Жизнь - все же песня!

Виктор Омельченко|05 Мая 2020, 14:58| опубликовано в номере №1867, Май 2020
  • В закладки
  • Вставить в блог

                    Так или иначе, но однажды

                    Мне придется тоже умереть…  

 

О причинах поспешности, с которой их сюда доставили,  им, конечно, никто не докладывал - военные приказы не обсуждались. Но поспешность и то,  что было велено  не кормить собак, говорило о скорых боевых операциях, и случиться они  должны были в самое ближайшее время…

 

Бойцы поели и теперь, сидя в окопах,  балагурили… Отовсюду слышались анекдоты, россказни да присказки, а чуть в сторонке от солдат повизгивали, привязанные к кольям их изголодавшиеся собачонки… задрав головы они принюхивались к тянувшимся от полуторки с опустевшими котлами  запахам от солдатской каши.

Единственная из всех собак, которая не визжала и не скулила, была  Ленькина Дуня. Смиренно и  грустно лежала она в окопчике на вытрясенной из мешка травке и, казалось, смотрела в одну точку.  А точкой той был небольшой коричневый паучок, сидевший на стенке и сучивший длинными лапками…

Справа из-за леса вдруг вынырнул самолет. На опушке сразу захлопали зенитки, оставляя в воздухе желто-коричневые раскрывающиеся бутоны с огненными вспышками.

- Воздух! Во-о-зду-у-х !- мигом прокатилось над степью. В несколько прыжков Костур оказался возле своего укрытия. Дунька с интересом посмотрела на спрыгнувшего в окоп Леньку и даже хвостом завиляла, наверное, от радости…

- Та шоб ты сказывся! - пробормотал Ленька, взглянув в  сторону деревьев, и, чуть было не наступив на собаку, опять выскочил из окопа.  Через несколько мгновений снова  прыгнул в окоп, держа в руке пустой котелок и ложку.

Самолет  тем временем пересек довольно широкую часть степи, зажатую между двумя лесными клиньями, и  так же, как и появился,  неожиданно исчез.

- Слышь, хохол! А тот разведчик, как пить дать, прилетал, чтоб поглазеть на  твое укрытие, -  крикнул из соседнего совсем не глубокого окопчика Семен Манин. - Теперь он точняк  доложит –  к Костуру  лучше и не соваться!

Ленька усмехнулся, махнул рукой в сторону Манина, мол, болтай- болтай, что хошь…

                                  

Ночью Ленька никак не мог уснуть… просто караул!

Лежал, слушая ровное дыхание Дуньки, и все думал – о мире, о войне, о  так запавших почему-то словах из песенки  балагура  Сеньки Манина о том, что жизнь, к сожалению, не песня… Мысли Леньки в этом месте как-то  остановились, будто  воде запруду поставили, или будто стена появилась перед взором его – темная, глухая, непроглядная и неприступная! Ну, не знал  Ленька, как тут правильно подумать о жизни той – песня она или нет? Не смог  додумать – и бросил  эту несуразную мысль. Зато тут же подхватил другую  - что жизнь  дважды не захватишь, как охапку сена… А потом долго- долго, чуть не до слез разволновавшись, вспоминал о  родительском доме и о всей своей родне. Родина его была «пид сапогом нимця». А дальше с состраданием подумал о родной земле, которая так  мучилась  от  придурочных «двуногих», что все воюют и никак не навоюются,  безголовые…

  Привыкший  с раннего детства к  делу, он и войну понимал как некое дело, в котором  уж если поручили ему что-то исполнять, то исполнять  он это должен  добротно и споро. Война обострила в нем инстинкт самосохранения. Все, что окружало его: земля, лес, мелкие кустарнички и узкие ложбины, даже небо – все это   стало для него ни чем иным, как материалом в этой смертельной  работе.

Земля! Он мог прильнуть к ней.  Дерево – за него можно было спрятаться, укрыться и спастись. Небо - оно могло быть одновременно и другом, и недругом. А что ж такое была его собака? За нее ведь не спрячешься, не укроешься… Крестатый танк  взорвет! Так тут еще посмотреть требуется, как у нее это получится. Одно дело, на полигоне, а другое – когда земля на дыбки встает, поднимается… Для  селянина Леньки Костура, привыкшего  видеть в каждой работе толк, затея с  собаками казалась ненадежной и даже бесполезной. Но присутствие  рядом живого существа не могло для него не быть приятным. Как ни крути, она была  частицей того покоя, из которого увела украинского парубка та злосчастная война.

Начал накрапывать дождь… Ленька мигом развернул плащ-палатку и накинул на себя. Придвинулся к  собаке и полой плаща укрыл лохматый  дрожащий комок…

 

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Читайте в 6-м номере об   одной из самых красивых русских императриц, о жизни и творчестве Иоганна Штрауса, о поэте из блистательной плеяды  Серебряного века Вадие Шершневиче, об удивительной судьбе Александры Николаевны Таливеровой, жены известного художника Валерия Якоби,  о княгине Вере Оболенской,  сражавшейся в рядах французского Сопротивления,     о деятельности Центральной клинической больницы Святителя Алексия митрополита Московского, Иронический детектив Дарьи Булатниковой «Охота на «Елену Прекрасную» и многое другое.

Виджет Архива Смены