Апрель

Иван Рябок| опубликовано в номере №477, апрель 1947
  • В закладки
  • Вставить в блог

«... Было бы наивно думать, что революцию можно двинуть вперёд, не поссорившись с фабрикантами и помещиками».

И. Сталин

(«Правда» № 32 от 14 апреля 1917 года).

Прошло уже несколько недель с того февральского дня, когда в древнем Пскове малорослый, голубоглазый и рыжебородый человек в мундире полковника русской армии подписал своё отречение от русского престола. Идёт апрель. Столица империи задыхается от сырого балтийского ветра и тумана. На фасадах зданий с февральских дней висят полотнища из кумача. Они уже режут глаз тем, кто считает себя хозяевами столицы. Пора бы убрать красные флаги - этот цвет народной революции! Пусть жизнь входит в берега, пусть стихнут митинги в рабочих кварталах на Выборгской стороне и за Московской заставой, пусть рабочие и крестьяне, одетые в солдатские шикали, предоставят Временному правительству вершить судьбы страны и распоряжаться судьбами мужиков и пролетариев...

Кто же они? В чьих руках находится в апрельские дни 1917 года власть, вырванная вооружённым народом из рук последнего самодержца всероссийского? Чьи интересы защищают свежеиспечённые министры, заседающие в Таврическом дворце?

Судя по тому, как держится он среди своих коллег, главным лицом здесь является толстый коротышка, с ухватками и ужимками замоскворецкого купца, с трескучей скороговоркой. Это Александр Гучков, владелец промышленных предприятий, капиталист, наживший миллионы на поставках в армию и, очевидно, по этой причине занявший пост военного министра. Он, конечно, целиком и полностью стоит за войну до победного конца, ибо солдатская кровь обращается для этого крикливого «патриота» в золото.

Золотом империи в правительстве ведает Михаил Терещенко. Гучков проигрывает в соседстве с ним: дворянскую породу олицетворяет высокий, холеный, красивый, воспитанный барин, владеющий несколькими иностранными языками и умеющий толковать не только о поставках дрянных сапог и гнилых мясных туш в окопы, но и о более возвышенных предметах. Барин владеет именьями и сахарными заводами на юге, и батраки на его плантациях великолепно знают, какой зверь скрывается под фраком и изящными манерами нового министра финансов:

«А глядишь - наш Лафает,

Брут или Фабриций

Мужика под пресс кладет

Вместе с свекловицей».

Министром земледелия является Андрей Шингарёз. У него нет земельных латифундий. Он бывший земский врач, интеллигент, он охотно и велеречиво разглагольствовал в Государственной думе на тему о мужике. Его перу принадлежит нашумевшая книга «Вымирающая деревня». Он писал о воронежских крестьянах, страдающих от малоземелья, живущих в чёрных избах, таких бедных, что даже чёрные тараканы не желают обитать под их кровлей... Но пусть воронежская беднота не надеется на министра земледелия. Андрей Шингарёв не будет обижать Михаила Терещенко. Интересы помещика для министра земледелия важней интересов крестьян. Он, Шингарёв, ещё даст знать о себе тем же воронежским мужикам. когда услышит о том, что они начнут поговаривать насчёт конфискации барской землицы.

Седая профессорская голова принадлежит министру иностранных дел Павлу Милюкову. На заре туманной юности профессору импонировали Белинский и Герцен, ныне его симпатии целиком отданы Терещенко и Гучкову. Он яростный борец за дело отечественных помещиков и фабрикантов. К тому же его весьма интересуют судьбы французского капитала в России. Антанта имеет в лице министра иностранных дел своего поборника. Он требует продолжения войны. Война нужна для того, чтобы расширить границы империи, завоевать дня неё новые колонки. Павлу Милюкову толстозадый буржуй Гучков представляется древним князем Олегом, прибивающим русский щит на вратах Царьграда.

За спинами этих вышеупомянутых, рассевшихся в креслах, стоит, заложив руку за борт серого френча, длинноногий, худощавый человек. У него глаза маньяка на вытянутом, лошадином лице. Его зовут Александром Керенским. Во Временном правительстве он представляет «самую левую», «самую революционную» партию в стране, партию эсеров. В чине министра он переживёт своих коллег, достигнет полноты власти, будет метить в Бонапарты. Пока же он занимает скромный пост министра юстиции и ютится в правительстве на задворках. Министр юстиции, как и его товарищи по кабинету, находится в угаре медового месяца власти. Ему кажется, что он делает историю. Ему ещё невдомёк, что историю России творят рабочие и крестьяне, что вождь народных масс Владимир Ильич Ленин уже находится на дороге в революционный Петроград и что в этом городе, ставшем центром русской революции, поднимает питерских пролетариев на борьбу с властью капиталистов и помещиков Иосиф Виссарионович Сталин.

Сталин прибыл в Питер из далёкой сибирской ссылки, в которой он пробыл в тяжком одиночестве четыре года. Он разыскивает в городе большевиков, восстанавливает старые связи, с головой уходит в напряжённую работу по организации партии, редактирует большевистскую газету «Правда». Комната в доме № 17 на десятой Рождественке мало видит в своих стенах своего жильца - всё его время отдано рабочим районам Петрограда. Его статьи в «Правде», обращенные к народу, сочетают глубину мысли с классической простотой литературной формы. Ныне собранные в третьем томе его сочинений, они волнуют читателя с неменьшей силой, чем в апрельские дни 1917 года. Перечитывая написанное Сталиным в те дни, мы видим, как вождь правильно оценил соотношение и расстановку классовых сил в стране, предвидел развитие событий, ориентировал партию в бурном и сложном водовороте их. Мы видим поразительное сходство взглядов Ленина и Сталина. Разделённые границами воюющих государств, они обнаруживают полное единство мысли. «Письма из далека» Ленина, писанные в Швейцарии, совпадают со статьями Сталина, написанными в Петрограде. Одни и те же лозунги, одна и та же характеристика исторического момента. У Ленина и Сталина нет ни тени доверия правительству фабрикантов и помещиков. Ленин и Сталин не хотят сделок с лакеями капитала. Эсер Керенский и меньшевик Чхеидзе - для них такие же враги, как Гучков и Терещенко. Ленин и Сталин зовут партию и народ к борьбе за мир, за землю, за подлинную свободу для народных масс.

Из далёкой Швейцарии через Германию к Швецию возвращается в родную Россию Ленин. 16 (3) апреля 1917 года - исторический день в календаре нашей революции. В этот день Ленин был встречен рабочими, работницами, матросами и солдатами на площади у Финляндского вокзала в Петрограде.

Был весенний вечер. Броневая машина подошла к ступеням вокзала. Ленин поднялся на броневик. В свете прожекторов многотысячная толпа увидела подлинного своего вождя. Позади его в бывшей «царской комнате» вокзала остались меньшевистские лидеры, вознамерившиеся встретить гостя своими наставлениями о том, как ему вести себя в новой России. Ленин бросил в народ, сгрудившийся у броневика, свой призыв к социалистической революции. Он зажёг сердца своих слушателей. Простыми, понятными словами Ленин говорил, что власть должна принадлежать рабочим и крестьянам, что должны управлять своей страной её настоящие хозяева, люди труда.

Совсем, иначе думали о народе, о его праве на управление государством министры, заседавшие в Таврическом дворце, и их холопы, захватившие руководящие посты в Совете рабочих депутатов. Они считали, что власть в стране должна принадлежать эксплоататорам рабочих и крестьян. Они хотели, чтобы Россия стала буржуазно-помещичьим государством. Полагали они, что русский народ не дорос и вряд ли дорастёт до управления страной. Очень хотелось им, чтобы крестьяне оставались Акимами из «Власти тьмы» Л. Толстого, а солдаты были похожи на толстовского же Платона Каратаева. Народ, мол, пошумит на митингах, повесит красный флаг на памятник царя Александра III и этим ограничится, предоставив господам распоряжаться собой по их усмотрению...

В апрельские дни 1917 года господа чувствовали себя хозяевами положения. В их руках была власть. В их распоряжении находился государственный аппарат. Им принадлежали типографии и издательства. У них были искусные демагоги, прожжённые политиканы, мастера лжи и обмана, краснобаи. Меньшевистские и эсеровские агитаторы и пропагандисты разъезжали по городам и весям, уловляя простаков в свои сети. Они имели известный успех.

Подлинно революционная народная партия, партия большевиков, подвергавшаяся разгрому в годы реакции, обескровленная в годы войны, загнанная в глубокое подполье, насчитывала в апрельские дни не более 45 тысяч человек в промышленных центрах страны. На плечи Ленина и Сталина в эти дни легла колоссальная работа по организации и сплочению большевистских рядов, по руководству партией на крутом повороте истории. Надо было дать партии ориентировку, указать правильные пути.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о Леонардо да Винчи XX века» Александре Леонидовиче Чижевском, о жизни и творчестве Александра Вампилова, беседу с писательницей Викторией Токаревой,  неизвестные факты жизни и творчества Роберта Льюиса Стивенсона, окончание детектива Наталии Солдатовой «Проделки Элен» и многое другое.

 



Виджет Архива Смены

в этом номере

События и даты

1 - 15 марта 1947 года