Дело о табаке

  • В закладки
  • Вставить в блог

— Я считаю, что курительные изделия должны быть в каждом магазине. Если человек привык курить, он должен иметь возможность курить. Он имеет право свободно купить сигареты. И бороться надо не с табачной промышленностью, а за снижение вредности табачных изделий за счет повышения качества этих самых табачных изделий...

Вот-вот, о том и речь пойдет — говорит ли Минздрав правду, расписываясь в том, что курение вредит нашему здоровью. Или же имеется в виду только здоровье советских людей, и Минздрав говорит только о сигаретах, которые производятся в нашей стране?

Затяжка четвертая

Зато у нас есть НИИ табака и махорки. Имени А. И. Микояна. Находится НИИ в Краснодаре. Это забавно, что в Краснодаре, в самой что ни на есть колыбели революционных антитабачных деяний бывшего краснодарского босса Медунова. Ведь это его слова о табаке: «Сорную траву — вон с кубанских полей!» — тиражировал в виде лозунгов послушный идеологический аппарат. Это при нем развернулась беспрецедентная охота на курильщиков в Краснодаре и Сочи, когда пойманного с сигаретой штрафовали на месте без суда и следствия. Это при нем дивные, на зависть вирджинским табачные плантации края пришли в запустение, «плоды» которого мы пожинаем сейчас. В общем, его активности и решительности могли бы позавидовать в свое время китайские истребители воробьев. И ничего, сдюжили казаки. Еще и не такое переносили.

Словом, мы отправились в НИИ табака и махорки имени Микояна. Во «вкусном» названии института было что-то доверительное, естественное. Быть может, имя Анастаса Ивановича навевало запахи известного московского комбината, выпускающего дивную колбасу — ту самую, которой не брезгуют даже кошки. А может, слово «махорка» ностальгически «дымилось» временами, когда медики еще не пришли к заключению, что капля никотина убивает лошадь.

Так или иначе, но именно с «лошадиной версии» мы начали разговор с собравшимися по случаю нашего приезда (интерес к отрасли — событие, как выяснилось, из ряда вон) ведущими учеными института — своего рода ученым советом во главе с замдиректора профессором И. И. Дьячкиным.

— Ну что вы! — враз заулыбался совет. — Никотиновая кислота содержится во многих продуктах, и без нее организм существовать не может. Конечно, не надо ее килограммами потреблять, но в том или ином виде она нужна и полезна. Вот Минздрав нас предупреждает об опасности курения. Справедливо предупреждает, но очень абстрактно, можно сказать, никак. Предупреждает и... все. Но если человек курит, он и внимания не обратит на эту надпись. Значит, задача Минздрава не стращать курильщика последствиями — дескать, мы ж вас предупреждали! — а контролировать качество табака, как это делают во всем мире.

Ведь никотин не главное зло сигареты. В процессе курения образуется конденсат — коричневая маслянистая жидкость, хорошо видная на фильтре. Именно в этом конденсате, содержащем чуть ли не всю таблицу Менделеева, находятся вредные для организма вещества. Главная задача — снижение уровня конденсата. Установлено, что допустимая норма его — пятнадцать миллиграммов на сигарету. За рубежом эту цифру уже довели до семи миллиграммов, а у нас она — двадцать пять — тридцать миллиграммов — в два раза выше нормы. То есть у нашего курильщика шанс заболеть в два-три раза выше, чем, скажем, у американского. Почему? Причина — нарушение технологии производства сигарет и прежде всего технологии уборки табака.

Убирать табак нужно в строго определенные сроки, когда он достиг технической зрелости — ни раньше, ни позже. Табачный лист на момент уборки должен быть определенной желтизны. А что на практике? На дворе осень, и в райком летят донесения: «Уборка табака закончена на две недели раньше срока. Соцобязательства выполнены!» Помилуйте, какие обязательства? Это значит, что убран недозревший лист, из которого потом будут изготовлены сигареты с теми самыми тридцатью миллиграммами конденсата, отвратительным вкусом и запахом. Зато раньше срока! Так вот куда должен смотреть Минздрав — в корень, и, если сырье некачественное, запрещать его дальнейшее использование...

В Соединенных Штатах, например, есть и угольные, и ацетатные, и вентиляционные фильтры. Есть специальная перфорированная бумага, то есть дым разбавляется воздухом. Такие фильтры задерживают до 30 — 50 процентов всей конденсатной гадости. А у нас единственная в стране фабрика по производству фильтров в Спитаке разрушена, сейчас табачные фабрики выбирают все запасы и скоро перейдут на выпуск сигарет без фильтра. А валюты на закупку фильтров не дают...

Без гербицидов табак вырастить невозможно — очень уж нежная к воздействию вредителей культура. Но у нас ведь и гербицидов сыплют в почву, не жалея, оттого и содержание их в сигаретах выше предельной нормы. Мы в институте сконструировали установку, позволяющую очищать табак от гербицидов, но в заводских условиях построить ее не можем — нет комплектующих. Их опять же надо закупать за валюту, а валюты опять же нет...

И не дадут, подумали мы. С чего это вдруг вкладывать валюту в абстрактное здоровье каких-то курильщиков? Спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Вот Борис Ельцин съездил в Америку, заработал там валюту и привез одноразовых шприцев целый самолет. Жаль, что он не курит. Можно было бы его еще раз туда послать. За фильтрами. Или за комплектующими. А может, создать в стране общество курильщиков? Тогда от него, как от общественной организации, можно будет своего человека в парламент пропихнуть — пусть за права курящих борется... И снова мы слушали ученых:

— Существует этика курения. Затягиваться нужно с определенной частотой. Нельзя суетиться и мусолить фильтр. Когда он намокает, он начинает пропускать конденсат. Лучше всего курить в спокойной обстановке, у камина или окна. Считается, что зрелище огня успокаивает чисто психологически. Сердце работает ритмично, и легкие засасывают меньше конденсата. Нельзя курить больше половины сигареты, как говорится, «до фабрики», то есть до фабричного значка. Когда сигарета выкурена наполовину, конденсат лишь приближается к фильтру и почти не поступает в организм...

И тут нам захотелось сказать: «Ребята, вы хорошие ученые, но вам легко говорить об этике курения и о затяжках у камина. У вас нет проблем найти сигарету, когда целая табачная плантация под окнами института, а на крайний случай — посевы полузабытой махорки. Скажите лучше, как выращивать махру?!»

Затяжка пятая

А может быть, бросить курить? Быть может, смириться перед наступательной заботой нашего государства о нашем здоровье? Ну не выращивать же в самом деле табак на подоконнике! А с другой стороны, почему нет? Научились же варить самогон, и как! Научимся варить и мыло, научимся и колбасу, надо будет — посеем и пожнем табак, мы ж терпеливые, мы же такие терпеливые... Другое пугает. Не начнем ли содрогаться от очередного фонтана заболеваний и смертей, когда люди будут вынуждены курить все подряд? Дай бог, чтобы это нервное пророчество не оправдалось. Иначе Минздраву просто некого будет предупреждать...

P.S. По нынешним ценам черного рынка пачка фирменных сигарет стоит 12 рублей. Пачка отечественных сигарет «Ява» (в мягкой упаковке) — 70 копеек. Сигареты «Космос» идут уже по рублю. Рост цен продолжается...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте о королеве, которая «вышла замуж за Англию» Елизавете Тюдор, о женщине удивительной судьбы Марии Федоровне Андреевой, бывшей в начале XX века она была одной из ведущих актрис Московского Художественного театра и ведшей полную риска жизнь революционерки, выполняя задания партии большевиков, о знаменитом отечественном каскадере Александре Микулине с сорокалетним кинематографическим стажем, Новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Флетч

Роман. Продолжение. Начало в №№ 20, 21.