Живет девчонка в Кирове

Элла Черепахова| опубликовано в номере №892, Июль 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

Это случилось глухой ночью на окраине большого города. Сквозь шум торопливого летнего дождя, перестуки колес, паровозные гудки – звуки недальнего вокзала – вдруг прорезался, спугнув тишину окраинной улицы, женский истошный крик: – Помогите! Помоги-и-те...

Крепко спит дождливой глубокой ночью улица, всюду погашены огни. Но в одном из домов за пустырем огни горят всю ночь, потому что там люди, которым ночью спать не положено. Этот дом – железнодорожная больница.

В операционной (в ту самую ночь, в тот самый час) у распахнутого окна стояли, отдыхая после сложной «обработки» больного, двое – высокая моложавая женщина, медсестра Лидия Лопатина, и хорошенькая светлоглазая девушка с пухлыми, детски свежими губами, санитарка Светлана Никитина.

– Кричит кто-то! – прошептала Светлана. – Лидия Александровна, миленькая, вы слышите, ужасно, как страшно кричит? Бежать надо...

– Кабы она смогла, убежала бы, – вздохнув, возразила Лопатина. – Да, видать, нельзя...

– Да нет же, – сказала громко Светлана, отходя от окна. – Не о том я... Нам надо бежать туда.

Лидия Александровна тесней прижалась к окну.

– Это, конечно, помочь надо... Ну, ты беги! – произнесла она с легкой запинкой. – Если что, крикнешь, а, Свет?

Она не так уж молода, у нее дети и нелегкая жизнь за плечами... Так почему она должна швыряться этой жизнью вот так, ни с чего, из-за случайного крика незнакомой женщины, попавшей в беду? Да и смогут ли они помочь? А вдруг там, на пустыре, пятеро бандитов и все с финками? А вдруг там...

Она резко обернулась и увидела, что Светланы в комнате уже нет... Ах, в молодости мы все так горячи и легкомысленны! Было и ей, Лопатиной, не 46, а 18...

А Светлана бежала, кое-как запахнув на груди байковый больничный халат, через пустой, гулкий двор, немую, словно вымершую, улицу к пустырю, туда, откуда все несся хриплый, стонущий крик...

Когда мы встретились, я спросила ее о том, что она думала, когда бежала, оскальзываясь на размытой дождем дороге, что творилось в эти мгновения в ее душе.

– А возмутилась я, – подумав, ответила Светлана, – что здесь, рядом со мной, с нами, может человек погибнуть... Всю душу мне так и перевернуло! И – махом-махом – на пустырь. Прибежала, дух не перевела, кричу: «Как вам только не стыдно!» Это ему, преступнику... Смешно, да? А он озверел, не слышит, душит девчонку, паразит...

Вместе с подоспевшим шофером Леней Шешиным Светлана задержала бандита. Все пошло, как надо. Преступника сдали в милицию, освобожденную девушку привели в чувство... Потом было следствие и вызывали свидетелей.

Светлана написала объяснение коротко, Лопатина – подлиннее. И была в ее изложении событий какая-то извиняющаяся фраза:

«Этот крик с пустыря настолько был сильный, что мы не могли оставаться равнодушными, и Никитина стала звать меня на улицу, но идти я не могла».

Никто не выяснял, почему не могла да отчего... Ведь они – медсестра Лопатина и санитарка Никитина – были только свидетелями. Просто свидетелями, вот и все... Дело давно кончено. Бандит наказан. Эпизод вроде исчерпан. О чем же говорить?

В конце концов, один человек способен на порыв, другой не способен... Эка тема для философии!

Мне представляется естественным, что Светлана Никитина избрала себе в жизни удел медика. Была еще недавно санитаркой, стала, окончив училище, медсестрой, окончит институт – страна получит врача. Настоящего врача, а не ремесленника от медицины.

Светлана Никитина, при всем обаянии женственности, юной чистоты и наивности – человек гордый, принципиальный, бескомпромиссный. Все это прекрасно, но, как известно, жить с такими качествами не всегда просто. Каждый день в хирургический кабинет, где работает сейчас медсестра Никитина, длинный хвост «работяг» с линии: нарывы, ушибы, переломы, боль, гной, грязные бинты. Мне приходилось наблюдать за Светланой – чистенькой, «ухоженной» городской девушкой – во время ее тяжелой работы. Ни разу не возникло в ясных, внимательных, спокойных глазах выражения брезгливости, скуки, отвращения. Не то, чтобы она их умело подавляла. Она их не чувствовала, вот и все. Она делает вдело по душе».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены