В актив комсомольской литературы

Г Александров| опубликовано в номере №213, Январь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

О «Крутой ступени» А. Караваевой

Пролетарская литература крайне бедна произведениями о комсомоле. И появление книги А. Караваевой, посвященной важнейшим проблемам комсомольской жизни и работы, является чрезвычайно положительным фактом, свидетельствующим о повороте отдельных пролетарских писателей к молодежной, комсомольской тематике.

Эпиграфом к этому произведению можно было бы поставить слова из речи тов. Л. М Кагановича на IX съезде комсомола:

«Задача комсомола состоит в том, чтобы так поставить работу, чтобы знать каждого комсомольца, чем живет, чем дышит, знать его сомнения, колебания и идейно его воспитывать, во - время придти ему на помощь в его сомнениях и колебаниях». Караваева в своей книге показывает различные типы комсомольцев. Каждый представитель комсомольской массы показывается в движении, даются оттенки настроений, сомнений, колебаний. Писательница показывает, «чем живут, чем дышат» отдельные представители комсомольской массы. Все это ради основного: идеи подчинения личного общественному, сочетания общественного и личного.

В борьбе с оппортунистами, классово - враждебными элементами, с «механическими» комсомольцами вроде Роготнева сплотились фабричные комсомольцы. Интересы производства сделались для них «делом доблести и геройства».

Проблему эту писательница решила в плане индивидуальном, а не коллективном. Массы, комсомольская ячейка - Bce это очень и очень слабо обрисовано в повести. Жизнь ячейки, беспартийная молодежь - все это вне поля зрения автора, и это - существеннейший недостаток произведения.

Произошло это потому, что писательница сосредоточила все свое внимание на перестройке психологии Андрея Панова на преодолении им индивидуализма.

Андрей, сын рабочего, созревший и выросший в рабочем поселке, на фабрике «неплохим, но пустоватым» парнем, вступает в комсомол. Проходит ряд лет. Но за эти годы Андрей {ставший уже членом партии) классово не осознал себя, не понял до конца всего происходящего вокруг себя, своей роли в строительстве. И писательница показывает, как в ходе соцсоревнования, классовой борьбы растет, идейно крепнет Панов, беря одну «крутую ступень» за другой, преодолевая индивидуализм, оторванность от масс, разбивая старые психологические навыки и привычки, становясь подлинным вожаком рабочей молодежи, неразрывно с ней связанным.

Живо, художественно правдиво и убедительно показано преодоление Андреем «крутых ступеней (преодоление личной дружбы, осмысливание своей работы в связи с перспективами всего строительства). И наконец, Андрей преодолевает последнюю ступень - он до конца начинает понимать, что общее движение вперед, успешная борьба за производство немыслимы в одиночку, - сила только в коллективе: «Я почувствовал, что без всех этих ребят не смогу ни жить, ни дышать на белом свете».

В преодолении индивидуализма, нерешительности - сущность одной из сложнейших «крутых ступеней»; хотя следует заметить, что в образе Андрея кое - где проскальзывает чрезмерный психологизм, излишняя и ненужная сентиментальность (история с Малютой). И если в начале повести это художественно оправдано, то в конце повести (перевыборы бюро), когда Андрей уже идейно окреп, осознал и нашел свое место в борьбе за производство, эти колебания Панова уже излишни, не оправданы.

И другой значительный пробел - Караваева не подчеркнула всех ошибок Панова, отрыва его от масс в борьбе с браком, в работе в контрольной комиссии и т. д. Наоборот. Обвинения в ОТСУТСТВИИ связи с массами исходят... из уст отрицательных героев: Туркина, Вани Чапракова. Этим смазывается и притупляется правильная по существу критика действия Панова.

На раскрытии образа Андрея Панова сосредоточено все внимание автора, благодаря этому ряд других образов вышел бледным, лишь намеченным, но не раскрытым. Таков Павел Чарутин. Он не враг, он лишь находится под влиянием Туркина, Рогатнева. Когда Туркин выявляет свое враждебное отношение к советской власти, к социалистической фабрике, - Павел рвет с ним. Осуждает свое прошлое и вступает в ударную комсомольскую бригаду. Но эта переделка Чарутина, воздействие комсомольской массы на Павла совершенно не показаны, он переделывается где - то «на стороне». Не удался образ и положительного героя - Хаим Цинбатма, «старшего брата» Андрея, его руководителя и идейного воспитателя. Хаим - «старик», рассуждающий книжными цитатами. Образ Хаима слишком засушен, скучен, книжен.

Значительно удачнее образы Козицких, Туркина, Мызаевой, мастера Кормышина.

В образе Петра Козицких автор разоблачает делячество, аполитичность. Козицких - комсомолец, ударник, но идейно он чужд комсомолу. Его ударничество формально, он идет за большинством, хотя и со многим не согласен: «Все равно я «за». Какой смысл бузить». Свою работу он ничем не связывает с идеями соц - строительства. Личное спокойствие и благоустроенность выше всего: - Гари завтра фабрика, - говорит Андрей, - Козицких не отменит своей велосипедной прогулки.

В повести вскрываются идейное убожество, ограниченность Петра Козицких.

Наряду с кулаками, с остатками городской буржуазии (бывш. фабрикантами, собственниками и т. д.), проникающими на наши заводы, против нас выступают и представители старой «фабричной аристократии», мастера, бывшие на особом привилегированном положении у фабриканта, имеющие свои домики с огородами и садами. Таков Кормышин.

Караваева показывает «молодых» оппортунистов, разоблачает классово - враждебные элементы, пролезшие в комсомол, показывает неразрывную связь их «деятельности» в комсомоле с вылазками врага по фабрике, с обострившейся классовой борьбой.

В «Крутой ступени» чуть ли не впервые в советской литературе развернуто ставится проблема «отцов и детей» и дается правильное, ком мунистическое ее разрешение. Ведь и сейчас имеются попытки решать проблему «отцов и детей» в биологическом, а не социальном разрезе (М. Иринин и др.). Вопрос единства поколений решают ведь не «узы крови» - а классовая устремленность, классовая принадлежность.

Туркин идет вместе с Кормышиным, Сережка Роготев - с отцом во имя общих классовых устремлений. А Панов идет на разлад с отцом, когда тот временно поддался чуждому влиянию.

Проблема «отцов и детей» решается Караваевой классово, социально. Очень правильно и верно разрешена и повести проблема интеллигенции, идущей вместе с пролетариатом, вместе с комсомолом.

Елена Мызаева, честная и преданная союзница пролетариата, пришедшая на фабрику не ради «сладкого пирога» и вуза. Она берет подобно Панову ряд «крутых ступеней», подымается на высшую ступень в своем мировоззрении, активно включается в классовую борьбу. Писательница вскрывает отдельные мелкобуржуазные черточки, навыки Елены, связь мелкобуржуазным мировоззрением отца (интеллигентская жертвенность, переоценка своего «я» и т. д.). Пролетарский - коллектив выправляет, перевоспитывает ее. Между прочим, в книге - неприятный ляпсун с годами Елены: «она с пятнадцати лет в комсомоле» (стр. 76) «пробыла пять лет в комсомоле» (стр. 45) и выбывает из комсомола как переросток (!) (почему свою 20 - летнюю героиню Караваева считает переростком - непонятно!).

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены