Записки Зои Курбатовой

опубликовано в номере №945, Октябрь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Эта маленькая повесть о победах и поражениях заводской девчонки Зои Курбатовой написана на документальной основе. Может быть, она заставит глубже задуматься о жизни тех. кто делает сегодня свои первые самостоятельные шаги, кого ждет первый рабочий день, первая зарплата, первые трудности...

На экзамене мне досталось сложносочиненное предложение. Но, наверное, уж очень сложно было оно сочинено: никак я не могла его разобрать. Я писала, писала на листке и схемы пыталась чертить, как нас учили в школе, но проклятое, полное деепричастий (а может, это были причастия, кто его знает!) предложение ускользало, как мокрая рыба из рук. У меня была шпаргалка, но она мне не помогла.

Я сдавала молодому, бледному человеку в очках, с гладкими волосами, облегавшими голову плотно, как черная шапочка. Он молча слушал меня, сжав тонкие губы.

— Слушайте! — спросил он потом. — Ну зачем вам идти на филологический? Язык вас явно не привлекает.

— Но меня и математика не привлекает! — искренне сказала я. — Что же мне делать?

— Действительно, — пробормотал аспирант, — довольно сложная ситуация.

Он взял мою экзаменационную карточку, долго смотрел в нее, потом коротким, резким движением снял колпачок с ручки и красиво, четко вывел «неуд».

— Вам надо подумать, что вас все-таки привлекает, — сказал он, протягивая мне карточку.

Ох, как плакала моя мама! Глядя на нее, заплакала и я.

— До чего же я несчастная! — всхлипывая, говорила мама. — Отец твой всю жизнь мою испоганил, теперь ты, мое утешение, в гроб вгоняешь! Куда ты теперь денешься? В курьеры? В посудомойки? На завод? Говори! Ты знаешь, какой в этом году выпуск? Двойной же выпуск...

Кричала она на меня долго, даже закашлялась. А что я могла ответить?

Господи! Как все-таки тяжело жить в семнадцать лет! Требуют, как со взрослых, орут, как на ребенка. И на сердце у меня была тогда такая тоска, как будто дверью его защемили.

Я лежала на тахте, опухшая от рева, в темноте. Но тут позвонил Ромка, веселый, оживленный, крикнул в трубку:

— Старуха, может, выйдешь у плетня постоять?

Плетня, конечно, никакого не было. Встречались мы на углу, возле кинотеатра «Спорт». Я сначала не хотела идти, но Ромка заявил, что тогда придет сам, а это было бы совсем плохо: я не хотела, чтобы мама вступала с ним в беседу. И я промямлила, что ладно, буду.

Он меня уже ждал, я увидала издали под фонарями нескладную долговязую фигуру в светлой рубашке с рукавами, закатанными до локтей, нетерпеливую позу. Он вертел кудрявой головой и притоптывал правой ногой. Ромка, наверное, все-таки будет инженером человеческих душ. Он как глянул мне в лицо, так спросил:

— Завалилась?

Я кивнула. Он огорченно присвистнул.

— Что же ты думаешь делать? — спросил Ромка. — Может быть, взять документы и перекинуться на вечернее?

Но при одной мысли о том, что еще раз придется сдавать экзамен, я почувствовала какое-то удушье и резко мотнула головой: «Нет! Ни за что!»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены