«Звонари-пономари»

Леонид Лиходеев| опубликовано в номере №890, Июнь 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

Фельетон

Письмо начиналось так:

«Очень Вам благодарим за красиво иллюстрированный и содержательный журнал...»

Оно было написано прилежным ученическим почерком, и неграмотная фраза хотя и вызывала досаду, но все-таки вселяла надежду на то, что прилежание автора превозможет в конце концов грамматику.

Далее примерно на том же грамматическом уровне излагалось существо дела. Как-то журнал опубликовал очерк о пионервожатой и дал на обложке ее портрет. Так вот прическа згой пионервожатой и вызвала негодование автора. «Вы, — писал автор, — показали пионерку с этой разгульной кричащей модой прическу и испортили всю нашу работу по воспитанию скромности».

Конечно, обидно: воспитывали-воспитывали, работали-работали — и на тебе! Все испорчено разгульной прической.

Ну, ничего. Автор молод, горяч и делает поспешный вывод. Подрастет, научится грамотно излагать свои мысли, поймет, что не в прическе смысл жизни, и...

Ничего не «и»; дорогой читатель! Письмо подписано директором школы! Написано, видимо, учеником или ученицей, а подписано самим директором. Таким, знаете, целеустремленным почерком, не терпящим возражений. И так он был, наверное, занят работой по воспитанию скромности, что подмахнул письмо не глядя. Некогда.

Ладно. Но вот другое письмо:

«Очень Вам благодарим за красиво иллюстрированный и содержательный журнал...»

Что за напасть! Почерк другой, а грамотность та же. Читаем дальше. «Вы показали пионерку с этой разгульной кричащей модой прическу и испортили всю нашу работу по воспитанию скромности». Не может быть! Бумага другая, почерк другой, а подпись та же самая. Тот же самый стремительный росчерк. Опять, значит, подмахнул не глядя.

Может быть, это просто диктант? Может быть, директор прислал работы двоечников? Может быть, у него душа болит, и он решил поведать боль свою печатному органу?

Но и тут приходится повременить с выводами. Глядел директор, глядел. И еще как глядел! Одно письмо в журнал, а другое письмо в газету. С припиской: нельзя ли, мол, помочь заблудшей редакции журнала воспитывать и популяризовать скромность?!

Можно, товарищ директор!

Прежде всего воодушевляет дисциплина во вверенном вам учебном заведении. Оба ваши исполнителя вас не подвели. Все ошибки на месте! И как вы добились такого сказочного послушания? Не иначе, как постоянной работой по воспитанию скромности. Конечно, при таких достижениях можно даже всех обрить наголо. Никто и не пикнет. При таком послушании остается только удалить всех мало-мальски грамотных лиц, чтоб не заедались и не воображали. И тогда скромность восторжествует повсеместно.

Итак, злополучная фотография вызвала толки. На ней изображена довольно миловидная девушка в полосатенькой кофточке и причесанная так, как ей нравится. Я не парикмахер и не могу судить, хороша ли ее прическа, и, если бы не грозные малограмотные письма, я даже не обратил бы на эту прическу внимания. Но теперь и я вижу, что воспитанию нанесен непоправимый ущерб. И думаю, что эту девушку надо обрить наголо. Потому что бритая голова исключает все разговоры о прическах.

Впрочем, нашлось письмо и вполне грамотное. Автора привела в ужас ее прическа. «Можно ли сегодня, когда партия во весь голос заявила, что нам необходимо вести борьбу с буржуазной идеологией, пропагандировать в молодежном журнале такие экстрапрически для старшей пионервожатой?».

Вероятно, автор знаком с идеологическими задачами понаслышке. Читал заголовки газет и что-то слышал по радио. Только данным обстоятельством и объясняется это «можно ли сегодня, когда партия во весь голос заявила, что. нам необходимо вести борьбу с буржуазной идеологией...»

Я не придираюсь к словам, дорогой читатель. Я обращаю внимание на ход мысли. Партия объявила борьбу именно с буржуазной идеологией не сегодня, не вчера и даже не позавчера, а с самого своего основания. Более того: эта борьба была объявлена еще до основания партии — в Коммунистическом манифесте. Но людям с начальноприходским политическим образованием важно ударить в колокола своей «принципиальности». Чтобы оппонент не успел опомниться. Чтобы оробел и сдался. Чтобы убоялся пустого звона. Чтобы действительно поверил, будто форма важнее содержания. Ибо пошлая демагогия оперирует высокими словами, употребляя их для своих мелких интересов. И вот эти интересы:

«Первым этапом, конечно, должна быть борьба за соответствующую внешность». А за «соответствующую внутренность» когда бороться? Завтра или с понедельника?

Благостный внешний вид — великая опора ханжей. Вот как пишет один нравоборец: «Моды — это не безобидная вещь, а имеет свои корни, исходящие на арсенала идеологических диверсий».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Отречение Саньки-короля

Документальная история одной жизни