Закон есть закон

Уильям Кэмпбелл| опубликовано в номере №839, Май 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Рэгги Скиннер тоскливо смотрел на грязные пальцы своих ног. В поле его зрения торчали еще острые голые колени. Не подумайте, что Рэгги в это время принимал ванну. В этой роскоши ему было отказано давным-давно. Просто его одежда пришла в такое состояние. что даже самый неприхотливый старьевщик отказался бы от нее. Рэгги, конечно, был бы не прочь посидеть в приятной теплой ванне и с наслаждением вытянуть свои тощие ноги. Это было бы куда лучше, чем сидеть под моросящим дождем и без конца думать об одном и том же: где достать ночлег и что-нибудь поесть. Темная завеса ночи спустилась в тот момент, когда Рэгги дошел до окраины города Чикинхам на западе Англии. Не буду я вас больше томить: Рэгги Скиннер был тот, которого статистики для удобства назвали бродягой.

Рэгги был когда-то квалифицированным рабочим: привинчивал фирменные дощечки на пылесосы, проходящие мимо него по конвейеру. Как-то один чудак предложил автоматическую штучку, которая одновременно привинчивала и дощечку и ручку, и Рэгги попал в ряды безработных. Правда, он получил небольшое удовлетворение, увидев вскоре этого горе-изобретателя в очереди за пособием.

– Попался! Не будешь совать свой нос в науку!

Итак, Рэгги Скиннер тоскливо смотрел на свои окоченевшие пальцы до тех пор, пока не принял решение. Но он никак не ожидал, что оно будет вписано в одну из самых плачевных страниц истории города Чикинхама.

Через час Рэгги шаркающей

походкой направился вдоль Хай-стрит, держа под полой пиджака обломок кирпича. Он остановился перед красиво освещенной витриной. Тишина улицы была нарушена страшным треском. Кирпич сделал свое дело.

Я не буду занимать ваше время описанием ареста Рэгги. Короче говоря, вскоре он сидел в теплой тюремной камере, ел то, что у них называется «ужин». Это было все-таки лучше, чем ничего.

А теперь мы переходим к серьезной части нашего рассказа.

Мистеру Самуэлю Темплеру, заведующему отделением страховой компании, было не до шуток. Он только что прочел неприятное письмо от центрального управления в Лондоне. Его настроение не изменилось к лучшему, когда его помощник с должным почтением произнес приглушенным голосом:

– Еще три прошлой ночью, сэр, и еще, сэр, разбили самую крупную зеркальную витрину на Хай-стрит, и это обойдется нам в добрых пятьсот фунтов стерлингов.

В отчаянии они смотрели друг на друга. Затем мистер Темплер вскочил на ноги и вскрикнул:

– Это нужно прекратить, иначе наша страховая компания вылетит в трубу! Нужно предпринять какие-то меры против бродяг, которые разбивают окна, чтобы попасть в тюрьму ради ночлега и пищи!

Мистер Темплер поднял трубку и позвонил начальнику полиции, но этот разговор не принес никакого утешения.

– Извините, мистер Темплер, но закон есть закон, и мы не можем увеличить наказание за битье окон. Положено максимум семь дней заключения или штраф в двадцать фунтов стерлингов. Но вы же понимаете, что у бродяг не то что двадцати фунтов, но и двадцати пенсов не найдется, и они предпочитают тюрьму.

Мистер Темплер прервал его:

– Поймите, я получил письмо от центрального управлений, где они говорят, что триста восемьдесят семь разбитых застрахованных окон за три месяца – это слишком много, понадобится целый монетный двор, чтобы оплатить страховку. Они требуют, чтобы я принял срочные меры, или мне скоро самому придется разбивать окна.

Оба джентльмена засмеялись, хотя в смехе мистера Темплера особого веселья не чувствовалось. Мистер Темплер не принадлежал ни к какой партии. Он считал, что ему, как страховщику, выгоднее быть вне партии. Он даже однажды сказал по секрету своему близкому другу за стаканом виски, что он готов согласиться с консерваторами, либералами и даже с лейбористами, лишь бы они страховались в его компании. И все же он решил обратиться к члену парламента от партии либералов за помощью. Но он, н сожалению, не знал, что тесть депутата был директором крупного стекольного завода.

Депутат встретил его приветливо и слушал с большим вниманием, пока мистер Темплер настаивал, что парламент и правительство должны принять крайние ме-Йы и прекратить это безобразие. о когда мистер Темплер предложил закрыть местный клуб для гольфа, превратив его в общежитие для бродяг, и собрать пожертвования, чтобы их кормить, тут терпение у депутата лопнуло.

– Англия–свободная страна. – Он произнес это, вытянувшись во все свои 155 сантиметров. По привычке он стал в позу и заговорил своим ораторским баритоном: – И бродяги тоже имеют свои права. Наша страна свободная,, и мы, либералы, будем защищать до последней капли крови права любого англичанина разбивать окна, если у него на то есть желание. Где была бы Англия сегодня, если бы не было нашей свободы? Я вас спрашиваю: что бы с нами было? Не отвечаете? И вы осмелились отнять у британского бродяги право разбивать окна?! Стыдитесь, сэр! – И ткнул в мистера Темплера пальцем.

Мистер Темплер побледнел и хотел ему что-то возразить, но тот запел «Властвуй, Британия! Британия властвует над волнами», и мистер Темплер вынужден был снять шляпу и стоять навытяжку, пока не утихла последняя нота этой патриотической песни. Поверженный мистер Темплер удалился.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены