Столетия и годы

Евг Кригер| опубликовано в номере №486, Август 1947
  • В закладки
  • Вставить в блог

Есть и третий «этаж»— тоннели метро с поездами, идущими под улицами, площадями и даже под водой.

Москва — единственный в мире город, где дворцовые залы можно увидеть глубоко под землёй. В других столицах мира метрополитены выглядят угрюмо и мрачно. Советские инженеры и архитекторы, по указанию товарища Сталина, сделали всё, чтобы сохранить в архитектурном убранстве подземных станций впечатление света, простора, свободно льющегося пространства.

Изменялся не только внешний облик столицы. Изменялась самая природа его, изменялась структура, унаследованная от времён купеческой, буржуазной России,—«богатые» центральные кварталы и захолустная нищая окраина. Понятие городской окраины стало исчезать в новой Москве. Строительство благоустроенных жилищ в районах заводов и фабрик велось не менее энергично, чем в деловом центре столицы. Целые кварталы многоэтажных зданий возникли на Красной Пресне, в Филях, на шоссе Энтузиастов, на месте Симоновой слободы, на самых далёких московских заставах. Там появлялись новые культурные центры — скажем, Дворец культуры Автомобильного завода имени Сталина, где есть свой театр, своя оперная студия, оркестры, лекционные аудитории и даже залы для традиционных праздничных балов, куда в майские и ноябрьские дни собирается молодёжь не одного, а многих заводов.

Москва изменялась стремительно, бурно, обгоняя темпами реконструкции все великие города мира. Обновление Москвы шло соразмерно с ростом её промышленности, в первую очередь машиностроительной. В 1940 году продукция московских металлообрабатывающих заводов в 96 раз превысила уровень 1913 года. Один только Автозавод имени Сталина по стоимости своей продукции даёт стране больше, чем в 1913 году давали все московские заводы и фабрики, вместе взятые. То же самое можно сказать об Электрозаводе. А промышленная продукция нынешней Москвы по стоимости в полтора раза превышает всю промышленную продукцию старой России. Москва советская, индустриальная производит больше, чем могла производить даже при помощи иностранного капитала вся Российская империя.

Вдумайтесь в эти цифры, и вы поймёте, что такое Москва.

Удивительна творческая энергия её людей. Большая часть того нового, что мы видим на благоустроенных улицах и площадях столицы, в сущности, создана всего лишь за шесть лет. Генеральный сталинский план реконструкции Москвы был обнародован в 1935 году. А в июньское воскресенье 1941 года началась война.

Прервался шум строительства в городе. Каменщики спустились со строительных лесов, сменили рабочую одежду на солдатские гимнастёрки и ушли на фронт. Не дворцы и жилища, а баррикады сооружали москвичи осенью 1941 года. Угрюмый вон воздушной тревоги звучал по ночам. В стенах домов зияли пробоины от вражеских бомб. Но сила жизни была так велика в Советской стране, что многие из повреждённых зданий восстанавливались ещё в дни войны, а под землёй продолжалось сооружение новых радиусов метро, новых станций и вестибюлей, отделанных с еще большей щедростью и великолепием.

Эти подземные дворцы, созданные в ту пору, когда весь мир был объят смятением и тревогой, навеки останутся памятниками упорства советских людей и великой их веры в победу.

Сегодня в Москве снова гремят моторы подъёмных механизмов на стройках. Пришла в движение могучая инженерия строительства. Стрелы стальных кранов составляют неотъемлемую принадлежность городского пейзажа. Всюду появились деревянные ограды с навесами, отделяющие улицу от площадок, где возводятся стены новых домов. Отчётливо видно, как в пределах нынешней деятельной, кипучей столицы из каменных недр её возникают очертания Москвы ближайшего будущего.

Общую для всех москвичей волю к созиданию выразил знатный каменщик, депутат Верховного Совета РСФСР Федос Дмитриевич Шавлюгин. Выразилась его воля не в словах, а в действии. Он попросил, чтобы к дому, который сооружается на Можайском шоссе, завезли 60 тысяч штук кирпича. «Это будет дневной порцией»,—решил он. Такелажникам пришлось изрядно потрудиться, чтобы поднять на контейнерах эту исполинскую порцию. В 8 часов утра Шавлюгин приступил к кладке. В конце рабочего дня последовал рапорт, взволновавший всю Москву: один Шавлюгин уложил своими руками 31 092 кирпича. Это—содержимое 8 железнодорожных вагонов.

Восемь вагонов! Знатный каменщик построил за день стену длимой в 100 метров и высотой в 1 1/2 метра.

Труд таких людей позволяет нам не мечтой, я реальным предвидением представить себе Москву в конце первой послевоенной пятилетки—в 1950 году.

318 новых зданий строится в столице уже в 1947 году. Это составляет 300 тысяч квадратных метров жилой площади.

И в 10 ©аз больше новой жилой площади получит Москва к 1950 году.

3 миллиона квадратных метров!

Три миллиона квадратных метров — это примерно 600 семиэтажных домов. Если свести всё это строительство воедино, то получится около 30—35 километров новых улиц магистрального типа. Представьте себе, что в городе возникло 4 таких громадных проспекта, как улица Горького и Ленинградское шоссе, вместе взятые,— вот это и будет примерный объём новых кварталов и зданий в 1950 году.

Но строиться они будут не в одном месте. Преимущество социалистического метода планирования состоит в том, что грандиозный размах строительства . подчиняется единому вдохновенному замыслу. Не забудем, что многие иностранные архитекторы отрицали самую возможность коренной реконструкции таких городов-колоссов, как Москва. Изменить облик города, в течение многих веков беспорядочно громоздившего свои улицы, переулки, дома,— это казалось им задачей невероятной, фантастической.

Советская действительность опровергла эти предсказания, в которых проявилась робость мысли и воображения буржуазных градостроителей. И пятилетний план строительства в столице осуществляется с таким расчётом, чтобы новые здания возводились главным образом на тех улицах и магистралях, архитектурный облик которых начал складываться в годы сталинских пятилеток. Так вдохновенный художник уверенным и точным движением кисти завершает прежде всего главную часть композиции, находит основной мотив будущей картины.

И вот в 1950 году мы увидим, как в недрах древней Москвы, в каменной её колыбели, возрос юный город, светлый, прекрасный, величественный.

От башен Кремля, венчающих центр столицы, вплоть до Белорусского вокзала предстанет перед нами в завершённом ансамбле новых кварталов улица Горького, а дальше в зелёном убранстве бульваров устремится реконструированное Ленинградское шоссе, уво-

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены