На страже Москвы

С Краснова| опубликовано в номере №360, май 1942
  • В закладки
  • Вставить в блог

«На дальних подступах к Москве нами сбито... вражеских самолетов» - эта строка, встречающаяся в сообщениях Советского Информбюро, означает, что над столицей висела угроза воздушного нападения. Но враг не был допущен к Москве. Не напрасно журчали всю ночь моторы наших воздушных патрулей. Не зря бодрствовали на затемненной земле зенитчики. Ночь в городе прошла спокойно.

Одни ли летчики, патрулирующие высоко в небе, одни ли зенитчики, зорко наблюдающие небо, ограждают Москву от воздушного нападения врага?

В противовоздушной обороне города есть еще люди, которые, так же как летчики и зенитчики, оберегают спокойствие столицы. Это радисты. Им первым дают знать о приближении врага. По их сигналам взвиваются в небо ястребки и нацеливают свои орудия зенитчики.

Военной радистке Тамаре Зарубиной девятнадцать лет. Всего за несколько дней до начала войны она окончила десятилетку и собиралась из своего родного Саратова в Москву - учиться в Институте связи.

Интерес к радио развился у нее еще со школьной скамьи. Ее увлекала возможность при помощи чудесного полированного шкафчика совершать путешествия в далекие страны, обозревать целый мир, не сходя со стула...

Но к высотам радиотехники ей пришлось двигаться необычной, военной дорогой. Фронт позвал ее - и она с радостью пошла туда, где сейчас больше всего нужны ее силы.

И вот Тамара Зарубина и ее закадычная подруга Тося Багрова взволнованные стоят у стола секретаря комитета комсомола, ожидая путевки в школу военных связистов. Старший товарищ предупреждает девушек, что их ожидает серьезная военная работа.

- Хорошенько подумайте, взвесьте свои силы, пока не поздно, - говорит он им.

Но подруги тверды в своем решении. Тамара довольна вдвойне: она будет учиться интересующему ее делу - радио – и, кроме того, может быть, попадет на фронт...

Упорно занималась Тамара на курсах. Пискливые звуки - точки и тире - с каждым днем становились все более и более осмысленными, вырастали в буквы, а те в свою очередь складывались в целые фразы. Тамара училась принимать и расшифровывать слова при помощи особой таблицы - радиокода. Училась сама отправлять в эфир точки и тире, делать это быстро, точно, четко. В боевых условиях радист должен успевать за одну минуту принять пятнадцать групп знаков, а ведь каждая группа содержит пять букв!

Не успела Тамара оглянуться, как курсы были окончены. Впереди была Москва, фронт...

Еще продолжалось второе «генеральное наступление» Гитлера на советскую столицу. Борьба была напряженной. В те дни стаи фашистских самолетов особенно часто рвались к Москве. Именно тогда Зарубина села к аппарату. Много волнений пережила она в первый день своей самостоятельной работы. От разрывов бомб здание, где она работала, ходило ходуном... Тамаре доверено большое дело. Сидит она с наушниками на голове неподвижно, как бы застывшая, и только лицо ее выдает большое внутреннее напряжение. Натренированный слух охотится за сигналами различных радиостанций, вихрем проносящимися в эфире. Это не только случайные звуки: это - и очень часто - звуки немецких радиостанций, стремящихся помешать работе советских радистов. Из такого моря звуков Тамара Зарубина и должна выудить один, устремленный к ней, тревожный сигнал о приближении опасности, поданный с наблюдательного пункта ПВО. Беда, если она его не уловит в нужный момент. Но Зарубина не сорвалась ни разу. Она сидит спокойно у аппарата, одной рукой легко и быстро настраивая приемник на нужную ей волну, а другой - держа наготове карандаш для записи. В часы особенно тревожной работы, когда некоторые ее товарищи - радистки начинают волноваться и для избежания путаницы к ним сажают дублеров, раздается спокойный голос Тамары:

- Товарищи радисты, внимание! Кому из вас помочь?

И она помогает, в то же время продолжая вести прием и на своем аппарате. Три радиостанции подают ей позывные сигналы. Бывает так, что две из них начинают работать одновременно. Ведь не скажешь им: «Обождите минутку, я сейчас занята». Тамара принимает одну станцию и в то время, как та повторяет свою передачу, записывает сообщение второй станции. Она уверена в себе: она знает, что точно записала сообщение первой станции.

Так изо дня в день Зарубина подает своим подругам пример четкой, военной работы. Их много, этих девушек - патриоток нашей страны. Их становится все больше и больше у радиоприемников, у прожекторных установок, у зенитных орудий.

Высоко в небе, часто недосягаемо для глаз с земли, реют советские буревестники - воздушные патрули, - охраняя наши города, военные объекты, наземные войска от фашистских пиратов. Бывает ли небо солнечно - голубым или серебристо - лунным, непроницаемо - серым или в кучевых облаках - все равно оно таит опасность - угрозу воздушного нападения, - как принято это называть с момента войны. Эту угрозу вовремя заметят воздушные патрули, вовремя услышат советские радисты и вовремя сообщат зенитчикам.

Иногда в аппаратной радисток одна из девушек тихо запоет про себя: «Любимый город, можешь спать спокойно...» И кажется, что кто - то повторяет вслед: «...можешь спать спокойно».

Но город не спит - город трудятся для фронта, город кует победу, а советские девушки - радистки сторожат и оберегают его героический труд.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о «короле графоманов» Дмитрии Ивановиче Хвостове, о жизни и творчестве  Леонида Андреева, о традициях, которые Юрий Гагарин ввел в звездном городке, о животных, побывавших в космосе, о «величайшим режиссером всех времен и народов» по словам Вуди Аллена  –  Ингмаре Бергмане, о знаменитом «Литературном квартале» в Коктебеле, иронический детектив Павла Стерхова «Свадебный пирог и… немного крови» и многое другое.



Виджет Архива Смены