Звание присвоено, а дальше?

Борис Анашенков| опубликовано в номере №857, Февраль 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

Раздумья о коммунистическом труде

Сейчас, когда новые и новые тысячи юношей и девушек вливаются в ряды ударников и бригад коммунистического труда, все чаще слышится: «А что дальше? Учеба? Мы учимся»; «Дружба? Мы дружим»; «Работа? Мы работаем, и неплохо».

Так что же? Но ведь все это было и раньше...

Кое-кто видит ответ на эти вопросы в буфетах без продавца, зарплате без кассира, автобусах без кондуктора, открытом доступе к книгам в библиотеке, коллективных походах в кино или театр, в повышении рабочей квалификации. Все эти явления распространились довольно широко, и очень часто их безоговорочно зачисляют в приметы грядущего завтра, объявляют чуть ли не вершиной движения за коммунистический труд.

Один ответственный товарищ, знакомя меня с шахтой коммунистического труда, восторгался тем, что вот-де раньше горняки сдавали свою одежду обслуживающему персоналу, тратили на это много времени, а теперь в мойке и в ламповой сняты замки с индивидуальных шкафов, оборудована общая гардеробная, где на плечиках, как в хорошем магазине, висят костюмы, пальто. И хотя шахтеры оставляют в карманах часы и деньги, не было случая, чтобы что-нибудь пропало.

Что же, все это весьма примечательно. Но в чем здесь коммунизм? В том, что рабочий не залез в карман своему товарищу? Или в том, что рабочий не проехал зайцем, пользуясь отсутствием бдительного ока кондуктора? Или в том, что, перекусив в буфете без продавца, ушел, оставив на прилавке деньги?

Честное слово, даже как-то неловко считать это каким-то особым достижением.

Буфет без продавца, раздевалка без сторожа, касса без кассира и им подобные явления сближают людей, делают их добрее, чище, отзывчивее, внимательнее. Словом, известный духовный накал создают. Но явления эти, в сущности, очень естественны, закономерны, и поэтому элементы новизны здесь быстро теряются.

На мой взгляд, куда более характерными для сегодняшнего дня, подлинно коммунистическими представляются такие явления, как шефство рабочего коллектива над пионерским отрядом, дружба завода и колхоза, общественный контроль на предприятии, общественная библиотека в цехе, народная дружина. За ними будущее!

Но будем трезво смотреть на вещи. Стали ли явления, о которых мы говорим — то же шефство рабочего коллектива над пионерами, взаимные отчеты за труд, учебу, за настрой души,— законом нашей жизни, потребностью сердец? Снимают ли они вопросы: «Что дальше и как дальше?» Нет и нет. И происходит это, на мой взгляд, потому, что все движение в целом, покончив с предысторией, движущей силой которой был в основном энтузиазм, молодой задор, уверенно выходит на столбовую дорогу своего развития, порождает новые силы, не перечеркивая, разумеется, энтузиазма и подвижничества.

Что это за силы?

На мой взгляд, очень интересны и перспективны поиски, достижения на этом пути рабочего коллектива челябинских арматурщиков.

Есть в Челябинске завод железобетонных изделий. На этом предприятии долгое время отставал арматурный цех. Чего только не перепробовали, чтобы вывести цех из прорыва! Сколько начальников переменили! Ничто не помогало. Многим кощунственной казалась сама мысль о борьбе за коммунистический труд в таком цехе. А новый начальник цеха молодой инженер Бочаров видел в ней спасение. Он понимал, что цех можно сдвинуть с места только <в том случае, если каждый рабочий загорится общественным интересом, почувствует себя хозяином в цехе.

Только вот как добиться этого?

Арматурщики отправились за опытом в коллективы, уже завоевавшие звание коммунистических. Зарплата без кассира, книжный киоск без продавца — все это прекрасно. Но главное ли? На кассе без кассира цех не вытянешь, характер человека не переделаешь. Нет, не с этого надо начинать... А с чего же?..

Так ничего и не надумав, Николай Бочаров ушел в отпуск. Плыл по широкой уральской реке, любовался живописными берегами, а мыслями был дома, на заводе. Где же он, главный стержень похода за коммунистический труд?..

Когда же наконец его осенило, то он поразился: как просто! Как раньше они не додумались до этого!

Общественная рабочая администрация! Вот новое и главное слово похода за коммунистический труд!

Судите сами, коллектив берет коммунистические обязательства, а как они выполняются? По старой схеме: директор дает указания начальникам цехов, те — мастерам, мастера — рабочим, на долю которых, по сути дела, остается одно механическое исполнение. Но разве само понятие «коммунистический» не требует поправки в таких, чисто административных отношениях?

Идея общественной администрации позволяет саккумулировать над контролем партийной организации всю энергию коллектива. «Этот аккумулятор,— размышлял Николай,— назовем его совет коммунистического труда — и приведет цех на новые рубежи».

Николаю было уже не до отпуска. Когда он загорался, не помнил ни о еде, ни о сне.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены