас сейчас есть и работает, я имею в виду страховую бесплатную  для пациента медицину, это нормально и правильно для нашей страны. Но есть одно «но». К сожалению, у нас люди, так скажем, не вполне понимают, что ответственность  за их здоровье  несут, в первую очередь, они сами, а не «чужие  дяди». Да,  медики обязаны и должны заниматься лечением, но если человек сознательно делает все для того, чтобы максимально быстро покинуть этот мир или максимально тяжело в нем проживать, он добьется-таки своего, невзирая на все усилия медиков.  Поэтому,  видимо, исходя из человеческой психологии,  в других странах и существует   система «предоплаты» с последующей компенсацией – если ты заплатил, то и строже относишься к выполнению рекомендаций врачей.

Может  быть,  и  у нас  какой-то «рубль», в прямом смысле этого слова, мог бы несколько дисциплинировать пациентов  в выполнении предписаний врачей ... Я  ни в коем случае не говорю, что у нас должны быть поголовно платная медицина, но даже очень маленькие деньги, с точки зрения мотивации, смогут приблизить этих людей хоть к какому-то относительному порядку.  Потому что на сегодняшний момент я, например, четко вижу, что требования к медицине возрастают, а требования к себе – нет. Мы много говорим о здоровом образе жизни. Молодежь начинает это понимать, правда, они еще зачастую далеки от этих проблем, но  потихонечку тоже втягиваются в эти отношения.  А вот поколение постарше - с ним много вопросов на тему  ответственности за свое здоровье.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 7-м номере читайте о том, чем обязана «высокая мода» российским эмигрантам «первой волны», о жизни и творчестве актера Павла Луспекаева,  о героине одной из  самых романтических историй XX века, о женщине из-за любви к которой король отрекся от английского престола, о «жемчужине в ожерелье Крыма»  - Новом Свете, о свободолюбивым романтике, зорком реалисте, нашем прославленном писателе Максиме Горьком, и о многом другом.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Две смены

Мы разыскали свою бывшую аудиторию, а именно — рабочую молодежь

Легко ли быть Какашкиным

Антон Елин – о вариантах классификации населения родной страны

2800 лет в ожидании конца (продолжение)

12 сценариев гибели Земли. Часть 2