Анатолий Кашпировский: «Я умею дать команду»

Станислав Калиничев| опубликовано в номере №1493, Июль 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

И вновь мы были свидетелями того, какие неисчерпаемые возможности заложены в человеке. Демонстрировал это врач-психотерапевт Анатолий Михайлович Кашпировский. Находясь в Киеве, он с помощью телемоста общался с участниками передачи, которые были в это время за тысячу километров от него — в Останкине. Он внушал им различные состояния, его лицо, голос повелевали им с телеэкрана не чувствовать боли — и люди протыкали себе ладони, жгли над открытым огнем пальцы, один даже держал в руке стакан с опущенным в него электрокипятильником. Вода закипала, пузырилась, клокотала, а парень, обхватив пятерней весь стакан, только с удивлением смотрел на свою руку.

И все же главное, на что многие не обратили внимания: люди, к которым Кашпировский обращался с телеэкрана, не впадали в гипнотический сон. Глаза их были открыты, они прекрасно ориентировались среди окружающих предметов, действовали осознанно, с ними можно было нормально разговаривать.

Сам Анатолий Михайлович настойчиво повторяет, что не гипнотизер он, что не затуманивает сознание своих пациентов, а лишь сужает его, концентрирует в нужном направлении. Не попали в ту передачу, как говорят, «остались за кадром», две пациентки Анатолия Михайловича. Одна находилась с ним в Киеве, а другая в Останкине. Одна, повинуясь его внушению, похудела за пять месяцев на 50 килограммов, а другая — на 54... Так вот, вторая — Валя Матиенко, которая еще гордится и тем, что в короткий срок уменьшила объем своей талии на 70 сантиметров, признавалась:

— Уезжаю из Винницы к себе в Бершадь, а мне в окнах электрички нет-нет да и покажутся глаза Анатолия Михайловича. Передача прошла, но... одна ласточка весны не делает. Кашпировскому надо было доказать (ему и сейчас еще приходится доказывать и доказывать) новизну, необычность, а главное — колоссальные, неосознанные нами возможности его метода.

И тогда же он подумал об одной своей пациентке...

У Л. В. Грабовской — молодой, цветущей женщины на осмотре в Винницком онкодиспансере обнаружили опухоль молочной железы. Предложили операцию. Но больная в ужасном волнении отказалась. Наотрез. У нее такая аллергия на обезболивающие средства. что от наркоза она может умереть еще до начала операции.

Вопрос остался нерешенным, а опухоль росла... Любовь Васильевна пришла к Кашпировскому. Когда-то он уже помогал ей — внушил отсутствие боли при удалении зубов. Теперь она спрашивала, сможет ли он своим талантом заменить наркоз, когда ей будут удалять опухоль.

— Тут не мой талант нужен. — сказал он. — тут нужен твой талант. По моему приказу твой организм сам выделит необходимые обезболивающие вещества. Я только приказ тебе дам.

Это было еще позапрошлой осенью. В Виннице нашелся хирург Н. М. Шевченко, который согласился провести операцию без наркоза. С одним, правда, условием — если разрешит начальство. И оно не разрешило.

А опухоль продолжала расти.

Для человека, у которого обнаружили опухоль неизвестного качества, это уже драма. Если же, видя эту драму. одни не могут, а другие не хотят помочь. и так проходит много месяцев, а опухоль увеличивается — это уже трагедия. И высветила она не только рутину, с которой Кашпировский безуспешно боролся в прошлом, но и нечто более серьезное, с чем еще не раз столкнется.

Дело в том, что наша административная система, в том числе и медицина, болезненно воспринимает новшества. Если человек в руководящем кресле чего-то не сделает, то «на нет и суда нет»! И пусть при этом кто-то умрет. кто-то останется без помощи, пусть миллионы (я не преувеличиваю, читатель поймет это в дальнейшем) не получат того, что они могли получить. — бездействующему согласно инструкции ничего не грозит! Если же он что-то разрешит и в этом будет какой-то риск, пусть даже сулящий огромные выгоды для людей, государства, но ни копейки для него лично... А зачем это?

Кашпировскому нужен был, признаемся честно, оглушительный успех, чтобы через головы всяческих инстанций завоевать поддержку миллионов. И он предложил Грабовской:

— Согласишься, чтобы тебя оперировали прямо под телекамерами?

— Если вы скажете, чтобы мне не было больно, — согласна.

— Я скажу это с экрана телевизора, он будет стоять в операционной, прямо перед твоими глазами.

Оперировали Любу в Киевском онкологическом центре.

...Несколько раз прокручивал я видеокассету, где записана операция. Это впечатляет. Больная, посверкивая живыми глазами, отвечает на вопросы Анатолия Михайловича, который смотрит на нее с экрана, а хирург в это время по команде «три!» решительно рассекает ей грудь. Зияет разрез...

— Люба, открой глаза, посмотри на меня.

Она смотрит, встречается с его озабоченным, таким напряженным взглядом и — невероятно! — желая ободрить его, дружески подмигивает.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о знаменитом Владимире Гиляровском, о «соловецком эпизоде» в ходе Крымской войны,  об истории создания серии картин Уильяма Хогарта «Выборы в парламент», о судьбе  французского короля королю Людовика XI, нареченного Святым, о малоизвестных фактах из  биографии композитора Алябьева, о жизни и творчестве актера Олега Борисова, новый детектив Андрея Быстрова «Легкокрылый ангел»  и многое  другое...



Виджет Архива Смены