Берут равнение ряды широкие

Эльза Бадьева| опубликовано в номере №761, Февраль 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

Виктор Шереметьев раскрыл толстую тетрадь на первой, совершенно чистой странице и задумался. Кто его знает, с чего начинать? Если бы это был обыкновенный личный дневник, достаточно было бы поставить число, месяц, год и для почина написать примерно такую фразу: «Сегодня я начинаю вести дневник...» А дальше - что хочешь. О себе, о друзьях, о прочитанных книгах... Даже о любви можно. А вот как начать дневник бригады коммунистического труда?.. И почему именно ему поручили ребята это нелегкое дело?

Виктор долго сидит над раскрытой тетрадью и наконец решает: это не просто дневник, это почти документ. Значит, начинаться он должен с точной записи даты. И Виктор крупно, четко пишет в верхнем левом углу: «5 января 1959 года». Потом старательно обводит написанное еще раз и опять задумывается.

Написать бы этот дневник стихами! И чтобы не кустарными, а хорошими... Пожалуй, могла бы получиться поэма.

Но, к сожалению, Виктор не поэт, и от этой мысли приходится отказаться. Ничего не поделаешь, дневнику суждено быть написанным прозой. И даже не художественной.

Так с чего же все-таки начать? С собрания? Оно было...

Рождение бригады

Оно было обычным и необычным.

Как всегда - в красном уголке, как всегда - многолюдное. На собрание, кроме работника заводской многотиражки, пришел корреспондент городской газеты. Впрочем, это - явление обычное. Журналисты в первом мартеновском бывают часто. Из Свердловска специально приехал секретарь обкома комсомола Куклинов... Это уже необычное: секретарей обкома в цехе еще не бывало. Но самым необыкновенным была повестка дня собрания: создание бригады коммунистического труда.

Не читали на собрании скучного, пространного доклада, не произносили длинных, заранее подготовленных речей. Рабочие говорили о коммунизме! И не лозунгами, не теоретическими формулировками, а очень простыми, очень теплыми человеческими словами. От этих слов будто растаяла туманная дымка, окружавшая желанную, красивую, но далекую мечту, и мечта эта оказалась совсем рядом. И уже не мечтой, а зримым, реальным будущим.

Сталевары, подручные, разливщики испытывали настоящую гордость за коллектив своего цеха, который получил почетное право создать первую на комбинате бригаду коммунистического труда. Гордость и ответственность! Поэтому, когда Борис Гребенкин от имени комсомольского бюро цеха предложил присвоить почетное звание бригаде мартеновской печи № 14, разгорелся серьезный спор. Одни считали, что достойнее коллектив десятой печи. Другие горячо доказывали, что самый передовой в цехе коллектив ком - сомольско - молодежной печи № 9 и оказать доверие надо именно ему.

И те и другие были по-своему правы. Десятая печь два года подряд - в 1956-м и 1957-м - держала первое место среди сотен мартеновских печей страны. Девятая «наступала ей на пятки», а последнее время все чаще и чаще стала вырываться вперед. У сталеваров девятой лечи свои, особые, повышенные обязательства, и они борются за их выполнение, соревнуясь с металлургами Магнитогорского и Кузнецкого комбинатов.

В разгар спора слова попросил подручный разливщика Черняев и предложил не ломать копья, а создать целую смену коммунистического труда, в которую вошли бы и девятая, и десятая, и четырнадцатая печи.

Тогда опять поднялся секретарь комсомольского бюро Борис Гребенкин.

- Придет время, не только смена, весь наш комбинат станет коллективом коммунистического труда! - взволнованно сказал он. - А сегодня... Сегодня мы еще к этому не готовы.

- Работаем, что ли, плохо? - недовольно спросил кто - то из зала.

- Работаем хорошо, и еще лучше будем, - подхватил Борис. - Но ведь этого недостаточно, чтобы построить коммунизм. Сам человек должен стать лучше... Во всем лучше!

Бригаду коммунистического труда решили создать на базе коллектива четырнадцатой печи, укрепив его достойными людьми с других печей. О каждом «достойном» говорили конкретно и тут же принимали решение. Когда бригада была укомплектована, выработали ее обязательства. Основные пункты обязательства гласили:

«Уровня производства, запланированного для печи на 1965 год, достигнуть в 1963 году. Довести к этому времени съем стали с одного квадратного метра пода печи до 12 тонн вместо 10,59 тонны (1958 г.).

К 1963 году каждому члену бригады иметь образование не ниже среднего. Непрестанно повышать свои технические знания и умение в работе.

Воспитывать я себе качества высококультурного человека с коммунистической моралью и нравственностью.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о герое скандальной истории, произошедшей в царском семействе Романовых,  о малоизвестных фактах из жизни Владимира Маяковского,  о жизни и творчестве гениальной Майи Плисецкой, об Иване Владимировиче Цветаеве – создателе легендарного музея, окончание остросюжетного романа Андрея Быстрова «Зеркальная угроза» и многое другое.





Виджет Архива Смены