«Звездный пробег»

Н Богданов| опубликовано в номере №72, Февраль 1927
  • В закладки
  • Вставить в блог

Окончание

Городок, осажденный кулацкими бандами, отрезан от всего мира. Вокруг - трудно проходимые леса. С центром порвана всякая связь и неизвестно устояла ли революция. Комсомольцы городка живут тесной семьей, но и к ним подкрадывается сомнение. Надо пробиться к ближайшей железнодорожной станции. После первой и смертью кончающейся попытки комсомольца Забавина, - вызывается пройти леса комсомолец Павел. До этого он - козел отпущения веселости и насмешек ребят - мечтает о подвиге. Он уходит на лыжах, определяя путь по звездам. Много испытаний и опасностей было в том пути...

... Только что спасшись от преследований враждебно настроенных мужиков, он снова попадает, и на этот раз, кажется, в безвыходное положение. Но тут встреча с девушкой.....

15. Зеленые глаза

Павел бежал размашисто и тяжело, спускался в овражки, вылезал, озираясь, переходил занесенные метелью лесные дороги. Несколько раз он слышал голоса, но облава кружилась зря, лошади вязли о сугробах и, благодаря вчерашней метели, Павел проскользнул неуловимый и быстрый.

Долго Павел по солнцу, по мху на деревьях, направляя свой путь. Облава его больше не смущала, он усаживался на пеньки, развертывал план и гадал по нему, где он теперь находится. Случайно на карте попалось село Перелески, про которое спросил мужик. Наверное это и были Перелески. Если так, то пройдено три четверти пути. Ободренный, Павел зашагал с новой силой.

Лес после метели изменился, снег не давил на сучья тяжелыми пластами, а висел пушистой, красивой бахромой. Стволы деревьев обтянула метель белесой нежной паутиной. В лесу была пустота и тишина. Не тенькали синицы, не взлетали тетерева. Павел скользил и скользил. Лыжи шли хорошо, иногда пробивали волны снега, закрученные метелью в тонкие гребешки. К концу дня Павел почувствовал голод, но, к своей досаде, увидел, что весь провиант и спасательная манерка оставлены им у гостеприимных хозяев, Павел вздохнул и продолжал путь. День угасал. За непроходимые чащи лесов закатилось солнце и снега стали лиловаты. Павел любовался ими, старался не думать о еде и перед ним побежали мечты о тихом городишке на горе, о замечательной комсомольской берлоге... Он замечтался, а ноги его скользили по мягкому тихому снегу.

Вдруг что-то протяжно ухнуло, снег под ним осел, одна лыжа нырнула куда-то вниз, и Павел рухнул в образовавшуюся яму. Послышалось бульканье, ноги его погрузились, не встречая дна, и, обжигая и стискивая грудь, к Павлу подступила вода. Он рванулся, но в другой стороне встретил тот же хрупкий обледенелый снежный край. Павел оглянулся и увидел себя в глубокой снежной дыре, которая, как труба, сходила в на-мерзнувший ручей. Метель затянула яму сверху и подставила Павлу ловушку. Ноги его нащупали дно и он встал по шейку в ледяной воде.

После нескольких неудачных попыток выбраться он остался так стоять и ждать. Чего? Медленной смерти? Спасенья? Да, спасенья! Разве не надеется человек даже в самые безнадежные минуты? Павел стоял, не шевелясь, в бегущей мимо него певучей воде и напряженно вглядывался в отраженье своего лица. Лицо было не прежнее, бесформенное и одутловатое, а какое-то новое, худощавое, продолговатое, крепкое лицо. Павел удивился себе и вдруг... увидел рядом с своим отражением чье-то и незнакомое другое. Это другое было женское-с большими глазами, с локонами качающихся волос. Не веря глазам, Павел поднял голову, на него глядела девушка, ее коса свисала над ним, как в сказке. С неимоверным усилием воли, заставив разогнуться затекшие члены, Павел уцепился за огромный поданный девушкой корявый сук и вылез.

Несколько минут оба разглядывали друг друга, она - этого великана с красивым обветренным лицом, он - крепкую коренастую девушку в меховом дубленом полушубке. На руках у нее были смешные пестрые варежки; она стояла на лыжах.

- Бежим! - сказала девушка. - Заледенеешь. Павел взглянул ей в глаза, - они были темно-темно зеленые.

- Бежим! И они побежали. Павлу было противно бежать мокрым, он заплетался и падал, но все-таки поспевал за ней.

16. Вторая Надя

- Скоро?

- Верста!

И опять поднимается Павел, громыхает замерзающая одежда, трет ноги, причиняя страшную боль.

- Скоро?

- Верста!

Снова двигает лыжи Павел, они путаются, наезжают одна на другую, в глазах у него перелетают длинные синие тетерева.

- Скоро?

- Слушай!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о судьбе  старшего сына Сталина Якова, непосредственно связанная с судьбой интернированных граждан, о  жизни и творчестве самобытного писателя Даниила Хармса, о деятельности выдающегося русского ученого Владимира Петровича Демихова, об особняке в Ховрино, чрезвычайно напоминающем знаменитый игорный дворец в Монте-Карло,  окончание  детектива Наталии Солдатовой «Химера» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

«Чудеса» культуры

Последние новинки заграницы