Жизнь и радиация

Т Илатовская| опубликовано в номере №929, Февраль 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Автобус мчится из Обнинска в Институт медицинской радиологии. Обнинск выбран, конечно» недаром. Здесь Игорь Васильевич Курчатов участвовал в пуске первой в мире атомной станции. Здесь были созданы знаменитые реакторы на быстрых нейтронах. Здесь изучаются многочисленные проблемы, связанные с радиацией.

Радиация. Человек не простит ей ни детей Хиросимы, ни мук ученых у взорвавшихся реакторов, ни блокнота Марии Склодовской-Кюри, до сих пор излучающего кванты. Но через сотню лет, когда истощатся запасы угля, нефть, газ, нас спасут атомные котлы. Это неизбежно, это диктуется прогрессом.

Чтобы обуздать смертоносные лучи, нужно до мелочей выяснить отношение «радиация — человек».

Вот почему отряды ученых выходят на «линию огня» — туда, где встречается луч с жизнью, физика с биологией, математика с хромосомами.

Институт медицинской радиологии Академии медицинских наук СССР — это большой исследовательский центр, научный городок, крупнейшее в Европе, а может, и в мире объединение врачей, биологов, физиков, призванное прояснить и сделать полезными отношения между радиацией и человеком.

Не случайно институт возник в Обнинске — городе физиков. Не случайно его возглавил известный радиолог, действительный член АМН СССР Г. А. Зедгенидзе, не один десяток лет заставляющий вредные лучи служить человеку. Не случайно приехал сюда профессор Г. Д. Байсоголов, специалист по лучевой болезни. Не случайно крупнейший отдел ведет Н. В. Тимофеев-Ресовский, один из основателей радиобиологии.

Здесь семнадцать отделов, десятки лабораторий, свои клиники и центр по созданию нового исследовательского оборудования. Патофизиологи и патоморфологи изучают изменения организма при лучевых повреждениях, Фармакологи ищут от них лекарства. Отдел рентгенологии разрабатывает новые методы лучевой терапии. Генетики заботятся о наследственных структурах, разрушаемых радиацией.

— Наши задачи гармонируют, между прочим, с названием вашего журнала, — сказал Георгий Артемьевич Зедгенидзе. — Воспитываем научную молодежь — это наша смена. Возимся с радиацией — это смена методов в медицине...

За две недели, проведенные в Обнинске, мне удалось познакомиться только с одним отделом — отделом общей радиобиологии и радиационной генетики Н. В. Тимофеева-Ресовского.

Судьба поколений

Мне нравилось сидеть в лаборатории медицинской генетики. Все здесь прочно срослись с микроскопами и на меня не обращали внимания. Стеклышко с окрашенным мазком, на него прозрачную капельку — и вглядываются всеми линзами. Записывают. И снова — стеклышко, капельку. Говорят, видно каждую хромосому «в лицо». Я посмотрела: действительно видно, только все они вроде бы на одно лицо, все двадцать три пары, положенные человеку.

В группе три кандидата: Н. Бочков, А. Севанькаев и В. Козлов. Рита Антощина — самая молодая, совсем недавно окончила Свердловский университет.

Непостижимо, как можно смотреть в микроскоп целый день. У меня через пять минут все расплывается, и глаза начинают косить. Зачехленные микроскопы можно увидеть только рано утром. А потом все начинается сначала — стеклышки, мазки.

— Ты что, Володя, уже отсеялся?

— Угу.

Чтобы вести опыты с радиацией на человеческой ткани, ее надо вырастить: отделить клеточки эмбрионов друг от друга, отцентрифугировать и посеять в питательную среду. Если обработка выполнена удачно, вырастет живая ткань, с которой можно экспериментировать.

В этой лаборатории заботятся о судьбах будущих поколений. Как изменяются половые хромосомы под ударами ионизирующих лучей?

Оказывается, под действием разрушительных лучей хромосомы родителей делятся неправильно. Из аномальных клеток образуется гамета, в которой либо не хватает, либо избыток хромосом. И то и другое страшно: ребенку грозит слабоумие, физическая неполноценность. У людей, облучившихся при бомбардировке Хиросимы, рождается вдвое больше уродов сравнительно с обычной нормой.

«Сравнительно с обычной нормой» — это и есть та печка, от которой пришлось танцевать группе медицинской генетики. В самом деле, каков постоянный уровень хромосомных заболеваний, не подстегиваемый радиацией? Оказывается, он далеко не везде одинаков. Так, было установлено, что болезнь Дауна (слабоумие) неодинаково распространена в разных районах Австралии. А в Индии процент хромосомных заболеваний значительно ниже, чем в Западной Европе.

У нас такой статистики не было. Группа медицинской генетики, начала со сбора материалов. Поток стеклышек хлынул в лабораторию из Калуги, Свердловска, Москвы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены