Бригада

Владимир Глотов| опубликовано в номере №1095, Январь 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

Современное производство: труд и личность

Когда мы обращаем внимание на этот маленький коллектив?

Когда что-то происходит... Бригада взяла на себя повышенные обязательства... Перевыполнила нормы, пошла на рекорд!.. В бригаде случилось ЧП...

Нас привлекает событие, а бригада — эта общность, эта ячейка — служит в репортажах и очерках неким фоном. Я много раз испытывал затаенное желание «остановить мгновенье», пожить в бригаде «просто так» и поработать «просто так». И написать о самой бригаде — о такой, которая не установила вчера рекорда, не была потрясена никаким чрезвычайным событием, жизнь бы шла в ней своим чередом.

Из окна гостиницы в Одессе я увидел одинокий башенный кран, людей в проемах окон недостроенного здания и решил: а почему бы не отправиться к ним?

Пришельцы и одесситы

Красивый парень с щегольскими усиками и в довольно новых на вид солдатских галифе меланхолично распутывал, растягивал тонкие нити арматуры, раскладывал их на снегу.

— Бригадир? — переспросил он. — А там где-то...

По деревянным временным лестницам я поднялся на второй этаж. Обширное помещение будущего гимнастического зала — бригада возводила спортивный комплекс института — было запорошено снегом, залетавшим сквозь рамы без стекол. Посреди стояла закопченная железная бочка, в ней горели доски, вился дым, и подогретый воздух вздрагивал, колебался, делая неясными очертания людей вокруг.

От этой группы отделился немолодой человек с седой головой — снял шапку, вытер ею лицо, протянул мне руку.

— Я бригадир... Григорьев Борис Александрович, — назвал он себя. — Или Боря. Как хотите...

Я рассказал ему о своих планах и попросил совета: нелепо ведь приходить к людям и говорить: «Здравствуйте, я буду вас изучать!» Боря все понял.

— А зачем сразу? Потом скажете. А пока работайте, — сказал бригадир. — К нам часто студентов посылают, двоечников. Преподаватели приходят, отрабатывают часы... Работайте. Я скажу, что вы из института!

И я пошел работать. Подносил каменщикам стеклоблоки, раствор в ведрах, разбирал леса, сбрасывал с них доски. В обеденный перерыв мы вместе шли обедать, в перекуры говорили о том о сем. Я рассказал ребятам и о себе и об интересе журнала к бригадной жизни. Поудивлялись: «Надо же!» — но в наших отношениях мое запоздалое признание уже ничего не могло переменить.

Итак, первое, что интересовало меня: откуда люди?

Как собирается бригада? Как эти ребята стали строителями? Почему?

Странно, но одесситов в бригаде было только двое: тот красивый парень с усиками, которого все звали «Вовчик», и сам бригадир Григорьев. Остальные — «пришельцы». Я замечал эту закономерность и прежде: Киев строят не только киевляне, Москву — не только москвичи, сибирские строители — народ отовсюду, но не часто среди них встретишь коренного сибиряка.

Молодой парнишка, наш бригадный сварщик, модник, с соломенными волосами до плеч, ходивший в двадцатиградусный сырой одесский мороз в шляпе, сказал мне, что лично его потянула в Одессу одна лишь романтика.

— Я работал в Херсоне на заводе... Там все притерто!

Я поинтересовался:

— Как это — притерто?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены