Бородино

М Гольдберг| опубликовано в номере №296, август 1937
  • В закладки
  • Вставить в блог

«... Со всех сторон слышался веселый говор и шутки.

- Чиненка! - кричал солдат на приближавшуюся, летевшую со свистом гранату.

- Не сюда! К пехотным! - с хохотом прибавлял другой, заметив, что граната перелетела и попала в ряды прикрытия.

- Что, знакомая? - смеялся другой солдат на присевшего мужика под пролетевшим ядром...»

К 10 часам утра русские, защищавшие семеновские флеши, отразили третью атаку французов. Лучшие маршалы Наполеона: Даву, Ней и Мюрат - стремительно бросались в наступление, добирались до окопов, но русские неизменно выбивали их штыковым ударом.

В 11 утра французы атакуют в четвертый раз. Русские отвечают контратакой. Французский генерал Коленкур с отчаянием восклицает:

- Этих русских скорее можно в землю втоптать, нежели в плен взять!

Наполеон бросает в атаку своих «gens de fer», - «железных людей». Кирасиры в медвежьих шапках, с тяжелыми палашами в руках летят на нашу пехоту. Русские встречают кавалерийскую атаку без выстрела. Они стоят, окаменев, как бы приросшие к земле, взяв ружья под курок. Несколько секунд длится эта страшная, молчаливая схватка. «Железные люди» Наполеона не выдерживают и поворачивают назад.

Только после пятой ожесточенной атаки французы овладели флешами. Русские пушкари ложились на орудия и не отдавали их без себя. Лишившись одной руки, канонер отмахивался другою.

Еще жарче были схватки на редуте Раевского. Здесь несколько раз переходили в рукопашный бой. Над кашей голов, тесаков, конских морд и штыков гремело «Ура!» и отчаянное «Ребята, за нами!...» При одной из контратак русские взяли в плен французского генерала.

Все поле между редутом Раевского и флешами Багратиона было застлано туманом, насыщенным пороховым дымом. В тяжелой мгле непрерывно летели ядра. Почти каждое из них достигало цели... «ядра, картечь и гранаты, взвиваясь, издавая рассыпчатый визг и, лопнув, вспыхивая синеватым огнем, то пронизывали насквозь сжатые строи, то шипели, несясь по головам и срывая их вихрем полета своего, то с клокотанием, пронося смерть над самыми головами и изменяя своеобычный полет свой, с высоты на высоту перелетали...» (Ф. Глинка «Очерки Бородинского сражения»).

Мы видели некоторые из этих ядер в бородинском музее. Грубо сделанные ржавые бомбы были насыпаны горкой в углу, под картиной, изображавшей отступление наполеоновской армии из России.

Ядра приносят в музей дорожные рабочие, прокладывающие шоссе, трактористы, перепахивающие поля, приносят пионеры из лагеря отряда Наркомата оборонной промышленности, организовавшие «кружок по изучению Бородина». Сдав свою находку, они долго ходят по комнаткам музея, всматриваясь в реликвии великого дня, когда непобедимая армия императора Наполеона разбилась о когорты «нижних чинов» армии русских.

III

К 6 часам вечера канонада начала затихать. Русские войска отошли на километр. Но французы не решились расположиться на завоеванном клочке истерзанной и обезображенной земли, заваленной трупами людей и лошадей, опрокинутыми фурами, разбитыми барабанами, касками и сумами... Ночью в лагере французов несколько раз поднимали тревогу: боялись налетов казаков.

Сражение, с военной точки зрения, было, в сущности, безрезультатным.

Знаменитый военный теоретик Карл Клаузевиц лично наблюдал бородинскую битву (он был прикомандирован к штабу русских). Клаузевиц описал сражение в книге «Поход в Россию 1812 г.» (см. Клаузевиц «1812 год». Издание Воениздата Наркомата обороны. М. 1937).

Клаузевиц дает блестящий разбор сражения, слабостей диспозиции, тактических ошибок русского штаба. С нескрываемым уважением пишет он о русских солдатах, о «сильном и мужественном сопротивлении», оказанном ими.

Но Клаузевиц далек от понимания истинной природы этого сопротивления. По его мнению, все дело в глубине и тесноте построения русских войск. Ряды стояли плотно, один за другим, отойти было некуда, и потому, мол, русские не сдвигались с места.

Войска, действительно, стояли тесно. Французские ядра простреливали все 4 линии русских корпусов вплоть до резервов. Все это так. И здесь причина того, что русская армия потеряла почти половину состава (50 тысяч человек), в то время как у Наполеона полегла только четверть состава (28 тысяч человек). А причина стойкости русского войска - другая.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о Леонардо да Винчи XX века» Александре Леонидовиче Чижевском, о жизни и творчестве Александра Вампилова, беседу с писательницей Викторией Токаревой,  неизвестные факты жизни и творчества Роберта Льюиса Стивенсона, окончание детектива Наталии Солдатовой «Проделки Элен» и многое другое.

 



Виджет Архива Смены