Белое пятно

Анатолий Голубев| опубликовано в номере №1214, Декабрь 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Юрка ждал терпеливо.

Целый год он ждал, мечтая об охотничьей вылазке, взять в которую обещал отец. Сначала Юрка не поверив в обещание. Тот сказал о вылазке, когда мать как-то вечером, за поздним обедом – отец долго ездил за дровами, – принялась жаловаться, что сын учится из рук вон плохо и уже нет сил совладать с ним. Всю зиму, жаловалась она, пока отец на промысле, сын болтается по ближайшим заброшенным зимовьям и таскает то белых куропаток, то белок, то глухих уток, как ханты называют глухарей. Но от этого сыновьего промысла одни огорчения,

директор школы предупредил: так же будет учиться – останется на второй год. Отец молчаливо сопел, слушая жалобы матери. Когда она закончила свои

причитания и отец остался с Юркой один на один, вместо того, чтобы ругаться

или выпороть, как в былое время делал, сказал коротко:

— Без троек год закончить, осенью возьму с собой...

— На Народу?!

— На Народу...

— Ни-и-чего не получится! Ты же в сентябре пойдешь! А мне в эту школу... Отец тяжело посмотрел на Юрку – так он смотрел лишь тогда, когда был

чем-нибудь недоволен.

— Говорить так не смей. Еще не раз пожалеешь, что плохо учился...

— В тайге грамота не нужна...

— Вот и неверно. В тайге она, может, нужнее, чем в большом городе. Там вещи сами тебе открываются, а если что не так, другие люди помогут... И жизнь в городе широкая, как добрый речной плес. А в тайге ты один. И там знания – это ключ, понимаешь, к тому миру, который тебя окружает...

— Мне тайги по уши хватит...

вдевал в резиновые уключины маленькие деревянные весельца, собранные посередине медными кольцами, и скреб по доскам пола, воображая, что ведет лодку с быстрины на быстрину.

Сентябрь наступал медленно, словно все – и время и погода – сговорились против Юрки. Но всему в жизни приходит конец.

Поскольку стояла удивительно теплая и сухая погода, было решено отнести начало занятий в школе и поработать на заготовке кормов. Отец сам ходил в школу и имел долгий разговор с директором, заставив Юрку немало поволноваться, но, придя, успокоил:

– Учитывая старания, тебя отпустили. С одним условием: дальше учиться так же, как вторую половину прошлого учебного года...

Остальное было как во сне. Сборы, проводы, напутствия матери, ожидание вертолета... И только когда загудевшая машина оторвалась от земли и, наклонив по-бычьи рога-винты, понеслась над сосняком, что лежал сразу же за школой, Юрка понял – свершилось!

Лету было около двух часов. «Борта» разных служб частенько ходили в этом направлении – то развозили геологов, то обслуживали рыбояавецкие бригады. Потом им предстоял недальний крюк, туда, в горы, которые отец показал Юрке через час после того, как они поднялись. В горной тайге промысел начинался на месяц раньше, чем внизу, на равнине. Но так яке рано и заканчивался – глубокие снега, выпадавшие сразу, делали собак беспомощными.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Читайте в 6-м номере об   одной из самых красивых русских императриц, о жизни и творчестве Иоганна Штрауса, о поэте из блистательной плеяды  Серебряного века Вадие Шершневиче, об удивительной судьбе Александры Николаевны Таливеровой, жены известного художника Валерия Якоби,  о княгине Вере Оболенской,  сражавшейся в рядах французского Сопротивления,     о деятельности Центральной клинической больницы Святителя Алексия митрополита Московского, Иронический детектив Дарьи Булатниковой «Охота на «Елену Прекрасную» и многое другое.

Виджет Архива Смены