Жан Этьен Лиотар

Денис Логинов|16 Апреля 2010, 11:59| опубликовано в номере №1746, Апрель 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Картина «Прекрасная шоколадница»

Дрезденская галерея по праву гордится своей коллекцией – в одном из самых знаменитых собраний мира хранятся «Сикстинская мадонна» Рафаэля, «Венера» Джорджоне и множество других шедевров. И есть среди них картина размером 82,5 х 52,5 см – пастель Жана Этьена Лиотара «Прекрасная шоколадница». Небольшая и вроде бы неброская, но пройти мимо этой очаровательной девушки просто невозможно.

В 1743 году в Вене появился знаменитый художник Жан Этьен Лиотар. Ему 41 год, и он в самом расцвете сил: загорелый, с курчавой бородой и игривым взглядом темных глаз. Он сразу же привлекает к себе внимание. Вся жизнь этого художника-авантюриста проходила в дороге – где он только ни побывал! Молдавия, Румыния, Греция, Франция, Германия, Италия, Мальта… Порой у него водились деньги, и немалые, но частенько бывало, что кошелек его пустовал. Художника это никогда не смущало, все равно жизнь восхитительна, ведь в ней было искусство, новые страны, красивые женщины и богатые покровители. Он только что вернулся в Европу из Константинополя, куда попал благодаря случайному знакомству со знатным английским аристократом Понсомби и где прожил целых пять лет. Восток произвел огромное впечатление на Лиотара и сильно повлиял и на его характер, и на образ жизни. Венцы рассказывали, что в Турции художник стал натуральным турком: носил турецкую одежду, говорил на турецком языке и почти забыл, что он европеец. Тогда в Европе только что опубликовали переводы «1000 и одной ночи», и пряные ароматы Востока были очень в моде. Неудивительно, что рисунки и картины Лиотара, на которых нежились очаровательные восточные прелестницы и пышно цвели экзотические растения, пришлись ко двору. (Эти рисунки, блестящие по исполнению и точности, хранятся в Лувре). Кроме картин он привез из своего путешествия коллекцию эмалей, тканей, одежды, фаянса… Лиотар, прекрасно понимавший, как лучше себя продать, подыгрывал моде на все восточное и даже отрастил аккуратную бородку. Правда, вскоре его супруга – набожная нудная голландка, не отличавшаяся красотой, – заставила от бороды избавиться и принять более-менее европейское обличье. (Кто знает, почему Лиотар так любил путешествовать, – может, он просто убегал от своей женушки?) На автопортрете 1749 года – лучшем в серии его автопортретов – Лиотар изобразил себя в костюме «а-ля турок». Он весь поглощен работой: с карандашом в руках внимательно изучает черты лица невидимой нам модели…

Как только при дворе стало известно о его приезде, он сразу же получил приглашение на прием во дворец, более того – на аудиенцию к самой императрице Марии Терезии. Да и как можно было не пригласить этого удивительного человека, замечательного художника, а еще – любителя путешествий, объехавшего чуть ли не полмира! Ведь он мог не только написать портрет императрицы, но еще и рассказать столько интересного!

Мария Терезия знала, что он уже писал портреты высочайших особ: сопровождая французского посланника при неаполитанском дворе маркиза де Пюизье, Лиотар оказался в Риме и был удостоен чести запечатлеть на холсте самого папу Климента XII. Императрица не могла не попросить знаменитого художника написать ее портрет, а Лиотар не мог ей отказать – так появился великолепный портрет Марии Терезии, а позже художник повторил его на эмали и в миниатюре на кости. Конечно же, Мария Терезия хотела, чтобы Лиотар изобразил ее так, как обычно изображают правителей: отважной наездницей или же за рабочим столом в кабинете, размышляющей о судьбах австрийского народа. Но Лиотар позволил себе некую вольность и написал совершенно реалистический портрет: в его императрице нет ни тени величия династии Габсбургов. Мария Терезия на портете Лиотара – мать семейства, с большими руками, простоватая, но при этом вполне милая женщина.

Во время пребывания в Вене Лиотар создал свое самое знаменитое произведение – пастель «Прекрасная шоколадница». Ту самую картину, благодаря которой он остался в истории искусства и благодаря которой его имя знает весь мир. Удивительное дело: художник оставил человечеству обширное наследие (он умер в 1789 году) – около 400 пастелей и картин маслом, но именно «Шоколадница» принесла ему бессмертие.

Сюжет картины прост: девушка, стройная, грациозная, в белом накрахмаленном переднике, идет, держа в руках поднос, на котором стоит чашка с шоколадом и стакан воды. Кстати, Лиотар впервые в Европе изобразил мейсенский фарфор, который тогда, в середине 1740-х годов, стал чрезвычайно популярен (первая мейсенская мануфактура была основана в 1710 году). Неудивительно, что колорит картины выдержан художником блестяще, ведь он был мастером пастели, освоившим эту технику в совершенстве. Белый фартук, белая косынка, серебристо-серая юбка, золотистый корсаж и розовый чепец – все очень красиво и как-то радостно. Глядя на эту милую шоколадницу, хочется жить…

Вокруг «Шоколадницы» возникло множество мифов и легенд. Всех занимало, кто же изображен на картине, кто эта очаровательная девушка, вдохновившая художника на создание его лучшего творения, при каких обстоятельствах появилась эта пастель...

По одной из версий, замысел картины возник, когда художник писал императрицу. Во время одного из сеансов в зал вошла камеристка Марии Терезии и принесла своей госпоже горячий шоколад. Ее грациозность, юное личико, чудесная фигурка, милая прелесть, так отличавшаяся от пряной красоты восточных женщин, произвели на Лиотара огромное впечатление, и он решил обязательно написать портрет императорской камеристки. Что и сделал, когда закончил портреты императрицы и ее приближенных. А еще – уже для себя – написал маленькую пастель, на которой изобразил девушку, несущую поднос с чашкой ароматного шоколада.

По другой версии, гораздо более романтичной, модель Лиотара звали Анна Бальдауф. Она была дочерью обедневшего дворянина. Судьба ее сложилась так, что ей пришлось стать горничной императрицы. При дворе ее однажды увидел молодой князь Иосиф фон Лихтенштейн и отчаянно влюбился. Ясное дело, его семейство совсем не приветствовало желание герцога связать свою судьбу с почти безродной горничной. Но герцог стоял на своем, и в один прекрасный день горничная превратилась в герцогиню. А портрет Лиотара стал свадебным подарком юной супруге – герцог захотел, чтобы художник изобразил его любимую такой, какой он, герцог, впервые ее увидел.

Есть и другой вариант этой истории, и тоже с участием аристократа, теперь уже герцога Дитрихштайна. Однажды зимним вечером он зашел в уютное венское кафе, где подавали лучший в столице шоколад, – молодому аристократу хотелось попробовать этот новый напиток, о котором тогда говорили во всех венских салонах. Чашку с горячим ароматным напитком ему принесла юная венка, красавица Анна Бальтауф, дочь обедневшего военного. Принц увидел девушку и влюбился в нее с первого взгляда. Она не смогла противостоять урагану его страсти и согласилась стать его женой. А портрет очаровательной шоколадницы кисти художника Лиотара появляется, как и в предыдущей версии, в качестве свадебного подарка.

И еще одна версия: будущую герцогиню звали Шарлотта Бальтауф, и она была дочерью венского банкира, в доме которого художник и написал эту картину. Такая история описывается в надписи на копии «Шоколадницы», хранящейся в лондонской галерее Orleans House Gallery.

Все эти версии очень романтичны, но… Соавтор фундаментальной биографии Лиотара Рене Лош утверждает, что, по-видимому, никакой Анны (Шарлотты) Бальтауф ( Бальдауф) не было, как не было и пылко влюбленного в нее князя (герцога). Кстати, сам Лиотар не придавал большого значения этой своей работе и полагал, что гораздо лучше ему удался портрет его супруги. Но как же хочется верить в то, что с его очаровательной «Шоколадницей» связана какая-нибудь светлая история любви…

После Вены неугомонный Лиотар отправился в Венецию, решив пожить некоторое время в этом чудесном городе. Там он познакомился с графом Франческо Альгаротти, занимавшимся покупкой картин для собрания курфюрста Августа III Саксонского. В те времена европейские монархи для повышения своего престижа считали необходимым собирать произведения искусства. Не отставали от королей и саксонские курфюрсты, агенты которых старались заполучить для своих хозяев произведения искусства самых лучших мастеров. Граф Альгаротти был одним из таких агентов. Про «Шоколадницу» в Венеции уже знали, многие ее видели и восторженно отзывались об этой пастели. Однажды ее увидел и Альгаротти и сразу понял, что перед ним шедевр. За немалую сумму он выпросил пастель у Лиотара и привез в Дрезден. Довольный удачной сделкой, граф писал своему другу: «Я купил у знаменитого Лиотара пастель… Переданная природа нисколько не изменена; будучи европейской работой, пастель исполнена в духе китайцев, заклятых врагов тени. Что же касается законченности работы, то можно сказать в одном слове: это Гольбейн пастели. На ней изображена в профиль молодая камеристка, которая несет поднос со стаканом воды и чашкой шоколада». Когда «Шоколадницу» доставили в Дрезден, курфюрст пришел в восторг: он был просто очарован юной венкой. Так маленькая пастель Лиотара стала украшением Дрезденской галереи.

Но на этом история «Шоколадницы» не закончилась.

В 1939 году началась Вторая мировая война. А в 1944-м уже было понятно, что поражение Германии неотвратимо. После первых бомбардировок немецких городов гитлеровцы приняли решение спрятать шедевры Дрезденской галереи, как и другие сокровища страны. И их спрятали, только вот в совершенно непригодных для хранения картин местах: в штольнях, сырых шахтах под землей, старых замках. Но спрятали вовремя – 13 февраля 1945 года англо-американская авиация почти полностью разрушила Дрезден и знаменитый Цвингер, дворцовый ансамбль саксонских курфюрстов, где размещалась галерея. Безвозвратно погибли 45 картин, остававшихся в галерее, а 150, подготовленных к вывозу, сильно пострадали.

В начале 1945 года, когда война подходила к концу, начался поиск немецких шедевров – в нем принимали участие и русские, и союзники. По указанию советского правительства, создавались специальные трофейные бригады, их задача – поиск художественных ценностей на оккупированных российскими войсками территориях. В этих бригадах работали известные советские искусствоведы. Два месяца солдаты и офицеры Красной армии разыскивали шедевры и все найденное свозили в Пильниц – летнюю резиденцию саксонских курфюрстов.

Коллекция пастелей была обнаружена недалеко от Дрездена, в районе, который за его удивительную красоту называют Саксонской Швейцарией. В самом центре этого живописного края на высокой скале возвышаются неприступные стены старинного замка Кенигштейн.

В 1941 году гитлеровцы приняли решение устроить в замке концентрационный лагерь для пленных французов. И когда сюда завезли какие-то ящики (причем, поднимали их в крепость с помощью специальной лебедки), заключенные поняли, что в ящиках что-то такое, что имеет для гитлеровцев особую важность.

После наступления Красной армии охрана лагеря сбежала, и в замке остались заключенные и несколько перепуганных немецких солдат. Они и подсказали советским офицерам, что в подвале арсенала есть тайник, где хранится нечто очень ценное. Когда же наши военные спустились в подвал арсенала, выяснилось, что хранилище заминировано.

Но подвал удалось разминировать. Действительно, это был настоящий тайник: на полу стояли большие ящики, а в ящиках сложены шедевры дрезденской коллекции пастелей. Несмотря ни на что, они уцелели! Это было чудо, ведь немцы могли их взорвать, или пастели могли погибнуть от сырости и холода. А что произошло бы, если бы наши минеры ошиблись при разминировании подвала, даже страшно представить…

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

комментарии

amrok , 02.05.2010 21:05

главное -- ни слова про сеть забегаловок и про второе значение её названия

В 6-м номере читайте о знаменитом Владимире Гиляровском, о «соловецком эпизоде» в ходе Крымской войны,  об истории создания серии картин Уильяма Хогарта «Выборы в парламент», о судьбе  французского короля королю Людовика XI, нареченного Святым, о малоизвестных фактах из  биографии композитора Алябьева, о жизни и творчестве актера Олега Борисова, новый детектив Андрея Быстрова «Легкокрылый ангел»  и многое  другое...



Виджет Архива Смены

в этой теме

Революционер и бунтарь

Картина Жака Луи Давида «Смерть Марата»

Антверпенская красавица

Муза Пауля Рубенса

Василий Верещагин

Картина «Апофеоз войны»

в этой рубрике

Паоло Веронезе

Картина «Пир в доме Левия»

Жан-Марк Бустамант

Старость как ступень для новых совершений

Александр Ф. Скляр: «Игра сохраняет свежесть восприятия»

Музыкант и телеведущий – о внутренних рубежах, мастерстве и цинизме

в этом номере

Город кластеров

Какие здания Москвы могут принести пользу городским жителям

Последние пути

Экскурсия по Ваганьковскому кладбищу

Записки хлебоеда

Снег еще не сошел с полей, солнышко еще даже не окончательно рассупонилось, а посевная уже началась