Дмитрий Кабалевский: «Учитесь музыке»

  • В закладки
  • Вставить в блог

Знаменитый композитор об искусстве и безвкусице

Я безгранично верю в могучую силу музыки. И потому мне горько видеть, когда многие не понимают, что может дать человеку музыка, пользуются ею только для развлечения, не требующего усилий ума, сердца. Зато, когда встречаюсь с замечательными примерами влияния музыки на людей, испытываю глубочайшую радость. Особенно если речь идет о детях, подростках, молодежи.

Сейчас перед нами стоит сложная задача: во-первых, преодолеть в девушках и юношах крепко сидящий в них предрассудок, будто старшие хотят «отнять» у них легкую музыку, а во-вторых, убедить их в том, что, стремясь вызвать в них интерес к серьезной музыке, мы хотим обогатить их духовный мир, а не оскучнить и тем более не обеднить его! При этом не надо путать «легкость содержания» и «легкость восприятия». Через второе лежит путь в настоящую, большую музыку.

Повторяю, у молодежи не должно возникать мыслей о том, будто кто-то хочет лишить их легкой музыки. А эта мысль начинает зреть уже в школе, поскольку в действовавших прежде программах по музыке и пению легкая музыка полностью отсутствовала. Школа делала вид, будто легкой, эстрадной музыки в природе не существует. Это, пожалуй, «наилучшее средство» отбить у ребят интерес к серьезной музыке, даже если его удалось вызвать в младших "и средних классах. Потребность в легкой, развлекательной музыке абсолютно естественна для нормально растущего человека, умеющего не только трудиться, но и отдыхать.

Дмитрия Борисовича Кабалевского часто называют «главным учителем музыки». Но Кабалевский прежде всего один из ведущих наших композиторов, блестящий исполнитель — дирижер и пианист, выдающийся общественный деятель. И именно поэтому нет равного ему среди педагогов, раскрывающих перед детьми тайны волшебного мира музыки, искусства. Международное общество по музыкальному воспитанию детей (ИСМЕ) избрало Кабалевского почетным президентом.

Не имея твердых знаний, убеждений, вкуса, трудно ориентироваться в бесконечных потоках информации, в том числе и в любом жанре искусства. В информативном потоке музыкальный океан особенный. Замечательный русский композитор и критик Александр Николаевич Серов сказал однажды, что «все плохое в музыке гораздо более навязывается, чем в других искусствах».

Радио, телевидение, кино, магнитофоны, эстрада обрушивают на нас свою музыкальную информацию, в которой все вперемешку: и самая высокая музыка, и шлягеры-однодневки, и просто безвкусица.

Само ухо отбирает без малейшего напряжения ума то, что подоступнее, попривычнее. Не столько хорошее, сколько модное. Как же разобраться, что хорошо, что плохо?

Нет, не всегда плохо то, что доступно и броско. С детства мы слышим немало прекрасных песен, которые и прекрасны-то своей простотой. И в классике, и в творчестве современных композиторов есть много произведений, доступных каждому, но в то же время истинных шедевров. Именно поэтому и становятся они для многих первым потрясением, первой ступенью в необъятный и сложный музыкальный мир. Простое — это не примитивное, а чтобы отличить одно от другого, требуются уже художественный вкус, знания.

— Развить хороший вкус у тех, у кого он уже испорчен, — считает Дмитрий Борисович, — запретами нельзя. Позиция запрета, с воспитательной точки зрения, очень уязвима. Чаще всего она вызывает подспудные настроения протеста и недоверия. Пусть ребята слушают все. Но надо помогать им разбираться, самим доходить до понимания настоящего искусства. Ребята должны знать, что современная музыка развивается сложно, переживает острейшие противоречия, не без влияния извращений со стороны буржуазного искусства. Важно, чтобы юные слушатели с помощью наставников, но не просто с их слов, а сами поняли и прочувствовали разницу между правдой и ложью в искусстве, как и в жизни. Понять все это очень важно: ведь музыка создается не только теми, кто сочиняет ее, но и теми, кто ее слушает!

Основная идея культурной революции, выдвинутая В.И.Лениным, — «Искусство принадлежит народу». Нет необходимости подробно расшифровывать, какое искусство имел в виду Ленин, говоря, что наш народ, сотворивший Великую революцию, заслужил на него право, и что искусство должно ему принадлежать, — это достаточно хорошо известно читателю. Ленин настаивал на том, чтобы не путать настоящее, большое, великое искусство с развлечениями (развлекательными зрелищами). И любое из любимых Лениным произведений может служить образцом большого, великого искусства, будь то «Дубинушка», Патетическое трио Чайковского или Пятая симфония Бетховена.

Разве это не помогает нам уяснить, какое содержание следует вкладывать в понятие «высокий музыкальный вкус», что надо понимать под «высокой музыкальной культурой»?

В концертные консерваторские залы приходит множество слушателей самых разных возрастов и профессий, которые не могут жить без настоящей, большой и серьезной музыки. И все-таки это малая часть любителей музыки. Большинство предпочитает музыку облегченную, бытовую, впрочем, и там не проявляя должного вкуса, легко меняя в своих увлечениях одни песни-однодневки на другие. Как быть с этим большинством? Может быть, они все-таки в чем-то правы, и не следует навязывать людям то, в чем они не ощущают потребности и без чего спокойно могут прожить? Впрочем, разве нельзя «прожить», не прочитав ни одной книжки? Можно жить и совершенно неграмотным, но это не нормальная жизнь, это несчастье, достойное глубокой жалости. Полноценная жизнь немыслима без настоящей красоты, а значит, без искусства, без музыки в самом высоком смысле.

— Настоящее искусство широко и многогранно: народная песня или прелюдия Баха — это разные стороны истинной красоты. Простые в восприятии «бытовые» народные песни — бесценное сокровище. И не станет музыки, не будет музыкантов, не будет симфоний, если песни эти вдруг исчезнут. Тогда как модная поделка уходит безболезненно, незаметно. Потому что нет в ней истинности и взращивает она бездуховность. На нее, бездуховность, и опирается мощная современная буржуазная индустрия развлекательной музыки, которая, кстати, не так уж безобидно развлекательна. Она агрессивна в своем активном стремлении уничтожить и классическое и народное искусство. Уничтожить гуманистические идеалы.

...Говорить с Кабалевским непросто. Непросто при всей его доступности и невероятно внимательном, терпеливом и добром отношении к собеседнику. При всей его обязательности и бесконечной тактичности. Но он всегда очень занят. Встречи, беседы, лекции, концерты, депутатский при-

ем, не говоря уж о радио и телевидении. И еще. Надо слушать музыку, создавать свою. Однако в разговоре Дмитрий Борисович никогда не поторопит собеседника, не намекнет на занятость, о которой и без того красноречиво говорят раскрытый рояль и письменный стол с начатыми нотными страницами и грудами вскрытых писем.

И трудно, почти невозможно изобрести вопрос, на который Кабалевский уже не ответил бы точно и обширно, который не задавали дети из разных стран — самая любознательная часть жителей планеты, который не поставила перед композитором вся его многолетняя практика, долгие поиски и раздумья о музыке, о ее роли в жизни человека.

— Думаю, глубоко не правы те, кто считает, что любые разговоры о музыке непременно ведут к упрощению и вульгаризации, что слова отводят внимание слушателей от самой музыки в область чуждых ей «околомузыкальных» ассоциаций. Такое, конечно, бывает, и, к сожалению, нередко, но отнюдь не означает, что всякий разговор, всякое слово мешают научности музыкального восприятия, самой музыке. Дело в том, видимо, какое это слово.

Все следует делать с любовью и умением. Одна скучная беседа или лекция об искусстве для детей — это не только потерянный час времени, это потеря слушателя, аудитории. Неинтересную лекцию, беседу дети часто воспринимают как неинтересность такого вида искусства, о котором им рассказывают. И тогда эти дети окажутся для искусства потерянными.

Скука — «убийца» жизни и трижды — «убийца» искусства.

На основе собственного опыта и наблюдений я пришел к выводу, что бесполезно и скучно для слушателей рассказывать о построении музыкального произведения, пересказывать музыку словами, часть за частью, тема за темой. Самое важное — действенно ввести слушателя в атмосферу, в которой рождалось само произведение, рассказать о жизненных обстоятельствах, в которых оно было задумано и рождено композитором.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте об едва ли не самой романтичной из всех известных в XIX-м веке историй любви – романе Фредерика Шопена и Жорж Санд, о судьбе одной из сестер Гончаровых, об уникальном месте на просторах нашей Родины – Иван-Городе, о жизни и творчестве звезды советского экрана Зинаиды Кириенко, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Паутина

Окончание. Начало в № 2.

Причуды любви

Рассказ

Видит око

Близорукость: причины и последствия