Юность Курчатова

Евгений Рябчиков| опубликовано в номере №1341, Апрель 1983
  • В закладки
  • Вставить в блог

Слушая то Усатого, то директора гимназии Карпачинского, то учителя словесности Жирицкого, Мария Васильевна терялась: что же ей теперь делать? Усатый настаивает на одном, Жирицкий – на другом, а Игорь не слушает ни родителей, ни педагогов...

Сам Игорь чувствовал «заколдованный круг», в который он попал, и мучился в поисках ответа на главный вопрос жизни: кем же все-таки ему быть? Быть ли ему землемером? Нет! Окончательно и решительно – нет, говорил себе Игорь. Педагогом? Нет. Писателем? Нет. Музыкантом? Нет. Резчиком по дереву – художником-декоратором? Нет. Физиком? Нет. Так кем же? Промучившись не один день, Игорь нашел ответ: быть ему кораблестроителем-инженером. А это означало: прежде всего необходимо собирать техническую литературу, читать ее, разбираться в чертежах, приобретать инженерные навыки.

Интерес Игоря к технической литературе сблизил его с товарищами по классу Борисом Ляховицким, а затем и с Володей Луценко. Они собирали технические книги, конспекты лекций, совместно обсуждали прочитанное. От собирательства перешли к самостоятельному изучению аналитической геометрии и так увлеклись, что, выйдя за рамки школьной программы, пошли по университетскому курсу. Раздобыв кусок хлеба и кружку кипятка, могли, собравшись в кружок, часами обсуждать сложные задачи. Когда темнело, зажигали коптилку и при ее мерцающем, тусклом свете продолжали читать, писать, вести дискуссии. От частого пользования коптилками лица друзей потемнели, гарь плохо отмывалась.

Дома Игоря донимал вопросами младший брат Боря: кем он, Игорь, решил стать после окончания гимназии? Пойдешь в писатели? Пойдешь на море? Будешь физиком?

Пришлось объясниться с братом.

После уроков Игорь позвал его в тень от сплетенных виноградных лоз и с таинственным видом сообщил о своем окончательном решении – идти в строители кораблей:

– Твердо. Буду строить крейсеры и миноносцы. Борис восхищенно посмотрел на брата и заявил:

– Я тоже буду строить корабли. Мгновенная реакция брата польстила Игорю, но вызвала и озабоченность: можно ли так бездумно копировать старших.

– У тебя хорошо идет физика, – с серьезным

видом остановил Бориса старший брат. – Вот физикой и занимайся.

– А ты почему не физик? – парировал Боря. – Усатый сказал маме: из тебя физик большой выйдет. Честно. Сам слыхал.

– Сам слыхал, сам слыхал... – вздохнул Игорь. – А кто корабли строить будет? – Игорь принялся разъяснять Боре: – После гражданской войны нам нужен большой флот. Понял? Если нужно строить корабли и у меня к этому есть желание, то зачем загонять меня работать, например, в театре или сидеть в астрономической башне? Это ты можешь понять?

– Но Усатый сказал маме – ты все равно будешь физиком. Он сказал, что ты сейчас ищешь цель, так делают все стоящие гимназисты – ходят и ищут цель жизни. Тебе повезло – сразу нашел.

– Ну не совсем сразу... – Игорь задумался, погладил по голове брата. – Конечно, все может быть... А теперь – самое главное: хорошо подготовиться к окончанию школы, сдать на пятерки экзамены.

Родители уговаривали Игоря разгрузить себя от всего, что осложняет занятия, – от «приработков», музыки, футбола, выпиливания по дереву – и сосредоточиться на завершении школьной программы.

– О доме, сынок, не заботься, – успокаивал Игоря отец. – Трудно всем нам, конечно, но что поделаешь! Время такое, с голода не помрем, так что думай о себе, о школе, об экзаменах – это самая главная цель в настоящее время. Остальное приложится.

Для себя и друзей Игорь разработал такой жесткий режим дня, при котором можно было заниматься в школе, выполнять домашние задания, читать дополнительную литературу и изучать французский язык. По «Курчатовскому расписанию» друзья вставали чуть свет, умывались, делали физзарядку и, наскоро поев, бежали в школу. После занятий оставались в классе, пока сторож не просил ребят идти домой. В темноте, под треск цикад шли к Игорю, усаживались вокруг коптилки, и при тусклом ее свете читали учебники и попадавшиеся на глаза технические книги. Большое впечатление на друзей произвела книга итальянского ученого Корбино «Успехи современной физики». Из нее узнали о замечательных работах Ферми по физике атомного ядра. Это было так ново и неожиданно, что ребята отложили остальные книги и принялись мечтательно обсуждать «чудо физики».

Старательная подготовка к экзаменам дала свои результаты: по всем предметам Игорю ставили один и тот же балл – пятерку. Преподавателей радовала начитанность Курчатова, его желание обогатить полученные в школе знания дополнительными сведениями о современном состоянии науки и техники. Отвечая Семену Николаевичу Усатому, Игорь коснулся работ Ферми и вызвал взрыв восторга старого педагога.

– Прекрасно, прекрасно! Оказывается, вы еще знаете не только имя Ферми, но и его труды по физике атомного ядра. Очень, очень похвально. Я всегда верил в вашу звезду физика. – И поставил пятерку с плюсом.

Как и предвещали в свое время директор гимназии, и Семен Николаевич, и Жирицкий, Игорь окончил в 1920 году Симферопольскую гимназию с золотой медалью.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены