Жизнь на льду и просто жизнь

Виталий Мелик-Карамов| опубликовано в номере №1413, Апрель 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Наталья Бестемьянова и Андрей Букин — чемпионы мира по фигурному катанию

В этой короткой фразе вся биография двух замечательных спортсменов танцевального дуэта, признанного сильнейшим среди великолепной плеяды фигуристов. Жизнеописание любого спортсмена, достигшего высшего звания, обычно строится из одних и тех же деталей: талант, труд, немного везения. Последнего может и не быть, тогда или таланта, или труда должно быть больше. Но в то же время чемпионские судьбы весьма различны, как различны человеческие жизни.

Любители фигурного катания настолько привыкли к сочетанию двух фамилий «Бестемьянова и Букин», что они кажутся буквально нерасторжимыми уже давным-давно. И все-таки этот дуэт еще очень молод.

Не успел окончиться Олимпийский сезон 1977 года, как к заслуженному тренеру СССР Татьяне Анатольевне Тарасовой, воспитавшей чемпионские дуэты — Родниной и Зайцева, Моисеевой и Миненкова, пришел Андрей Букин и попросился к ней в группу. Букин в те годы новил уже звание чемпиона страны по спортивным танцам среди юношей, но вместе со своей партнершей и будущей женой Олей Абанкиной считался неперспективным для взрослой сборной. С этим приговором Букин мириться не захотел, вот почему и оказался у Тарасовой. В то же время Наташа Бестемьянова вовсю тренировалась и, выступая как одиночница, входила в первую десятку страны. С Андреем Букиным ее связывало лишь воспоминание как об известном в ее детстве спортсмене, поскольку маленькая Наташа каталась на том же катке, что и Андрей с Ольгой в свою лучшую пору. Наташа еще помнила, что перед соревнованиями огромный бант в ее косу вплетала Ольга.

Больше года Букин, которому уже исполнилось 20 лет (слишком много для того, кто в фигурном катании все решил начать сначала), катался на стадионе Юных Пионеров в гордом одиночестве (Ольга решила оставить спорт). Тарасова не спешила подыскивать ему партнершу. Она вспомнила про «рыжую Наташу» (а рыжих, по ее признанию, она всегда любила) только спустя много месяцев. Но вспомнив, сразу же послала Андрея к ней на переговоры. Прошло еще полгода, и 18-летняя Наташа пришла на СЮП. Этот день был самым обычным осенним днем 1977 года, и никто, даже сама Тарасова, которая, конечно же, не случайно нашла для Андрея партнершу, не мог тогда предполагать, что через полтора года новая пара уже будет выступать на чемпионате мира, пройдет еще три, и она прочно займет второе место на мировом пьедестале. И ей понадобится всего лишь семь с половиной лет, чтобы стать сильнейшей в мире.

Все эти годы я внимательно слежу за Наташей и Андреем. Скрывать не буду, люблю их, потому что в этой паре счастливо соединились не только талантливые спортсмены, но и люди с талантом общения между собой, чистые и честные. Отмечу, что Наташа и Андрей, пожалуй, единственная советская чемпионская пара, не образовавшая семейного дуэта. Жену Андрея — Ольгу — я уже представил. В семействе Букиных приближается к третьей годовщине Андрей-маленький. Муж Наташи — Игорь Бобрин. Фамилия эта известна тем, кто любит фигурное катание. Готовясь к беседе с Андреем и Наташей, я отобрал несколько вопросов, которые встречаются в читательской почте больше всего и адресованы чемпионам.

Корр.: Несколько лет назад вы, Андрей, мне сказали, что теперь, когда вы выступаете за сборную, главная и единственная цель, ради которой стоит жить в спорте, — стать чемпионами мира. Вы ими стали, значит, главная цель уже достигнута?

Андрей: Верно. Но лишь отчасти. Теперь главная цель — высшая награда в спорте — олимпийское золото.

Корр.: После того, как вы стали чемпионами мира, наверно, что-то изменилось в вашей жизни?

Андрей: Изменилось и в приятную, и в неприятную сторону одновременно. Приятно, когда тебя узнают на улице, неприятно, когда льстят. Теперь я счастлив, достиг того, о чем мечтал много лет. Счастлив, что работал не зря. Понимаю, спорт недолог, уходим молодыми, надо будет вновь ставить перед собой какие-то цели и добиваться их. Ну, а сейчас я спокоен, когда придется уходить из спорта, уйду с чистой совестью.

Нелегко все время помнить, что ты чемпион. Ребята внимательно следят за всем, что ты делаешь, наверняка обсуждают между собой. Волей-неволей приходится каждый день, каждую тренировку выглядеть чемпионом. Отдыха себе давать нельзя, и если на льду кто-то придумывает и учит новый элемент, то у тебя этот элемент с первого предъявления должен получаться лучше, чем у любого другого.

Наташа: У меня даже после победы на чемпионате мира появилось какое-то необузданное желание продолжать демонстрировать, что мы сильнее всех. Может быть, потому, что в начале сезона на чемпионате СССР нас несправедливо поставили на второе место. Про это уже никто и не помнит, а я все успокоиться не могу. Летом испугалась, вдруг этого желания не хватит на новый сезон — я так выкладывалась в весеннем турне!

Мне кажется, после победы пришла зрелость. Смешно, я выступаю в танцах восемь лет, но именно в прошлом году открыла в них для себя много нового. И мое понимание танцев совпало с чемпионством — этого я тоже боюсь. Зрелость ведь предполагает самоуспокоенность. Я так хотела выиграть в прошлом году, что нервничаю: вдруг внутренне удовлетворюсь тем, что уже имею. И все же я занимаюсь спортом, прежде всего потому, что он мне нравится, а не потому, что хочу выиграть Олимпиаду. Когда почувствую, что нет больше сил. перестану кататься.

Как и Андрей, я стремлюсь всегда выглядеть на льду, даже на тренировках, сильнее всех — звания обязывают.

Корр.: Раньше, когда вы еще были на подступах к чемпионскому титулу, вам казалось, так, во всяком случае, вы говорили, что у одних пар музыка лучше, у других элементы оригинальнее, а у третьих костюмы более подходят к танцу, чем ваши... Сохранилась ли эта озабоченность сейчас?

Андрей: Я так не мог говорить, потому что так не думал. Катались Торвилл и Дин под музыку Равеля, я считал, что эта музыка подходит только к ним. А наша музыка, она наша, и никому другому принадлежать не должна.

Наташа: Это я так говорила и все сравнивала. Наверное, от детской неуверенности в себе. Не было нынешнего состояния, когда не важно, лучше или хуже наша музыка, чем у других, важно. что она наша. И меня волнует только одно: как бы я хотела и как бы смогла кататься под нее. Ведь уже многое в постановках мы с Андреем делаем сами. Наш тренер считает подобную самостоятельность высшим уровнем для спортсменов.

Корр.: Ваш произвольный танец на музыку Визе — Щедрина «Кармен» произвел в прошлом сезоне ошеломляющее впечатление. Как считают многие специалисты, он вошел в «золотой фонд» мирового фигурного катания. Нелегко, наверно, создать танец выше эталонного. Чем для вас была прежняя программа, что для вас программа нынешняя?

Андрей: Для меня «Кармен» — танец-порог. Переступив его, я почувствовал внутреннюю раскованность. Если прежде я бывал зажат, то с «Кармен» пришла полная свобода. Я настолько уходил в свой образ, что предупредил Наташу: «На чемпионате мира я тебя убью». Но устоял против искушения. Остановила в последнюю минуту мысль: с кем дальше кататься? (Андрей смеется.)

Весной нам было объявлено, что следующий произвольный танец будет на музыку Рахманинова «Вариации, на тему Паганини». Мы с Наташей пошли на концерт, где эта музыка была в программе. Конечно, на меня она произвела огромное впечатление, но применить ее к нашей программе показалось мне тогда абсолютно невозможным. Ну. может. всего лишь две-три небольшие части подходили. Но именно они и вошли в наш четырехминутный отрезок. Новая программа — следующая ступень после прошлогоднего танца. Теперь бы хотел. чтобы моя партия была построена исключительно на чистоте танцевальных линий.

Корр.: Много лет назад вы мне говорили, что мечтаете о танце под такую музыку, которая заставляла бы сжиматься у зрителей сердца...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

комментарии

Алиса , 16.07.2010 11:45

ПОдскажите, пожалуйста, не приходится ли автор статьи родственником знаменитому тюменскому нефтянику Борису Николаевичу Мелик-Карамову?

Тимур Аникин , 19.07.2010 10:47

У нас, к сожалению, нет такой информации

Алиса , 23.07.2010 12:03

а могу ли я как-то связаться с самим Виталием?

Тимур Аникин , 26.07.2010 13:32

Его контактов у нас не сохранилось

В 4-м номере читайте о народной поэтессе-плакальщице с уникальной судьбой Ирине Федосовой,  материал о сказочнике Гансе Христиане Андерсене,  о живописце, графике, поэте, издателе, мастере эпатажа и скандальных презентаций, человеке исключительной одаренности и неуемной энергии, Давиде Бурлюке, о крымчанине, основателе   Международного Гумилевского фестиваля «Коктебельская весна», поэте Вячеславе Федоровиче Ложко, о том, что произошло в роковой день 28 июня 1914 года , когда выстрел больного сербского мальчика перевернул, можно сказать, мировую историю и многое другое...

Виджет Архива Смены

в этом номере

Позиция или поза?

XXVII съезд КПСС требует от нас...

Папа, мама, я и… компьютер

Знакомьтесь: «Электроника БК-0010», домашний компьютер

Сердце обязывает

Премий Ленинского комсомола недавно удостоены директора лучших детских домов страны