Зависть

Б Клавич| опубликовано в номере №235, Декабрь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

1

Никто никогда и нигде не мог назвать его прогульщиком. Никто из товарищей никогда не упрекал его, что он задерживает работу. «Хвост» но математике, тянувшийся почти два семестра, на третьем он с грехом пополам ликвидировал. Рогожное знамя профкома по праву осталось за четвертой бригадой, имевшей три неизменных «хвоста» по сопротивлению материалов. Вторая бригада, членом которой и был студент 3 - го курса Электротехнического института Владимир Ситков, шла таким образом в ногу с жизнью, держась на уровне старательных середнячков.

День Владимира Ситкова начинался так же, как и у тысячи других студентов, заселявших огромные светлые корпуса студгородка. В семь утра он бренчал в коридоре чайником, направляясь к заветному «титану». Через несколько минут он возвращался с кипятком или злобно ругался по поводу того, что «титан» еще холоден - не было колотых дров. В таких случаях зав. «титаном» Дарья Федоровна каждому студенту рекомендовала принести с собой вместе с чайником три газеты для своего подшефного, если он хочет уйти в институт, согревшись стаканом чая.

Без пяти восемь Владимир обычно бывал в институте. И не было такого случая, чтобы он опаздывал на занятия по своей вине. Ни один профессор не мог пожаловаться, что Ситков халатно относится к учебе. В этом учебном году и математик изменил о нем свое мнение:

- Ситков? Ничего. Исправляется.

Но профессор гидравлики Кораблев в откровенных беседах с друзьями, в разговорах «по душам» со студентами частенько говорил о Ситкове, да и не только о нем, а о большинстве группы:

- Я на вас не могу пожаловаться, люди вы старательные, интересуетесь предметом. Но мне кажется, что это еще далеко не все. Помните, я вам часто напоминал слова моего профессора, Степана Викторовича Безродного. Он всегда говорил нам, своим ученикам: «Умейте видеть и знать больше, чем с вас спрашивают». Делаете вы это? О большинстве я этого сказать не могу.

Он упомянул о Ситкове. Когда профессор ведет вступительную беседу или читает лекцию, иллюстрируя все это соответствующим материалом, Ситков аккуратно заносит в записную книжку формулы. Когда наступает время сдачи задания, Ситков просматривает свои записи, заучивает формулировки, данные профессором. И никогда профессор не мог поставить Ситкову «неуда» по гидравлике, потому что Ситков всегда как - нибудь отвечал. Скупо, бледно, но отвечал. Скупо потому, что в багаже у него были лишь те слова, которые он успел записать. Бледно потому, что ничего нового, своего, почерпнутого из других источников, он привести не мог. Но за скупость и бледность нельзя было Ситкову поставить «неуда». Он знал ровно столько, чтобы получить с небольшой натяжкой «уд».

Но не только профессора Безродного цитировал профессор Кораблев в откровенных «душевных беседах» со студентами.

- Возьмите Майорова, - говорил он вдруг удивленно и обеспокоенно. - Он живет хуже вас. Да! Бесспорно хуже. Ежедневно человек тратит три часа на дорогу в институт и обратно. А вот Ситков например тратит только 40 минут. У него больше времени, чем у Майорова.

Ситков не любил Майорова. Да и многие Майорова не любили. Этого слесаря, парттысячника, называли «выскочкой». Не любили за то, что он единственный из группы ратовал за введение двух дополнительных часов по немецкому языку, а когда группа наотрез отказалась от этого предложения, Майоров присоединился к сборной группе, которая занималась в институте от пяти до семи, и вдобавок еще посещал разговорный кружок, который работал по вечерам в общежитии.

Майоров часто вступал с профессорами в дискуссии, упоминал труды различных ученых, о которых Ситков даже не слышал. И за то, может быть, не любил Ситков Майорова, что у того была составлена обстоятельная картотека электротехнической литературы. Ситкову казалось, что Майоров кичится.

Легкая тень зависти пробегала в глазах Ситкова, когда он видел Майорова на обычном месте в институтской читальне.

- Все равно всех книг не перечтешь! - успокаивал он себя.

Но Ситкову не раз приходилось обращаться к Майорову за помощью. Когда он не успевал записывать на уроке все нужные формулы или не имел под рукой необходимого пособия, он приходил к Майорову.

2

Институтские коридоры полны движения. В учебной части, парткоме, ячейках, аудиториях с газетами в руках бурно обсуждают решение правительства о высшей школе.

Вечером в комнате № 248 шла оживленная дискуссия. «Вопросы ленинизма», XVI том Ленина спокойно лежали на полках. Труды профессора Тимошенко по сопротивлению материалов ютились на полке скромного фанерного книжного шкафика. Никто на них в этот вечер не обращал внимания.

- Нажимают на социальный состав, - небрежно уронил Петров, сосед Ситкова по койке. - Наверное придется расстаться с вузом.

Комсомолец Кондаков яростно взмахнул рукой.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменательной встрече Марлен Дитрих с Константином Пустовским, о жизни Сергея Ивановича Ожегова и создании его «Словаря русского языка»,  воспоминания очевидца и участника ликвидации последствий чудовищной Чернобыльской катастрофы,  о жизни и творчестве незабываемой  Рины Зеленой, о легендарной королеве Марго, окончание нового детектива Анны и Сергея Литвиновых «Мама против» и многое другое.



Виджет Архива Смены