Диалог о джазе

Л Герасимова| опубликовано в номере №952, январь 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

Джаз - один из самых популярных сегодня жанров искусства, скорее серьезный, нежели развлекательный, имеющий свою историю и свои законы, существующий почти столько же лет, сколько насчитывает кинематограф, не уступающий последнему в доступности и популярности, а по силе воздействия на аудиторию способный сравниться разве только со спортивным состязанием. Джаз - явление сложное, противоречивое, имеющее своих противников и поклонников, в кратчайший срок прошедшее несколько стадий развития, по сей день вносящее в искусство музыки новую творческую энергию и новизну тембров. Говоря о джазе, мы, несомненно, подразумеваем высокое искусство импровизации, редкое чувство ансамбля, формы, кратность и эффективность высказываний и характерный для джаза напряженный пульс «свинга». Только в джазе вы можете услышать и мгновенно оценить творчество самого исполнителя: ведь это - искусство музыканта, который у вас на глазах создает музыку, причем каждый раз это - нечто новое. Многие музыканты превыше всего ценят в джазе возможность откровенного высказывания, свободного изложения мысли, самовыражения. Мы могли бы рассказать о многих замечательных мастерах джаза, вспомнить основные этапы развития этого жанра, остановиться на особенностях стилей и течений. Но задача наша иная. Все, о чем мы будем говорить, - лишь некоторые вариации на тему «современный джаз», и главным образом мы попытаемся выявить основные черты джазового искусства нашей страны, о возрастающей популярности которого спорить не приходится. Осенью 1965 года группа советских композиторов, музыкантов и теоретиков джаза впервые побывала в Праге на международном джазовом фестивале. В их числе находился композитор и дирижер, художественный руководитель нового джазового коллектива «ВИО-66» Юрий Сергеевич Сеульский. Вместе с группой молодых музыкантов он принял участие в беседе с коллективом нашей редакции. Разговор шел об основных проблемах современного джаза, в частности отечественного. Так родился «диалог о джазе».

- Мы не всегда верно понимаем, что объединяет современный джаз с танцевальной и популярной легкой музыкой и в чем их различие.

- Мне кажется, что нам давно пора отделить серьезные формы джазовой музыки от танцевальной. Как часто из-за терминологической путаницы объявляли джазом различные формы танцевальной музыки - и рок-н-ролл и твист, - хотя музыка этих танцев (при наличии некоторых сходных моментов, главным образом упрощенной блюзовой формы) в остальном ничего общего с подлинным джазом не имеет. Кстати, о блюзе. Многие и по сей день заблуждаются, считая блюз разновидностью танца, чем-то вроде медленного фокстрота. Это неверно. Блюз может быть сыгран и в быстром темпе: ведь то, что музыканты называют «блюзом», есть не что иное, как исполнительский жанр, классическая форма произведения. Разумеется, танцевальность вообще характерна для природы джаза, но ведь есть танцы, а есть н пьесы в форме танца. Видимо, с этой позиции и нужно рассматривать классические образцы джазовой музыки. В лучших произведениях Дюка Эллингтона вы всегда сможете ощутить наличие танцевальности, но, я уверен, никому и в голову не придет танцевать под музыку «Шекспировской сюиты» Эллингтона. Джаз не только обогатил жанр легкой музыки, но одновременно и стимулировал творческую мысль и поиски в серьезной камерной и симфонической музыке. Например, «Рапсодия в стиле блюз» Гершвина, «Эбони-кончерто» Стравинского, фокстрот Равеля. Джазовые формы интересовали и Сергея Прокофьева. В этом смысле соотношение, скажем, между танцевальными ритмами и современным джазом примерно такое же, как между старинными бытовыми танцами и классической инструментальной музыкой. Например, вальс и болеро, целый ряд танцев восемнадцатого века были удачно использованы композиторами прошлого в сочинениях и превращались в серьезные произведения. Достаточно вспомнить знаменитые баховские «Сюиты»... Видимо, вообще всякая серьезная музыка, в каком бы жанре она ни была написана, наряду с тем эстетическим наслаждением, которое она доставляет, требует еще и определенного интеллектуального напряжения, которое является в данном случае не синонимом труда, но синонимом готовности к постижению всего того подлинного, что есть в искусстве. Возьмите, к примеру, замечательную обработку композитором и дирижером Гилом Эвансом оперы Дж. Гершвина «Порги и Бесс» в исполнении оркестра с солирующим талантливым трубачом Майлсом Дэвисом: по-настоящему понять и почувствовать это произведение может человек, который вообще любит серьезную музыку.

- Есть люди, которые говорят, что не понимают современной джазовой музыки. Как по-вашему, можно ли ее объяснить, помочь узнать и полюбить ее?

- Прежде всего джаз сегодня носит совершенно другой характер, чем лет двадцать - тридцать назад. Основной его признак - это импровизация. Но искусство импровизации слишком сложно для поверхностного восприятия и потому, вероятно, отталкивает людей, не достигших еще необходимого культурного уровня, относящихся к джазу лишь чисто потребительски. Однако я глубоко убежден, что воспитание музыкального восприя-тия у человека развивается постепенно. Большинство людей от природы наделено большими или меньшими музыкальными способностями, и человек, который с каждым днем все сильнее увлекается и вникает в музыку, вначале ему чуждую, от ее простых форм постепенно приходит к пониманию более сложных. Я уверен, что молодые люди, сейчас с удовольствием распевающие модные песенки и танцующие модные танцы, при более близком и тщательном знакомстве с джазовой музыкой откроют для себя множество тайн и красот. Но эти тайны они смогут открыть, лишь получив возможность чаще слушать хороший джаз, а это пока не так легко. Можно ли составить определенное мнение об исполнителях и музыке из тех многочисленных знакомств со всевозможными эстрадными оркестрами и ансамблями, иногда без стеснения объявляемыми джазами? Положение несколько изменилось, но все-таки большинство этих оркестров - как отечественных, так и зарубежных - в громадном количестве исполняет «коммерческую» музыку, по неведению принимаемую за джаз. Получается, что музыка здесь как бы острая приправа к другим номерам. К сожалению, наши зрители и слушатели, придя на концерт джазовой музыки, ждут от ансамблей чего угодно, вплоть до акробатических трюков. Джаз пока еще пасынок на эстраде. А ведь настоящая джазовая музыка требует филармонической пропаганды, безусловно лишенной прежде всего компонентов обычной эстрады. Нужно приучиться слушать музыку без ее оправдания. Настоящий джаз должен существовать наряду с эстрадой, с популярной легкой музыкой, - это доказывать излишне. Но джазовая музыка должна пропагандироваться столь же серьезно, как камерная, и столь же широко, как эстрадная.

- Много лет считалось, что у нас есть свой отечественный джаз, основанный такими корифеями эстрады, как Л. Утесов, Д. Цфасман, И. Дунаевский. Но ведь этот стиль в основном был связан с популярной песней и к джазовой музыке в ее подлинном смысле имел далекое отношение. Недаром впоследствии он получил название «эстрадной музыки».______________________________________ - Замечательно творчество И. О. Дунаевеного. Но значит ли это, что композиторы шестидесятых годов должны писать, а современные музыканты играть, как в те годы? Поэтому, когда говорят слова «советский джаз», отождествляя их с именами Утесова и Дунаевского, я бы посчитал это терминологической ошибкой, назвав упомянутое течение не традицией советского джаза, а традицией советской эстрады, с метко найденным Л. О. Утесовым названием ансамбля - эстрадный оркестр. В самом деле, у нас часто путали состав оркестра с музыкой, которую тот исполняет. Появление нового отношения к джазу совершенно не отрицает ценности таних популярных в народе жанров, как танцевальная музыка, лирическая песня. Просто у каждого вида искусства есть своя аудитория, и они должны уважать друг друга. Я заметил, что существует определенная закономерность во вкусах современной молодежи: та часть ее, что любит популярную и танцевальную музыку, джазом как таковым не увлекается. Так же и наоборот: молодежь, любящая «чистый» джаз, не пойдет слушать популярных певцов и «коммерческий» джаз с непременными эстрадными атрибутами.

- В фестивале «Прага-65» впервые приняли участие советские джазовые музыканты. Расскажите, пожалуйста, об этих музыкантах подробнее.

- Группа молодых музыкантов, серьезно занимающихся джазом, оназалась той средой, откуда впоследствии были избраны музыканты для поездки на джазовый фестиваль «Прага-65». Это была своеобразная джазовая «сборная» Москвы, в которую вошли саксофонист Георгий Гаранян (ру-ководитель квартета), гитарист Николай Громин, контрабасист Андрей Егоров и ударник Валерий Буланов. По техническим, если можно так выразиться, причинам на подготовку программы ансамбль получил всего четыре дня - необычайно короткий срок, учитывая значительность события. Но изменить что-либо было уже невозможно, и ребята везде работали: в поезде, в гостинице, за несколько часов перед началом фестиваля. Несмотря на все это и на труднейшие условия соревнования с сильными джазовыми коллективами Европы и Америки, советский квартет, по мнению пражской музыкальной прессы и многочисленных зарубежных гостей фестиваля, вошел в лучшую половину его участников. В одной из пражских газет нам было очень приятно прочитать следующее: «Советский джаз в настоящее время может успешно выступать на международных встречах». Состав ансамбля был не совсем обычным: довольно редкое сочетание альт-саксофона и гитары в сопровождении контрабаса и ударных, без участия рояля. Звучание саксофона Георгия Гараня-на, его неповторимая манера исполнения определяли во многом лицо этого коллектива. Интересное развитие музыкальной мысли, оригинальная конструкция формы с продуманными ритмическими эффектами гармонично сочетаются у Гараняна с эмоциональностью и темпераментом. В Гараняне, кроме того, подкупает сочетание острого джазового чутья с высоким профессионализмом. Талантливый музыкант выступил на фестивале и как композитор - автор лирической «Баллады». Особенно привлекательна у Гараняна импровизация - вслед за чистой лирикой, просто-той темы вдруг поражают какие-то «взрывы» темперамента, всплески импровизации. Прекрасно чувствовал себя в дуэте с Гараняном известный у нас джазовый гитарист Николай Громки. Он мягок, лиричен и предельно откровенен - собственно, в джазе это - одно из непременных условий. Громин также выступил как композитор, сыграв с ансамблем уже известную по радиопередачам пьесу «Коррида». Андрей Егоров и Валерий Буланов - ритм-группа ансамбля - великолепно чувствовали намерения солистов, энергично поддерживая их, чутко реагируя на каждое проявление музыкальной мысли коллег. Нужно было поехать на этот фестиваль, чтобы убедиться, какое общественное звучание имело выступление наших джазовых музыкантов в Праге. Кстати, в конце 1966 года наши музыканты вновь приняли участие в зарубежных джазовых фестивалях: на этот раз в Прагу поехал квартет «КМ» под руководством Владимира Сермакашева, а на варшавском фестивале выступили Г. Гаранян, Н. Громин, А. Сатановский, А. Гареткин.

- Каную роль играют наши отечественные фестивали в пропаганде и развитии джазового искусства?

_______________________________________________ - Первый московский джазовый фестиваль состоялся осенью 1962 года. Он был организован Московским комитетом комсомола совместно с Московским отделением Союза композиторов. Уже этот фестиваль, очень скромный, выявил, насколько вырос у нас интерес к настоящему джазу. Один из ансамблей, под руководством архитектора Алексея Козлова, был единодушно признан лучшим на фестивале и вскоре послан в Варшаву. Наших ребят встретили там очень тепло, играли они хорошо и в основном - свои сочинения. В этот ансамбль вошли уже известные сегодня Николай Громин и Валерий Буланов, а также трубач Андрей Товма-сян, чья композиция «Господин Великий Новгород» вызвала большой интерес слушателей. По отзывам критики, в этом произведении истинно новаторским явилось соединение национальных традиций русской музыки с современными джазовыми приемами. В пьесе широко применялась полифония и новейшая джазовая гармония, но главным в ней было богатство русских напевов, яркая тема в национальном духе с имитацией колокольного звона и не менее яркие импровизационные соло музыкантов. Почти три года пришлось ждать и музыкантам и любителям джаза очередного фестиваля - «Джаз-65». Фестиваль был тщательно подготовлен МГК ВЛКСМ и Союзом композиторов РСФСР и превратился в своеобразный смотр джазовых сил столицы. Состав участников был весьма пестрым: от профессионалов - артистов филармонии и студентов консерватории до любителей-самоучек. Правда, справедливости ради нужно сказать, что эти последние часто не уступали признанным «фаворитам» - музыкантам-профессионалам. Мы убедились, что есть у нас музыканты высокотехничные, мыслящие, увлеченные своим делом. Жюри наградило лучших исполнителей дипломами и почетными грамотами. А фирма «Мелодия» выпустила первые пластинки советского джаза. Фестивали 1966 года в Ленинграде, Таллине и Москве, проходившие один за другим, привлекли н себе еще более широкую публику. Эстонцы, например, пригласили музыкантов из Швеции и Финляндии, и фестиваль городской превратился в международный. Интересно, что в Таллине уже много лет имеются свои традиции в проведении джазовых праздников. В этом году там можно было услышать исполнителей из Москвы и Ленинграда, Львова и Баку, Вильнюса и Новосибирска. Фестивали в Ленинграде и в столице носили более ограниченный характер. Мне кажется, что прошедшие фестивали, в частности московский, имели три особенности. Во-первых, это еще более возросшее профессиональное мастерство участников по сравнению с прошлыми годами. Радует и участие в фестивалях совсем молодых музыкантов, вносящих свежесть и непосредственность в исполнение. Так, мне запомнился интересный состав из Гатчины, выступивший в ленинградском фестивале. Второе, что тоже очень радует, - это узаконенное наконец участие больших «свинговых» составов - биг-бэндов - в концертах фестивалей. В Ленинграде это уже давно и хорошо себя зарекомендовавшие оркестры И. Вайнштейна и А. Каль-варского («Метроном»), в Москве приняли участие в концертах лишь недавно организованные Оркестр радио и телевидения под управлением Вадима Людвиковского (кстати, у него играют Г. Гаранян, А. Зубов, К. Бахолдин, Б. Фрумкин, они же выступили с отдельными ансамблями), а также «ВИО-66», вокально-инструментальный ор-нестр, вокальная группа которого лишь тембровая дополнительная окраска в оркестре. Наконец, факт, сам по себе достойный упоминания: репертуар. Большинство музыкантов стремится исполнять собственные сочинения, даже если они не всегда основаны на оригинальной теме. К счастью, уменьшилось количество стандартных аранжировок на темы песен советских авторов, что свидетельствует о самостоятельности поисков. Появились новые интересные композиции. Я хорошо помню, сколь шумный успех сопутствовал удивительным, ярким и образным, при всей их рациональности, пьесам Германа Лукьянова «Крестьянсная свадьба», «Разговор с тобой», «Иванушка-дурачон». Что ж, вот, пожалуй, общая картина фестивалей, показавших творческие и исполнительские возможности наших джазовых музыкантов. Хочется упомянуть и ансамбли, играющие в традиционном стиле «диксиленд», - это ленинградский ансамбль «Нева» и московский ансамбль под управлением Вл. Грачева. Таким образом, репертуарный, стилевой диапазон фестивалей оказался очень широким: от джазовой классики и «динсиленда» до «авангардизма» и чистого эксперимента, уходящего от джаза (трио Е. Геворгяна). Словом, я рискую впасть в умиление, говоря здесь лишь о частных успехах наших исполнителей. А ведь были и промахи и неудачи. У нас много претензий к самим музыкантам, но еще больше к тем, от кого в значительной степени зависит становление на профессиональную стезю и расцвет советского джаза. Мы пока только мечтаем о том, что вот хорошо бы регулярно выпускать ноты и пластинки с записями современной джазовой музыки, практические пособия по инструментовке, публиковать лучшие советские джазовые композиции. А еще нам хочется, чтобы наконец наши джазовые музыканты перестали быть «бедными родственниками» в филармониях и концертных организациях, чтобы играли они больше и чаще и не только «для себя», чтобы они считали джаз своей первой, основной профессией. И чтобы наши композиторы взялись по-настоящему за создание полноценных джазовых произведений для больших и малых составов, - ведь это не менее почетно и увлекательно, чем сочинение квартетов, симфоний и популярных песен. Надо сказать, что уже давно пробуют себя в джазе такие известные и талантливые композиторы, как Мурад Кажлаев, Андрей Эшпай, Игорь Якушенко, Андрей Петров, Александр Флярковский, Богдан Троцюн, Александр Цфасман, Микаэл Таривердиев, Вадим Людвиковский. Но истинно джазовой музыки пока еще очень мало.

- Читателям «Смены», наверное, интересно будет знать, что делается сейчас для широкой и серьезной пропаганды джазовой музыни.

- Во-первых. выявление всего хорошего и ценного, критика всего дурного и недостойного невозможны без какого-либо координационного центра. Практика подготовки фестивалей внутри страны и тем более подготовка наших музыкантов к зарубежным фестивалям показывает, что в настоящее время наличие такого центра совершенно необходимо. Действительно, представьте себе, что не только в Москве и Ленинграде, но, скажем, в Архангельске или Новосибирске существуют интересные джазовые ансамбли или отдельные солисты (ведь так оно и есть!). Как же при полнейшей разобщенности музыкантов узнать об их существовании? В Москве еще несколько лет назад положение было обнадеживающим. Джазовые клубы и молодежные кафе тогда объединяли музыкантов и любителей, и можно было говорить о становлении советского импровизационного джаза. А сейчас в Москве нет ни одного джаз-клуба, а оставшиеся немногочисленные кафе, где и собираются в основном джазовые музыканты, чтобы поиграть «для себя», также находятся под угрозой закрытия (в частности, «Синяя птица»). Но ведь молодежное кафе - это не только единственное место, где джазовый музыкант может проявить себя как серьезный исполнитель; это также и почти единственное место для самого исполнения камерной джазовой музыки, и, следовательно, только здесь, не изменяя себе и своим творческим принципам, джазовый музыкант может заработать какие-то деньги. Именно такое кафе - московское «Молодежное» на улице Горького - ежевечерне собирает у своих дверей молодежь, с билетами и без таковых. Помимо обычных тематических вечеров, здесь ежемесячно проходят выступления московских музынантов, собирающие массу любителей. Это - единственное кафе в Москве, имеющее джазовую секцию, в функции которой входит проведение вечеров джаза, концертов, лекций, викторин, прослушиваний в грамзаписи лучших образцов мирового джаза. К сожалению, ничего другого любителям джаза пока не предлагают. Лишь при наличии крепкой организационной основы появились бы та солидарность и взаимное уважение, которые необходимы для творческого роста и спокойной рабочей атмосферы в дальнейшей деятельности наших джазовых музыкантов. Такой организационной основой могла бы быть Всесоюзная джазовая федерация, которая объединила бы разрозненные джазовые коллективы в нашей стране. Подобные федерации существуют во многих странах, в частности в Чехословакии и Польше, причем обе федерации созданы министерствами культуры этих стран. Джазовая федерация в Польше имеет свое концертное бюро и финансовую самостоятельность (на правах государственной концертной организации). Началом, истоком такой джазовой федерации у нас мог бы быть оргкомитет предполагаемого Всесоюзного фестиваля. Сейчас этим занимаются в основном комсомоль-ские активисты, Московский горком комсомола. В дальнейшем руководить организацией таких концертов по-настоящему могли бы концертное бюро федерации и актив джазовых клубов. Особо важной мне представляется проблема подготовки кадров для джазовых оркестров, проблема музыкального образования. Что у нас часто получается? С одной стороны, джазмены, остро чувствующие жанр, но абсолютно беспомощные в области нотной грамоты, часто не имеющие элементарных академических навыков игры на инструменте, не имеющие минимального общего кругозора. С другой стороны, музыканты, получившие какие-то академические познания, читающие ноты, имеющие практику читки с листа, но весьма приблизительно или совсем не знающие, а главное - не чувствующие подлинного смысла джазовой музыки. В результате у нас почти нет музыкантов, умеющих играть джаз и одновременно хорошо «подкованных» с профессиональной точки зрения. Отдельные наши даровитые музыканты, уже перечисленные выше, иногда просто чудом вырываются на стезю профессионального искусства, начав с самодеятельности; в большинстве своем все они по образованию не музыканты. Где же научиться играть на саксофоне? Ведь в училищах и консерватории по сей день нет такого класса. Где начинающий номпозитор или аранжировщик получит необходимые знания по гармонии и форме? Тольно в специальном учебном заведении. Есть ли у нас такое? Да, есть. В Ленинграде. Джазовая школа, единственная в стране, четырехгодичная, типа народной консерватории, готовящая музыкантов для джазовых и танцевальных оркестров; чрезвычайно важно изучить ее опыт. Но, кроме этой школы, у нас ничего больше нет, а потребность в квалифицированных кадрах джазовых музыкантов настолько велика, что, если бы существовало десять таких школ, все равно бы их не хватило. Нужно надеяться, что это лишь начало серьезного и важного разговора о насущных проблемах советского джаза. Хочется, чтобы комсомол, который так горячо взялся за утверждение этого популярного жанра, не бросал свои заботы о нем. Больше того, молодежная комсомольская печать могла бы помочь не только словом, открыв периодические джазовые рубрини, но и делом.

Из словаря джаза

Баллада - популярная песенка, обычно среднего или медленного темпа, с темой в 32 такта. Бибоп, Боп - один из современных стилей джаза, возникший в начале 40-х годов. Характеризуется качественно новыми, более сложными по сравнению с предшествовавшими стилями, ритмом и гармонией. БИТ - способность музыканта или оркестра исполнять джаз с вдохновенным чувством ритма. БЛЮЗ - тип негритянской народной песни, мелодия которой основана на четкой 12-тактной схеме. Блюзы - основной мелодический материал джаза. КУЛ - буквально - холодный; стиль джаза, возникший в начале 50-х годов на основе достижений бопа, утративший его ритмическое богатство, но обновивший и усложнивший гармонию. СВИНГ - 1. Явление, возникающее при исполнении джаза, заключающееся в появлении у музыканта или оркестра ощущения легкости, стремительного движения и творческого подъема. 2. Стиль, возникший в начале 30-х годов. 3. Оркестр, играющий в этом стиле.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Ленин идет к Октябрю

6. «Союз борьбы...» (1895, сентябрь-декабрь)