Жизнь - все же песня!

Виктор Омельченко|05 Мая 2020, 14:58| опубликовано в номере №1867, Май 2020
  • В закладки
  • Вставить в блог

Костур как-то испуганно и  даже растерянно взглянул на командира и уже совсем тихо ответил: - Та… какая ж это скотина, товарыш капитан? От нее ж никакого проку. Там хочь… молоко, сало, а тут шо?

- Охо-хо-хо, боец Костур,  простота колхозная, «сало – молоко!» - огорченно повторил за солдатом капитан  и вмиг снова стал серьезным: - Так-с, оставим до завтра эти разговоры… Вз-во-о-д- смирна! Р-ра-зой-ди-сь!..

 

 Уже неделю шли занятия в отряде подготовки собак – «истребителей танков», а Ленька Костур все никак не мог понять сути происходящего. По-прежнему это казалось ему странным и совсем не нужным делом... Там, откуда его отозвали и направили на эту «дурацкую» учебу, шли кровопролитные бои – и гибли- гибли люди… Там были пушки, танки, винтовки, «калаши» и гранаты – все, чем нужно было воевать, а значит, защищаться от  нападок  совсем озверевшего врага, защищать людей, и главное свою страну! А тут эти собаки… на кой ляд, зачем?

 

В первые дни, оторванный от фронтового грохота и огня, очутившийся здесь, в этом чудном отряде, обосновавшемся на опушке  бескрайнего леса, Костур как будто бы даже слегка потерялся… Очень уж непривычно было спать от отбоя до подъема, есть за нормальным столом и часами слушать какие-то  глупые россказни об условных рефлексах, типах, породах и физиологической конструкции собак, а еще о правильном их  кормлении. Все это рассказывала на занятиях некрасивая,  худющая, с ввалившимися черными глазами женщина – лейтенант Алевтина Геннадьевна Шмаль. От нее постоянно несло псиной, а во рту вечно торчала папироска…

Семь классов средней школы в своем селе, оконченные до войны, казались Леньке вполне достаточным образованием. И даже оно не особо-то ему и требовалось, чтобы косить от зари до зари травушку-муравушку, класть печки в соседних деревнях, когда уже в полях нечего было делать, да помогать деду Миките в колхозной кузнице… а на «вечорках» щупать девчат… за теплые… приятные места…Там тоже  никакого образования не требовалось.

 Собаки, конечно, в селе имелись – шлялись, как и везде, по улицам, но только он не обращал на них никакого внимания и никаких чувств к ним не испытывал.

 Живут и живут, а зачем – только один бог и знает, как говорила его бабка Маруся. Не касалось его это – вот и все...  Иных забот хватало - был он старший сын в семье, а это серьезная подмога родителям…

И потому, когда приставили к нему лохматую сучку Дуньку, это показалось Леньке просто унизительным. Но приказ - есть приказ! А повиноваться приказам и исполнять их Костура учили с раннего детства - вначале отец с матерью, потом  школа, а  дальше уже на фронте, старшие по званию и «старики»…

То, что  рядовой Костур, как здесь говорили, был не в контакте с  животным, можно было определить по поведению собаки: она не терлась у его ног,  не  заглядывала ему в глаза...   Даже когда боец подносил к ее будке медную миску с едой, она принимала это как должное, без всяких собачьих эмоций. И хвост у нее был будто чужой – не шелохнется…

Видели это и командир отряда, видели и дрессировщики, видели и те, кто читал лекции. Объясняли  это тем, что еще совсем мало времени прошло, и обещали, что потом контакт у Костура с его собакой наладится. Но сам Ленька считал всю эту возню ненужной  тратой времени…

Леонид Феофанович был человеком  не общительным, молчаливым, с  «врождённым неумением» сидеть сложа руки. Его зоркий крестьянский глаз всегда находил работу.  И за любое дело принимался он  всегда обстоятельно, без спешки и любовно… Где-то в самых глубинах своей души Леонид все же надеялся, что эти его качества будут замечены начальством, и ему найдется в отряде более полезное и достойное дело, чем высиживать на нудных занятиях, медленно выводя в тетрадке незнакомые слова, да гладить прямо перед строем свою «кудлатую» псину.

Но через неделю, поняв, что рукам его до настоящей работы не  дотянуться, сам  обратился к командиру с просьбой  вернуть его на передовую…

 Получил резкий отказ, да еще, вдобавок, выслушал строгое наставление, после которого  окончательно понял – назад пути уже нет,  из отряда этого никуда не деться.

 И, возможно, он так бы и маялся  дальше, проклиная того, кто придумал послать его сюда, если бы не случай…

 

Во время тренировочного бега с собакой,  Ленька подвернул ногу. Да так неудачно подвернул, что в глазах потемнело. Кое-как доковылял до расположения отряда и рухнул на нары. Его Дуньку ребята привязали возле будки. И повела она себя после случившегося очень странно – не прикасалась к миске с едой, стала вдруг огрызаться, если  к ней подходил кто-нибудь малознакомый, рвалась с цепи, постоянно скулила и визжала…

Первым смекнул, в чем дело капитан, и тут же  приказал отвязать Дуньку, а перед этим приоткрыть дверь в барак, где валялся на нарах и маялся теперь уже от невыносимого безделья  рядовой Костур.

И точно – псинка рванула прямиком к бараку…

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об уникальном художнике из Арзамаса Александре Васильевиче Ступине, о жизни и творчестве замечательного писателя Фазиля Искандера, о великом «короле вальсов» Иоганне Штраусе, о трагической судьбе гениальной поэтессы Марины Цветаевой, об истории любви  Вивьен Ли и Лоуренса Оливье, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены