Заполярные кибернетики

Владимир Бут, Бор Семенов| опубликовано в номере №866, Июнь 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

Час в чудесном доме

Еще в Москве за несколько дней до поездки в Заполярье в наших блокнотах появились адреса и фамилии людей, с которыми нам советовали встретиться. Тут были и бывший эстрадный администратор, ставший бурильщиком, и металлурги-новаторы, и поэты, и знаменитый коллекционер, и даже директор плавательного бассейна. Многообразие профессий, характеров и судеб...

Когда до Норильска оставалось лететь часа полтора, в салон вошел командир корабля. Поинтересовавшись, как чувствуют себя пассажиры, и взяв газету, он устроился в кресле, пустовавшем рядом с нами. Но почитать ему не удалось: Александру Матвеевичу Аверкину пришлось отвечать на множество наших вопросов. Последнее время он летает на Севере, а до того работал на африканских авиалиниях. Тысячи часов провел в воздухе над тропиками. На борту его корабля летали самые разные пассажиры, даже паломники, торопившиеся в Мекку!

— А в Норильск?

— Что в Норильск? Паломники? — Аверкин расхохотался.— Чего не было, того не было. Но вот в прошлый рейс летел пассажир, который вез целый чемодан железных кубиков. Помнится, Волков его фамилия. Владимир Игоревич Волков.

В этот момент бортмеханик позвал Аверкина в пилотскую кабину. А мы решили, что обязательно разыщем странного Волкова. Что ни говори, а полный чемодан железных кубиков возит далеко не каждый пассажир «Аэрофлота».

Начальник отдела комплексной механизации и автоматизации Норильского горнометаллургического комбината В. И. Волков оказался человеком невысокого роста, лет сорока. На нем была традиционная в этих местах кожаная куртка, из-под которой виднелась белоснежная рубашка с модным галстуком. Смотрел он сквозь толстые стекла очков вопросительно, изучающе: «Что вас интересует? Ага! Автоматика...» И заговорил. Об автоматизации, телемеханике, вычислительной технике. Сыпал названиями машин: «Урал», «Минск», «Цикл»... Давал им характеристики. Какие-то ругал, какие-то хвалил. И они виделись нам в совершенно неведомом ранее, «очеловеченном» свете. Менялось наше представление о машинах, и с каждой минутой менялся сам Волков.

Он уже казался не маститым инженером, а веселым и задорным комсомольцем.

— Смотрите сюда,— сказал Волков. Он взял со стеллажа лист ватмана.— Видите площадь? Сейчас перейдем ее. Вот это здание — Дом автоматики. Шагайте смелее.

Мы «подошли» к огромным стеклянным дверям. Они открылись сами по себе, пропуская нас в холл. Цвели астры. Алые огоньки гвоздик вспыхивали вдоль стен.

— Посмотрим систему управления работой рудников? — спросил Волков и, не дожидаясь ответа, шагнул на движущуюся ленту эскалатора. Мы поднялись на третий этаж.

На голубоватых телеэкранах отчетливо видны «Северный» и «Медвежий ручей» и новые рудники, появившиеся совсем недавно. Оператор наблюдает за работой автоматических экскаваторов и подземных комбайнов, за движением электровозов и огромных самосвалов. Под часами вспыхивают все новые и новые цифры. Это показатели добычи руды: тонны, проценты выполнения часового графика.

В следующем зале вычислительные машины — хозяева технологий на автоматизированных фабриках и заводах комбината. Они выбирают оптимальные режимы и тотчас выдают команды. То и дело загораются табло: «Плавка начата», «Плавка закончена»...

Волков свернул ватманский лист!

— Думаете, фантастика?

Он потащил нас из своего кабинета вниз по лестнице. Мы перебежали площадь и вошли в подъезд большого здания. Остановились перед массивными дверьми.

— Это я, Волков,— сказал Владимир Игоревич «в никуда».

«Входите»,— загорелось табло.

Дверь открылась сама по себе, пропуская нас в холл. Правда, здесь не было ни астр, ни алых огоньков гвоздик, ни самодвижущихся лестниц. Но... Стены огромного зала занимал диковинный щит серо-стального цвета, на котором уместились яркие желто-сине-красные схемы электрических подстанций комбината.

— Вот вам и «фантастика»! — сказал Волков.— Это центральная диспетчерская энергосистемы. Так сказать, кирпичик будущего Дома автоматики. И таких «кирпичиков» уже много. Взять хотя бы учет работы автотранспорта.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Акуля

Из записок учителя