Японский вирус

Арли Такаишвили| опубликовано в номере №849, Октябрь 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Свой отпуск в нынешнем году я провел на море. С мыслью о том, что часть этой бескрайней стихии (совсем маленькое местечко!) на тридцать дней принадлежит и мне, я явился на пляж

и прилег сбоку к своим загоравшим собратьям...

Но море уже было распределено до последнего кусочка – это я определил, как только окунулся в него: взмахнул рукой и – бац! – огрел вынырнувший из-под волны затылок... двинул ногой и – бац! – кого-то лягнул в спину... И все же я считал себя счастливым... Но в один прекрасный день грипп свалил меня с ног.

Грипп, как говорили, был японского происхождения. И, конечно, куда крепче местного – в два дня он скрутил меня, как тряпку... Я вернулся в Тбилиси. Но вернулся не один: вместе с собою я привез... японский вирус.

– По приезде домой немедленно ложитесь в постель! Сторонитесь людей! – так предостерег меня на прощание курортный врач.

...Понурив голову, иду по улице. Избегаю знакомых. И вдруг:

– Ва! Кого я вижу!

Не успел оглянуться – попал в чьи-то дружеские тиски. Несколько мгновений мы задыхались друг у друга в объятиях. Когда я очнулся, передо мной был мой друг и товарищ Гурам.

– Как поживаешь, генац-вале?!

«А не рассказать ли о том, что беспокоит меня? – подумал я. – Ведь совсем сойдет с ума парень, если узнает, кого обнимал».

– А ты-то сам как живешь?

– Пока ничего.

«Пока ничего! – с горечью подумал я. – А вот как переберется к тебе мой вирус, увидишь, что с тобой будет!»

Глаза мои полны сочувствия, а язык почему-то не двигается: не хватает сил предупредить друга. С трудом ускользаю из его объятий.

Переступил несколько шагов – и какой ужас!.. Опять знакомое лицо.

«Ну, нет, этот, конечно,

спасется! Не так глуп и чувствителен!»

– Извини, генацвале! Почему не узнаешь знакомую публику?! – клещами своих лап сжимает меня очередной знакомый. Это Дато, друг юности. Объятия Дато страшны: ведь он и день и ночь упражняется с гантелями! Из такого обхвата не вырвешься!

...Покорно поворачиваюсь, смотрю грустными глазами. Хочу воскликнуть: «Не приближайся ко мне! Я опасен!» Но язык не покоряется мне, и я повисаю в объятиях Дате.

...Таким образом я достигаю аптеки. На моей совести уже пять друзей, простившихся со счастливым дыханием здоровья– Пять полных сил молодых людей будут несколько дней прикованы к постелям, будут плавать в горячем поту... Говоря другими словами, я творил зло.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Третий

Рассказ

Ступенькой выше

Из записок учителя

В доме, которому год

Репортаж из дома № 4 по улице Михайлова в г.Москве